Блог Кречетникова: дуэлянты чужими руками

  • 2 декабря 2015
  • kомментарии
Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган Правообладатель иллюстрации AP

Нынешний российско-турецкий конфликт, по мнению многих наблюдателей, несет на себе сильный персональный отпечаток. Нашла коса на камень, столкнулись два "величия".

На днях события приняли необычный в мировой политике оборот. Турецкий президент Эрдоган фактически вызвал российского коллегу на поединок чести, правда, поставив на кон не жизни, а должности.

Началось с того, что 1 декабря на климатическом саммите в Париже Владимир Путин сказал, что удар по российскому бомбардировщику Су-24 был вызван желанием Турции обезопасить каналы поставки контрабандной нефти с территорий, контролируемых ИГ.

О том, что в сторону сирийско-турецкой границы идут бензовозы, давно говорили не только российские власти, но и газета "Файненшл таймс". Жуликов везде хватает. Но обвинение было брошено турецкому государству. Дельцы черного рынка сбивать самолеты не могут.

Эрдоган в ответ заявил, что немедленно подаст в отставку, если причастность официальной Анкары к нефтяной контрабанде получит подтверждение, призвал Россию выложить доказательства на стол, а Путина - покинуть свой пост, если доказательства предъявлены не будут.

Турецкий политолог Мурат Есильташ пояснил Русской службе Би-би-си, что это привычный элемент тамошней политической культуры. Эрдоган уже не раз использовал данный прием, только по внутренним, а не международным поводам.

В российской политической культуре поминать отставку, даже всуе, не принято. За крайне редкими исключениями, начальник может уйти только по воле вышестоящего начальника, а первое лицо - когда Господь призовет.

Спустя несколько часов стало известно, что Владимир Путин картель не принял. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Кремль не собирается никому ничего доказывать: "Главное - это располагать информацией и использовать ее в работе".

Вообще-то, Владимиру Владимировичу не впервой неизвестно с чьей подачи публично говорить довольно странные вещи: что московские студенты ходили на Болотную площадь "за небольшую денежку"; что накануне президентских выборов российские оппозиционеры собирались "грохнуть" кого-нибудь из своих и обвинить в этом власти; что НКО за четыре месяца получили из-за границы аж миллиард долларов; что в Роскомимуществе в 1990-е годы работали агенты ЦРУ.

И всякий раз доказательств никаких. "Мы получили дополнительные данные", "у нас есть основания полагать" и "точно вам это говорю", да и все тут.

В общем, вышло, как в песне Высоцкого: "Дуэль не состоялась или перенесена".

Храбрец и мечтатель

Я люблю исторические аллюзии и сравнения. Шутки шутками, решил порыться в анналах и узнать, доводилось ли правителям в прошлом так выяснять отношения.

Так вот: примеры можно перечислить на пальцах одной руки. Даже в рыцарскую эпоху монархи предпочитали, как герцог Бэкингем у Дюма, "использовать в качестве шпаги целое королевство", а получив личный вызов, реагировали, как Путин.

Ричард Львиное Сердце тщетно звал на поединок султана Саладина, польский король Стефан Баторий Ивана Грозного, германский император и король Испании Карл V - французского монарха Франциска I, Карл IX Шведский - польского "брата" Сигизмунда III, шведский же король Густав IV - Наполеона.

Насколько мне известно, единственный в истории случай, когда правители сами вышли на бой, чтобы сберечь жизни подданных, имел место почти тысячу лет назад, в 1022 году. Брат Ярослава Мудрого Мстислав Тьмутараканский "зарезал Редедю перед полками касожскими".

Мстислав получил на Руси прозвище "Храбрый", а про князя Редедю потомки касогов, адыги, до сих пор поют песни.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Но самая интересная история такого рода случилась в декабре 1800 года. Кстати, тоже на Руси.

Павел I опубликовал в газетах обращение: "Российский император, видя, что европейские державы не могут прийти к взаимному между собой соглашению, и, желая положить конец войне, опустошающей Европу в продолжение одиннадцати лет, возымел мысль назначить место для поединка и пригласить всех государей прибыть туда и сразиться между собою, имея при себе секундантами, оруженосцами и судьями своих самых просвещённых министров и самых искусных генералов. Сам же он намеревается взять с собой генералов Палена и Кутузова".

Отклик был, мягко говоря, неоднозначный. Московский градоначальник задержал публикацию на несколько дней, дабы удостовериться, что царь действительно предложил такое. Об официальной реакции иностранных правительств ничего не известно. А через три месяца идеалиста на троне убили.

Между тем документ содержит восхитительную, на мой взгляд, фразу: "Поскольку международные конфликты идут от честолюбия государей и интриг их свиты, то несправедливо допускать, чтобы подданные расточали свою кровь и свои богатства в войнах, в которых им нечего выиграть".

Павла считали помешанным. Но не помню, кто сказал, что в этом безумном мире только сумасшедшие и говорят разумные вещи.

Хорошо бы правители решали свои споры и тешили гордость сами - хоть с кремневыми пистолетами, хоть словесно. А людей не впутывали.

Но жизнь устроена иначе. Паны дерутся, у хлопов чубы трещат. Поссорились Владимир Владимирович с Реджепом Тайиповичем, а мы обходись без турецких фруктов и курортов.

Сегодня сообщили: Черногория собирается вступать в НАТО. Наверное, скоро и там отдыхать запретят.

Новости по теме