Блог Андрея Рогачевского. День Победы в норвежском Заполярье

  • 10 мая 2016
  • kомментарии
Карта конвоев Правообладатель иллюстрации Andrei Rogachevsky
Image caption Карта арктических конвоев в музее Тромсе

Рассуждая о победе над нацизмом, не следует упускать из виду географические окраины большой войны, где происходили важные события, влиявшие на ход военных действий в целом.

В материале Русской службы Би-би-си о британских летчиках в советском Заполярье в период второй мировой войны упоминается повреждение немецкого линкора "Тирпиц". Это была совместная советско-британская операция в сентябре 1944-го, а в ноябре того же года британские бомбардировщики потопили судно.

Об этом хотелось бы рассказать чуть подробнее.

Напомню вкратце, о чем речь. "Тирпиц" – самый крупный на тот момент военный корабль в Европе – получил свое название в честь гросс-адмирала немецкого флота Альфреда фон Тирпица (прославившегося, в частности, благодаря вкладу в развитие торпедного вооружения) и был спущен на воду в апреле 1939 года – при участии дочери гросс-адмирала.

Максимальное водоизмещение "Тирпица" составляло более 53 тыс. тонн, а в команде числились более 2 тыс. человек. Гитлер придавал большое значение боевой мощи "Тирпица" и лично поднимался на борт корабля в мае 1941 года.

В задачу "Тирпица" входил перехват так называемых арктических конвоев, с августа 1941-го по май 1945-го поставлявших в Мурманск и Архангельск военные материалы из Великобритании и США. Базировавшийся в оккупированной Норвегии линкор стал регулярной мишенью союзнической авиации и подлодок.

Правообладатель иллюстрации Andrei Rogachevsky
Image caption Посвященная "Тирпицу" экспозиция находится на старой, но неплохо сохранившейся немецкой артиллерийской батарее

Ценой огромных усилий, продолжавшихся как минимум с января 1942-го, "Тирпиц" в конце концов удалось пустить ко дну – с помощью сверхтяжелых бомб Tallboy, изобретенных британским инженером Барнсом Уоллесом. При этом погибло около тысячи членов корабельной команды. С устранением "Тирпица" борьба за военное преимущество в северных водах уже не могла закончиться в пользу Германии.

Данные факты известны достаточно широко. Но вот вопрос на засыпку: где именно затонул "Тирпиц"? Гуглить ответ необязательно, скажу сам. Произошло это неподалеку от города Тромсе, в котором я живу.

Правда, рядом с тем местом, где "Тирпиц" пошел кверху килем, теперь только мемориальная табличка. После войны останки корабля постепенно извлекли из воды и распределили что куда: часть на дорожные работы, часть на полигоны для испытания огнестрельного оружия, а какую-то часть – в музеи разных стран. В том числе и в военный музей г. Тромсе.

Посвященная "Тирпицу" экспозиция находится на старой, но неплохо сохранившейся немецкой артиллерийской батарее примерно в пяти километрах от города. Туда я и отправился в минувшее воскресенье (поскольку в музее работают преимущественно волонтеры, попасть на экспозицию в мае и сентябре, т.е. вне туристического сезона, можно только по воскресеньям, а в октябре-апреле она вообще закрыта).

Небольшой подземный бункер переполнен самыми разными объектами, военными и мирными – некоторые оказались здесь не прямо с линкора, а предварительно побывав в руках местных жителей (видимо, в качестве военных трофеев). Жители эти поименно благодарятся за передачу экспонатов в музей.

Правообладатель иллюстрации Andrei Rogachevsky
Image caption Среди экспонатов - рации участников норвежского сопротивления

Есть тут винтовки, которыми были вооружены моряки с "Тирпица", надувная спасательная лодка, мешок для переноски снарядов, образец шифровальной машины "Энигма", письма родным одного из членов экипажа (из частной коллекции) – а еще фрагменты двигателей, приборов, якорных цепей, униформ и даже грампластинок. В отдельной витрине – рации участников норвежского сопротивления, исподтишка наблюдавших за передвижением немецких судов и передававших эту информацию союзникам.

Подумать только, ведь вокруг меня всего-навсего железо, дерево, резина, ткань, шеллак или бумага отнюдь не самой лучшей степени сохранности – а вот поди ж ты, привлекают посетителей!

Хотя советские войска освободили часть северной Норвегии, советское участие в войне представлено на музейной экспозиции, кажется, лишь картой арктических конвоев с изображением зимних и летних маршрутов, в том числе из Исландии и Шотландии. Но в центре Тромсе, на старом городском кладбище, возвышается мемориальная стела в честь советских солдат и военнопленных, погибших в Норвегии в 1941-45 годах. Таких были тысячи – чуть ли не вдвое больше тех норвежцев, кто погиб за всю вторую мировую в целом.

Как раз у этой стелы вечером 9 мая, как случалось и прежде, проходил памятный митинг в честь Дня Победы, организованный для всех желающих Норвежско-русским обществом в Тромсе (о его деятельности подробнее расскажу как-нибудь в другой раз), совместно с мэрией и норвежским Обществом ветеранов по международным операциям. Я побывал и на митинге, хотя к членам ни того, ни другого общества не принадлежу.

Правообладатель иллюстрации Andrei Rogachevski

С погодой не повезло, к сожалению: было всего семь градусов тепла (Заполярье!), изредка моросил дождь. Но все же пришли по моим скромным подсчетам человек 80 (многомилионный Лондон, говорят, ограничился тремястами) – всех полов и возрастов, многие с георгиевскими ленточками и цветами. Примерно у десятка в руках были фотографии родственников-фронтовиков (так сказать, отделение "Бессмертного полка").

Произносились речи, возлагались венки и цветы, читались стихи, исполнялись песни, соло и хором (в том числе гимн СССР, почему-то второго михалковского извода, то есть еще с Лениным, но уже без Сталина)... Если бы не норвежские ветераны в военной форме, державшие почетный караул, и не двуязычная атмосфера, вспомнилось бы далекое пионерское детство. В котором, правда, георгиевских ленточек не было.

Уходил я с митинга со смешанными эмоциями. Можно помнить о войне по-разному, в музейном формате на более или менее постоянной основе, в формате праздничного парада или других более или менее официальных регулярных мероприятий. Какая-то минимальная внешняя форма организации, наверное, необходима в любом случае. Но чем меньше официоза, тем почему-то комфортнее. Или я, как всегда, не прав?

Новости по теме