Сева Новгородцев: на старом "мерседесе" по древней Европе (ч.17)

  • 18 марта 2016
  • kомментарии
Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Дороги в Албании оказались не такими уж разбитыми
Первоначальный план был – переправиться из Италии в Грецию, а оттуда через Болгарскую границу и до нового дома недалеко. Однако торопиться туда не было смысла.

Квартиру в Родопских горах купили "в кирпиче". После продажи лондонского жилья перевели залог, и отделка началась одновременно с нашей поездкой. Я с детства знаю, что "скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается", кроме того имею опыт любителя-строителя. На обещанные сроки полагаться нельзя, их надо умножать минимум в полтора раза.

С такими думами грузились на морской паром Бари-Игуменица. У причала стояло огромное судно, в чрево которого сначала заезжали дальнобойные грузовые фуры, потом открыли нижние палубы, и по железным рампам, осторожно выруливая, туда спустились и мы.

Еще в Лондоне я выбрал ночной вариант, с каютой. Можно сказать, замучила ностальгия по морскому кубрику, захотелось, как в юные годы, поглазеть в иллюминатор. До Италии ходу миль 90, рано утром - уже на той стороне.

Задраили бортовые лацпорты, запустили дизеля, судно еле заметно завибрировало, стало живым. Приглушенные звуки команд с мостика, отдали швартовые, пошли малым ходом. Ночью в море была гроза, очень красиво и драматично. Мне это утром Лелик рассказала. Я в это время спал сладким сном на койке в счастливой уверенности, что сейчас вахта – не моя.

Еще в Бари мы получили приглашение на фестиваль в Будве (Черногория). Полторы недели на берегу моря в компании старых знакомых (туда приезжали БГ, Слава Полунин, Марат Гельман), замечательно. Путь на фестиваль лежал через Албанию.

Что мы знаем об Албании

Навскидку – что мы знаем об Албании? Из модной еще недавно "эрративной лексики", так называемого "языка падонков" - выражение "учи олбанский!"

Люди постарше могут помнить фильм Сергея Юткевича "Великий воин Албании Скандербег" 1953 года или ярого сталиниста, албанского руководителя Энвера Ходжу. При нем была ликвидирована неграмотность, создана социалистическая культура, введено равноправие женщин.

Ходжа видел вокруг одних врагов и постоянно готовился к отпору. К моменту его смерти в 1985 году вся страна была покрыта ДЗОТами, пулеметными бункерами (почти 800 тысяч на три миллиона жителей) и бомбоубежищами. В одной только столице, Тиране, в системе метро их почти 700, на горе Дайти построили мощное укрытие для партийного руководства.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В1985 году вся страна была покрыта бомбоубежищами

Железобетон – штука прочная, и до сегодняшнего дня эти бункеры встречаются в самых неожиданных местах.

Места тут древние, античные. Эти земли римляне называли Иллирией, а жителей – иллирийцами. Иллирийцы были искусными мореплавателями, промышляли пиратством и грабили корабли римских купцов. В 220 году до н.э. была 1-я, а затем, вскоре – 2-я Иллирийская война. Полвека ушло на то, чтобы сделать Иллирию провинцией (168 год до н.э.), но усмирили прибрежные племена только лет через 100.

К XV веку Албания стала частью Оттоманской Империи. Турецкие султаны не доверяли своей знати и окружали себя янычарами, которых сами воспитывали с детства. Скандербег – один из них.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Свое прозвище Скандерберг получил от турков за свою храбрость и воинское умение

Я про себя думал – отчего это у великого воина Албании фамилия какая-то шведская? Оказалось, что Скандербег – это искаженно "Искандер Бей", "Александр - господин", прозвище, которое Георгий Кастриот получил от турков за свою храбрость и воинское умение (они сравнивали его с Александром Македонским).

После XX лет военной службы Скандербег вышел в губернаторы, но голос предков (он был из знатной албанской семьи) оказался сильнее. Во время битвы при Нише (1443 год) он со своим отрядом перешел на сторону крестоносцев. Оставшиеся 15 лет его жизни – это короткий период, когда Албания была независимой.

В Венском музее истории искусств хранится шлем Скандербега, вещь тонкой оружейной работы. Видно, что носил бережно - на боевом шлеме ни одной царапины.

Отдыхайте, граждане

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В разгар летнего сезона на пляже Дюрреса отдыхают ровными рядами

Из разговоров с греком-патриотом на заправке сложилось впечатление, что мы едем в бедную страну с разбитыми дорогами. Мне стало неудобно – поедем на серебряном "мерседесе" по убогой нищете.

Пересекли границу (пришлось платить 150 евро за какие-то неведомые разрешения) и попали в окружение невероятных мощных гор, среди которых по красивой ровной автостраде катили редкие машины, практически одни серебряные мерседесы. Сами того не зная, мы вписались в местный вкус.

Я держался ближе к морю, и, чтобы не заезжать в столицу Тирану, целил на курортный город Дюррес. Друг-навигатор здесь не работал, местных карт в его электронном мозгу не было. Пришлось ориентироваться по мобильному телефону, где карты были, но они поступали в телефон по спутниковой связи и стоили непомерно дорого.

Мы ехали по шоссе E853. Построено основательно – в жилых местах полосы разделены высоким барьером, чтобы люди не ходили. Несколько раз видел картину – мужчина с авоськой или бабушка с клюкой стоят, ждут, когда можно перебежать через дорогу. Дом на одной стороне, магазин – на другой, а переходов не запланировали.

В Албании очень любят продавать бензин и мыть машины. Во всяком случае, такие заведения попадались на пути чуть не каждые пять минут. Из Греции выехали рано утром, еще семи не было, а в Дюррес приехали часам к пяти. По пути были горные серпантины, на них не разгонишься.

В разгар сезона на пляжах Дюрреса – военный порядок. Лежаки и зонтики стоят стройными рядами от гостиниц до воды. Рядов по 15 получается. Отдыхайте, граждане.

В октябре еще не холодно, но уже не жарко. Пляжи пустовали, в ресторанчике железобетонной гостиницы было безлюдно. Солнце клонилось к закату, в душе росла тревога. Как мы найдем дорогу в темноте без навигатора?

Новости по теме