Киноблог. Космос снова на экранах

  • 19 апреля 2016
  • kомментарии
Фильм Клушанцева Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Технические находки Павла Клушанцева повлияли на работу Стэнли Кубрика и Джорджа Лукаса, Джеймса Кэмерона и Ридли Скотта...

Кругом говорят о космосе. Что вдруг? Ведь еще два года назад, когда многократно помянутый мною Константин Бронзит сделал "Мы не можем жить без космоса", казалось, что тема удалилась от нас на миллион световых лет. На жизнь пары-тройки поколений.

Но нет. Обогнув забвение, она снова в головах. 12 апреля отмечено 55-летие полета Гагарина, прозвучали, как положено, слова "по случаю". Может, и песни прозвучали, хотя любимая с детства - про космические карты в планшетах (иные были планшеты, иные!), на слова Владимира Войновича, явно опять неугодна.

Но возвращение темы космоса не дань дате, а последний якорь, удерживающий народ от окончательного уныния. Последний повод уважать себя на фоне милитаризации окружающего пространства. Даже в цирке Чинизелли малым детям готовят "Героическую военную пантомиму", а кинематограф превратил ужас и быт войны в приключения.

Психика и мозги требуют позитива - настоящего, а не псевдо. По общенациональному счету, это один лишь космос.

Кино-космический Левша

В старом петербургском кинотеатре с особо правильным для данного случая названием "Родина" в минувший уикенд прошли "Дни космонавтики", устроенные журналом "Сеанс".

Впервые лет за 30 на большом экране с кинокопий показали три картины Павла Клушанцева (1910 – 1999), основателя жанра научной кинофантастики. Легендарный режиссер работал на Ленинградской студии научно-популярных фильмов, я рассказывала про ее тихую кончину.

Как и студия, сам Клушанцев тоже повторил типичную судьбу русского гениального мастера - вовсе не стал пророком в своем Отечестве.

Имя кинорежиссера известно астрономам – в его честь назван астероид (№321046) Клушанцев - и фанатам научно-популярного кино.

Меж тем смелые фантазии Клушанцева были провидческими, что изумило Королева и насторожило, по свидетельству режиссера "Леннаучфильма" Игоря Войтенко, КГБ. Мол, откуда знает секреты космической программы?

Технические находки и киносъемочные приемы Павла Владимировича повлияли на работу Стэнли Кубрика и Джорджа Лукаса, Джеймса Кэмерона и Ридли Скотта…

И сегодня фильмы Клушанцева доходят до интересующихся, как свет далекой звезды. На "Днях космонавтики" показали "Дорогу к звездам" (1957), "Планету бурь" (1961) и "Луну" (1965).

Рассчитать и предугадать

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption В пока еще сохранившемся музее "Леннаучфильма" немало экспонатов, связанных с работой Павла Клушанцева

Каждый из этих фильмов восхищает. Подумайте: Клушанцев не чурался эпизодов, разыгранных актерами, но все же работал не в игровом, допускающем любую вольность, кино. Важна была научность – теоретическая корректность целого и каждой детали, обоснованность фантастических допущений. В активе автора сначала расчеты Циолковского и лишь потом "Аэлита" Протазанова. И пусть представления о Венере в "Планете бурь" (единственная целиком игровая картина) совсем не подтвердились - фильму доверяешь из-за его предельной натуральности.

Компьютерная эра далеко за горизонтом, а люди парят в невесомости. Вездеход на воздушной подушке несется над инопланетными волнами и камнями, вокруг бродят и летают чудовища – предки спилберговских. Растение красными щупальцами обвивает, стремясь задушить, Алешу.

Специалисты знают, что применены искусные комбинированные съемки, совмещение макетов с натурой, а кукольной анимации – с фигурами актеров. Кропотливейший труд; подлинные, а не нарисованные, не смоделированные на электронном экране фактуры, плюс драматургия, полная саспенса, плюс невероятная изобретательность.

Да, сегодня "космические" фильмы зрелищнее, но привычка уже сформирована, мы ищем в них эффектов и эмоций, но того, что называется уважением к авторской работе, уже нет.

Клушанцевскому рассказу о лунной поверхности, самому ее образу, предсказанию первого шага на Луну невозможно не изумиться.

Степень точности его работы видишь в фильме Эла Рейнарта "Для всего человечества" (For All Mankind, 1989, США, музыка Брайана Ино), тоже показанном нынче в "Родине".

Повествование сложено из кадров, снятых американскими астронавтами на спутнике Земли, они же и комментируют. Спор о выдуманности/правде лунной эпопеи горяч до сих пор. Этот фильм – не столько аргумент, сколько сильное гуманитарное высказывание о предназначении и сущности человечества. ("Я чувствовал больше, чем доступно глазу. Там было духовное присутствие. Возможно, потому что так много землян думали о нас. Мы чувствовали любовь. Мы были не одни").

Кстати, на рубеже 50-х – 60-х далеко было и до сотрудничества СССР и США в космосе – а в составе одного из трех экипажей, посланных к Венере в "Планете бурь" Клушанцева, американцы: человек Аллан Керн и огромный робот-помощник. Который отзывается исключительно на вежливое обращение "Уважаемый Джон!", к чему не совсем готов Иван Щерба…

Ковровые дорожки на орбитальной станции

Внекосмические черточки фильмов великолепно иллюстрируют законы советского кинематографа и советского общества той поры. Без откровенной или "подсознательной" идеологии нельзя.

Например, в "Планете бурь" реплика командира корабля: "Заверяем советское правительство, родную коммунистическую партию и весь советский народ, что оправдаем доверие".

В "Дороге к звездам" про Циолковского - негативное определение "богомольная Калуга", фразочка "Официальная наука царской России повернулась спиной к русскому гению. Она подобострастно согнулась перед Европой", красная косынка девушки на рубильнике при запуске модели ракеты.

Подобного полно, но теперь существенней иное. Обязательны женщины-исследовательницы – среди реальных профессоров и мечтаемых космонавтов.

Вот дань многонациональности: из трех закадровых голосов людей, "побывавших на Луне" в фильме "Луна", один с характерным украинским выговором, а еще один, опять-таки, женский.

Вот дискуссия между советским человеком и американцем о мировом правительстве, которое "будет работать по законам математики" – а она, понятно, одна на все исторические формации.

Есть и просто презабавнейшие вещи. На воображаемой орбитальной станции, устланной ковровыми дорожками, ученые разных специальностей (максимально перечислены) работают и отдыхают: вот женщина в халате на диване, рядом кошка, а в телевизоре – танец маленьких лебедей…

Важен восторг зрителя

Правообладатель иллюстрации Olga Sherwood
Image caption Художник-постановщик Павел Никонов показывает выстроенную декорацию фильма "Салют 7: история одного подвига"

Кошку Фелисетт, кстати, отправляли в космос французы, рассказал один из представлявших фильмы Павла Клушанцева специалистов. Среди них был и "живой космонавт" Сергей Рязанский. Им задавали вопросы. "Неужели в космос, - волновался один зритель, - перенесут всю ту грязь, все те конфликты, стрельбу и войну, которые мы видим в голливудском кино? Или туда проберутся наши чиновники-взяточники?"

Выступавшие мягко улыбались, успокаивали. Говорили, что это лишь фильмы. Что в космосе границ нет, а для дальнейшего освоения межпланетного пространства, которого человечеству не избежать, необходимо сотрудничество разных стран. Достижения советского периода космонавтики и ракетостроения не утеряны окончательно, однако "в Роскосмосе полный бардак, из пятисот человек на штатных должностях четыре десятка, всё делят портфели…". Но главная беда, процитирую улыбчивого Рязанского, в другом: "Мы разучились мечтать".

Фильмы Клушанцева, прежде всего, о великой мечте.

А сегодняшние российские картины о космосе - ретро-героико-драматические.

В работе два потенциальных блокбастера. В Москве - "Время первых" от студии Bazelevs Тимура Бекмамбетова. Полет Алексея Леонова и Павла Беляева с первым выходом человека в открытый космос воссоздается при участии актеров Евгения Миронова и Константина Хабенского.

А в Петербурге кинокомпания "СТВ" Сергея Сельянова снимает картину "Салют 7: история одного подвига". Там речь идет об обстоятельствах засекреченного полета Владимира Джанибекова и Виктора Савиных, которые в 1985-м пристыковались к "умершей" станции и предотвратили катастрофу. Идея фильма принадлежит Алексею Самолетову, журналисту и документалисту, много лет связанному с темой космонавтики.

На съемочной площадке – в огромном загородном ангаре выстроены ЦУП, станция "Салют", спускаемый аппарат… Актеры Владимир Вдовиченков и Павел Деревянко парят "в невесомости" на тросах внутри сложнейшей мобильной декорации – ноу-хау оператора Сергея Астахова, выдающегося изобретателя.

Если Клушанцев в своих фильмах предугадывал будущее, то теперь его коллеги пытаются воспроизвести реальность. Но важно понимать: достоверность, "правильные" эмоции зрителя достигаются не копийной точностью событий и предметов, а художественным образом. Сама история чуть-чуть "приподнята", слегка изменена, герои фильма даже зовутся иначе, нежели их прототипы…

В пятиминутном фильме автралийки Джессики Хатчисон "Моя работа – смотреть на звезды", который на днях же показал маленький независимый фестиваль Kinodot, астроном предлагает прохожим взглянуть в телескоп. Там виден Сатурн. Одни радуются, другие говорят: да он нарисован!

Астроном честен. Однако, думаю я, какая разница, нарисован Сатурн или нет. Важен восторг смотрящих. Ощутивших себя – вдруг, посреди суматошной нечистой мельбурнской улицы - частью Вселенной.

Новости по теме