Почему Москва и Анкара не договорились о "Южном потоке"?

  • 13 мая 2010
Рукопожатие Дмитрия Медведева и Реджепа Эрдогана, Анкара, 12 мая 2010 г.
Image caption Лидеры заключили много соглашений, но "Южный поток" остался за скобками

Во время визита Дмитрия Медведева в Турцию 12 мая были подписаны 17 соглашений. Но среди них не оказалось самого главного и ожидаемого - "дорожной карты" строительства газопроводов "Южный поток" и "Голубой поток-2" по турецкому шельфу Черного моря.

Накануне визита помощник российского президента Сергей Приходько назвал эти проекты "перспективными направлениями российско-турецкого сотрудничества" и заявил, что "наиболее значимые коммерческие контракты предполагается заключить по линиям "Газпрома" и "Роснефти".

По окончании переговоров Медведев лишь выразил надежду, что Москва и Анкара "смогут продвинуться в реализации проектов", которые "направлены на укрепление энергобезопасности наших стран и позволяют открывать транспортные коридоры, снабжать более эффективно страны Европы и другие страны".

Анонимный источник в "Газпроме" заявил газете "Время новостей", что стороны якобы и не планировали подписывать во время визита Медведева никаких документов по газопроводам.

Очевидно, что договориться пока не удалось.

Стратегический маршрут

Ранее сообщалось, что "Южный поток" намечалось построить уже к 2013 году.

Труба, рассчитанная на перекачку 47-63 млрд кубометров газа в год, должна пройти вдоль анатолийского побережья до Болгарии, где разделится на две ветки: через Грецию на юг Италии и через Сербию и Венгрию в Австрию.

Стоимость подводного участка оценивается в 6-10 млрд долларов, а всего строительства - примерно в 25 млрд.

Осенью 2009 года Владимир Путин и турецкий премьер Эрдоган подписали в Анкаре межправительственный протокол о сотрудничестве в газовой сфере, согласно которому Россия получила разрешение проводить геологические работы в исключительной экономической зоне Турции.

Однако разрешения на строительство у России до сих пор нет.

"Новая Украина"

Эксперты не видят политической подоплеки в том, что переговоры протекают сложно. Как говорится, это бизнес, ничего личного.

Директор фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов усматривает причину в отказе Москвы снизить на 10% цену поставляемого Турции газа и отказаться от излюбленного "Газпромом" принципа "бери или плати", согласно которому импортер должен оплачивать оговоренный в долгосрочном контракте объем поставок независимо от того, нужно ему столько газа, или нет.

Как известно, Москва сделала такую уступку в отношении Украины.

Цена, по которой "Газпром" поставляет газ Турции, является коммерческой тайной.

62% потребляемого Турцией газа приходится на импорт из России. С 2007 года Турция занимает второе после Германии место среди партнеров "Газпрома".

В прошлом году Анкара не выбрала около двух миллиардов кубометров российского газа. Тем не менее, "Газпром" недавно сообщил в своем корпоративном журнале, что планирует в 2010 году увеличить поставки в Турцию в полтора раза, доведя их до 30 млрд кубометров.

"Сказать, что зависимость Турции от российского газа велика, значит, ничего не сказать, - рассуждает Симонов. - Но если вы потребитель газа - вы зависите от поставщика, а если транзитер - ситуация резко меняется в вашу пользу. Турция выжимает все соки из нас и из Европы, понимая, какая карта ей привалила, и пока у нее это получается".

"Турция - это новая Украина, через которую проходят газовые трубы", - говорит он.

К этим словам можно добавить, что крупномасштабные долгосрочные проекты требуют стабильности и предсказуемости. Турция является для Москвы более надежным партнером, чем Украина, где амплитуда колебаний политического маятника велика и неизвестно, какой курс возобладает через несколько лет.

По мнению Симонова, Москва не спешит идти на ценовые уступки Анкаре, потому что надеется изменить маршрут газопровода с южного на северный и проложить его по морскому шельфу Украины.

Если бы Киев согласился на предложенное Владимиром Путиным слияние "Нафтогаза Украины" с "Газпромом", "Южный поток" в его нынешнем виде стал бы России вовсе не нужен, и тогда она разговаривала бы с Турцией по-другому, утверждает Симонов. Пока же приходится предлагать партнеру различные "пряники".

Украина не планирует обсуждать передачу ГТС "Газпрому"

Дело в "Набукко"?

Эксперт американского аналитического фонда East European Gas Analysis Михаил Корчемкин видит основную проблему не в ценах. Он предполагает, что Россия сделала условием договоренности по "Южному потоку" отказ Турции от участия в альтернативном западном проекте "Набукко". Однако оно важно для Анкары в свете ее надежд на вступление в ЕС.

"Турки так и говорят: хотите строить "Набукко" - берите нас в Европейский союз. От нас им нужны экономические уступки, а от Европы - политические", - говорит Симонов.

Партнер консалтингового агентства "Русэнерджи" Михаил Крутихин убежден, что от "Набукко" Анкара не откажется.

"Россия и Турция не смогли договориться, потому что Турция гораздо больше заинтересована в строительстве конкурирующего газопровода "Набукко", - сказал эксперт Русской службе Би-би-си. - Во-первых, это повышает статус Турции в ее отношениях с Евросоюзом, во-вторых, делает из Турции узел распространения и поставки газа не только из Азербайджана, но и из других государств, от Туркмении до Ирана и Ирака, а в будущем и из Египта".

"Для Европы же "Южный поток" - не слишком удачный вариант, поскольку он означает диверсификацию маршрутов, а не источников газа. В интересах энергетической безопасности Европы как раз сделать более разнообразными источники, а не маршруты из одного и того же источника", - объясняет Крутихин.

Кто диктует условия?

Собеседники Русской службы Би-би-си сходятся в том, что Москва проявляет большую готовность к компромиссу, чем Анкара.

В числе упомянутых Константином Симоновым "пряников" - участие России в строительстве нефтепровода Самсун-Джейхан, который, по мнению аналитика, ей "совершенно не нужен".

С Симоновым согласен Михаил Крутихин.

"Чтобы ублажить Турцию, Россия фактически отказалась от нефтепроводного проекта через Болгарию и Грецию [Бургас-Александруполис], где у нее была контрольная доля в проекте и пошла на роль младшего партнера в конкурирующем проекте Самсун-Джейхан, где все диктуют итальянцы и турки, а российские компании будут там на побегушках", - говорит он.

Соглашение о строительстве трубопровода через Малую Азию от порта Самсун на черноморском побережье Турции до Джейхана на средиземноморском побережье, который позволит избежать прохода танкеров через Босфор и Дарданеллы, было подписано в ходе визита Медведева в Анкару. Россия согласилась кредитовать проект на сумму в 3 млрд долларов.

Соглашение о совместном строительстве АЭС на юге Турции также является односторонней уступкой со стороны России, считает Симонов. Он уверен, что Москве вообще не нужно способствовать развитию ядерной энергетики в странах-импортерах газа.

Эксперт привел в пример Францию, которая, благодаря большому количеству атомных станций, занимает среди покупателей российского газа весьма скромное место.

В то же время он признал, что данный проект важен для России по соображениям престижа: мы не только газ продавать умеем, но и владеем высокими технологиями, входим в избранный клуб государств, способных строить реакторы!

Михаил Крутихин полагает, что, хотя во время визита Медведева и не было официально объявлено о пересмотре принципа "бери или плати", вопрос, что называется, не решен, но предрешен.

"А это большие деньги, 6-7 млрд долларов только в текущем году", - напоминает он.

У эксперта нет сомнений, у кого на руках больше козырей.

"Россия делает чрезвычайные, огромные уступки", - считает аналитик.

"Южный поток" все-таки построят

Пока стороны взяли тайм-аут, но до конца года вопрос удастся уладить, надеется Константин Симонов. Во время январского визита в Москву Эрдоган обещал дать ответ по поводу "Южного потока" не позже ноября, так что время еще есть.

Михаил Крутихин также считает, что у проекта высокие шансы на реализацию, но не уверен, что этому нужно радоваться.

"Получить разрешение будет довольно просто. "Газпром" уже получил меморандумы о взаимопонимании практически по всему наземному маршруту. Турция, возможно, к ноябрю тоже даст разрешение, только вот труба эта окажется невостребованной, если будет построен еще и "Набукко", - полагает он.

"По поводу "Набукко" Россию никто не спросит, - говорит Крутихин. - 16 мая Турция, вероятно, подпишет в Баку всеобъемлющее соглашение с Азербайджаном об условиях транзита азербайджанского газа. Это даст зеленый свет второй фазе освоения каспийского месторождения "Шах-Дениз" и привлечет других участников, от Туркменистана до Ирана с Ираком. А будет ли Россия строить свою никому не нужную дублирующую линию, это ее дело".

Эксперт объяснил, отчего, по его мнению, "Южный поток" столь важен для Москвы.

"Расходы на подобные грандиозные проекты ложатся на государство, поскольку "Газпром" у нас наполовину государственная компания, а доходы будут приватизированы, поскольку выигрывают, во-первых, дружественные компании, которые будут строить трубу, и во-вторых, традиционные для "Газпрома" компании-"прокладки", которые будут покупать российский на пол-дороге и с выгодой перепродавать по всему маршруту, оставляя основную часть прибыли на зарубежных счетах. С этой точки зрения, подобные проекты чрезвычайно выгодны", - говорит он.

В вопросе о визах противоречий нет

Между тем по вопросам, где налицо совпадение интересов, Москве и Анкаре удается договориться без труда. Пример тому - соглашение о взаимных безвизовых поездках.

Визовый режим и раньше не был особенно обременительным. Получить разрешение на пребывание в стране можно было по прилете, уплатив в аэропорту 20 долларов.

Однако последнее время Турции, с начала 1990-х годов являющейся для россиян главным туристическим направлением, стали наступать на пятки конкуренты, прежде всего, Египет.

В Израиле благодаря отмене виз количество гостей из России в прошлом году выросло сразу на треть.

Теперь турецкая туриндустрия сможет надеяться на рост доходов, а россияне, которым не придется лишний раз стоять в очереди, поблагодарят своего президента.

Новости по теме