Блог Севы Новгородцева: мрамор острова Тассос

  • 3 июня 2016
  • kомментарии
Пляж Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption "Грецца, Грецца, В Грецию, В Грецию!"

Для начала – кое-что о жизни в горах.

Воздух здесь разреженный, атмосферное давление понижено. Вода кипит не при 100 градусах, как у моря. Например, на нашей высоте в 1525 метров кастрюлька закипает на отметке в 94 градуса. Яйцо "в мешочек" надо варить не три минуты, а как минимум четыре.

В горах всегда холоднее, чем в долине. В городе, ниже нас на 500 метров, всегда теплее градусов на 6, а у моря – на все десять. В летний зной, когда все живут в обнимку с кондиционером, у нас – райская свежесть и прохлада. Но после зимы, если честно, тепла не хватало.

Ко дню рождения Лелика в конце мая родился лозунг с эрративной лексикой: "В ГРЕЦИЮ, В ГРЕЦИЮ, ГРЕЦЦА, ГРЕЦЦА!"

Греция рядом. Есть два маршрута: короткий - через горы, Златоград-Ксантия-Керамоти (174 км) - и в объезд, на Кирково - Комотини-Керамоти (228 км). Первый идет по красивейшим местам, где нет никого, и понятно почему. 150 верст по извилистому серпантину (кстати, недавно построенному) укачают любого космонавта.

Поехали в объезд. Еще в прошлом году, чтобы добраться до австострады, приходилось ехать 90 км по раздолбанной дороге, объезжая ямы, сетуя на болгарскую нищету.

Но за эти полгода из Евросоюза пришли деньги на развитие инфраструктуры. Нагнали бульдозеров, экскаваторов и грузовиков, крепкие мужчины в светящихся желтых жилетах муравьиным роем безропотно взялись за дело, и вот – результат. Сливочное шоссе, с бордюрами и поребриком. Швейцария, как говорится, отдыхает.

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Ремонт дороги

Ехали, пели песни, на разные лады повторяли мантру: "ГРЕЦЦА, ГРЕЦЦА, В ГРЕЦИЮ, В ГРЕЦИЮ!" Подъехали к границе. Машина у нас английская, с правым рулем. На обычном месте водителя сидит Лелик.

Она подала документы, нам сделали знак передвинуться к греческому окошку. Оттуда высунулся строгий чиновник. Глядя в наши паспорта, спросил – куда вы едете?

"Мы едем… В ГРЕЦИЮ!!!" – объявила Лелик с лучезарной улыбкой. Офицер, бедный, даже поперхнулся, но потом взял себя в руки и поднял шлагбаум.

А ехали мы в маленький портовый городок Керамоти, откуда каждые полчаса ходит паром на остров Тассос. Остров – совсем рядом, шесть морских миль. Билет стоит 3.5 евро, на машину – 20, итого – 27.

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Подъезжая к Тассосу

В Греции все окутано мифами. Все помнят похищение Европы Зевсом, который прикинулся быком. У Европы был брат, Тассос, который как будто бы основал на этом острове первое поселение. В честь него так и называют.

На подходе, еще с парома видны светлые обгрызанные склоны гор. Это – каменоломни, где добывают знаменитый мрамор Тассоса. Синее небо, синее море и белоснежный мрамор, который глыбами навален в портовый волнолом. Извините, граждане, но ничего дешевле и проще под рукой просто не оказалось!

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Знаменитый мрамор Тассоса

Остров Тассос четыре года был русским, после разгрома российской эскадрой турецкого флота в Чесменском сражении в 1770 году. Потом, когда война окончилась и случился "Крымнаш" (1775 г.), Тассос снова отошел к Оттоманской Империи.

Летом, в разгар сезона сюда приезжать не стоит. Сильная жара, высокие цены. В конце мая народу еще совсем мало, мы сняли студию с видом на море (комната с маленькой кухней и туалетом-душевой) за 35 евро в день.

Бронировали по интернету, адрес был указан точный, я бы даже сказал, очень точный. Географические координаты: широта 40.624501656362575 и долгота 24.54628810286522.

Попробуйте найти, у меня ничего не получилось. Полтора часа колесили, спрашивали у всех местных, потом узнали, что у хозяина есть в соседнем городе Лименария гостиница, там и надо искать.

Нашли. Хозяин по имени Янис сказал, что ждал нас целый день и даже звонил мне на мобильный, что вчера был сильный ветер и указатель на нашу студию снесло, потому и не найти. Он сел на мотоцикл и эскортировал нас на место.

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption В конце мая народу еще совсем мало

Теплые дни только начинались, купаться рано, но загорать уже можно. Через дорогу – бухта Трипити Бэй и два пляжа, малый и большой. Между ними – мыс, поросший соснами. Ограждение упало, воротца ржавые, открыты настежь.

У нас есть игра – находить идеальное место для гипотетической дачи. А тут - шикарная точка для виллы из белого мрамора. Спросили у Яниса, чей участок. Хозяин, пожилой человек, живет недалеко от Керамоти, купил его давно и ничего не может с ним делать. Ни строить, ни продать, ни даже сдать в наем.

Суровый греческий закон: доступ к морю принадлежит демосу, народу, то есть всем. Полоса в 30 метров от воды – общая, строить на ней нельзя. Никому и никогда.

Есть, правда, уловка. Разрешено все, что не заглубляется в землю, что стоит на колесах. Поэтому на такой участок можно поставить караван или передвижной дом на колесах, но это, сами понимаете, не вилла из белого мрамора. Она бы очень украсила пейзаж, дарила бы радость людям (живущим в этой вилле).

Правообладатель иллюстрации Seva Novgorodsev
Image caption Вопрос о земле

На одном кафе в порту видели объявление: "Греческий завтрак: чашка кофе, 10 сигарет, 1 газета". Из таких шуток складывается мнение о стране, будто бы там все сидят по кафе и не работают.

На малом пляже два "мущины" с восхода до заката вынимали из моря большие камни, которые могут повредить ножку туриста, и складывали их в кучи на берегу. За два дня натаскали столько, что убирали эти кучи экскаватором.

Если верить археологам, то первую шахту для добычи охристого оранжевого камня первые поселенцы острова прорыли еще за 13 тысяч лет до нашей эры. Стало быть, люди здесь живут 15 тысяч лет.

Не случайно все это. Не случайно.

Новости по теме