Слияние "Нафтогаза" с "Газпромом": ответ отрицательный

  • 14 мая 2010
Виктор Янукович
Image caption Виктор Янукович посчитал несерьезным предложение Владимира Путина отдать "Нафтогаз"

Накануне запланированного на 17-18 мая визита Дмитрия Медведева в Киев президент Украины Виктор Янукович дал ответ на предложение России объединить "Нафтогаз Украины" и "Газпром" в единую компанию.

"Я бы сказал так: если 50 на 50 будет, тогда это будет интересно", - заявил Янукович в интервью Би-би-си, тут же пояснив, что его слова – "это такая своеобразная шутка".

"Мы понимаем, что невозможно сделать 50 на 50, потому что "Газпром" никогда не согласится с этим, не согласится Россия. Что касается объединения на любых других условиях, это невозможно", - сказал он.

Янукович не исключил участия России в модернизации украинской газотранспортной системы, но при сохранении контроля Киева над своей собственностью и наличии ЕС в качестве третьего партнера.

Капитализация "Нафтогаза" составляет в данный момент около 20 миллиардов долларов, а с учетом долгов - 11-12 миллиардов. "Газпром", по состоянию на 30 апреля, стоил 140 миллиардов. Таким образом, украинская сторона могла бы претендовать на 6-8 процентов акций объедиенной компании, в связи с чем многие аналитики предпочитали говорить не о "слиянии", а о "поглощении".

Инициатива Путина

Идею "интеграции в газовой сфере" выдвинул 30 апреля российский премьер Владимир Путин на совместной пресс-конференции по окончании переговоров в Сочи с украинским коллегой Николаем Азаровым.

Азаров в ответ заметил, что предложение стало для украинской стороны полной неожиданностью, и Киеву нужно время на его обдумывание.

Обдумывание заняло меньше двух недель. В среду первый вице-премьер Украины Андрей Клюев, выступая в Верховной Раде, заявил, что Украина не планирует передавать "Газпрому" свою газотранспортную систему и вообще никаких соглашений по энергетике во время визита Медведева подписано не будет.

Тогда же министр иностранных дел Украины Константин Грищенко сказал в интервью Financial Times, что "мы не намерены терять контроль над "Нафтогазом" и "войдем только в договоры, которые отвечают нашим интересам и содержат гарантии контроля над активами, имеющимися на нашей территории и являющимися важным элементом нашего экономического развития".

Между тем, на следующий день, примерно в то же время, когда Янукович разговаривал с корреспондентом Би-би-си, глава "Газпрома" Алексей Миллер в Москве продолжал убеждать министра топлива и энергетики Украины Юрия Бойко, что контроль над своей "трубой" Киеву ни к чему.

"Объединение "Газпрома" и "Нафтогаза Украины" - абсолютно прагматичное решение. Эта идея обусловлена общей историей развития газовой отрасли наших стран, в частности единым газотранспортным комплексом, созданным еще во времена СССР. Украинская газотранспортная система изначально создана для транспортировки российского газа в Европу. А, как известно, любая труба является ценным активом, только если она заполнена газом", - заявил он.

В свое время депутат Верховной Рады от Партии регионов Василий Кисилев сравнил украинские трубопроводы с пустой кастрюлей, в которой без мяса, то есть российского газа, борщ не сваришь. Оппоненты на это отвечали, что и без посуды борща не получится.

Ряд российских интернет-изданий поняли Виктора Януковича так, как им, очевидно, хотелось, и оповестили читателей, что украинский президент "поддерживает идею объединения", а его слова о паритетных началах представили как малозначительную деталь. Однако интервью не оставляет сомнений: Россия и лично Владимир Путин получили вежливый отказ.

"Шуткой на шутку"

Независимые эксперты считают, что идея изначально не имела шансов на успех.

"Он [Янукович] шуткой ответил на шутку, поскольку предложение Путина было или шуткой, или провокацией, испытывавшей терпение украинского правительства, - сказал в интервью Русской службе Би-би-си партнер консалтингового агентства Rusenergy Михаил Крутихин. - Ну и Янукович ответил шуткой: хотите объединяться - давайте 50:50".

"Абсолютно закономерное заявление. Ничего другого и не могло быть", - полагает директор киевского Института национальных стратегий Олеся Яхно. - Исходя из нормальной логики, нет ни одного аргумента, зачем это нужно Украине".

Крутихин напомнил, что подобное слияние противоречило бы действующему украинскому законодательству.

"Газотранспортная система Украины принадлежит государству, а компания "Нафтогаз" является только оператором, которому поручили ею управлять. Чтобы получить газотранспортную систему под контроль, надо выделить ее куски в виде отдельных компаний и принять законодательство, позволяющее сдавать их в концессию иностранным компаниям. Такого законодательства нет, и вряд ли оно когда-нибудь появится. Поэтому совершенно нереальное было предложение", - пояснил он.

В ответ на вопрос, не лучше ли было бы в таком случае Владимиру Путину воздержаться от экспромтов и предварительно обсудить свое предложение с партнерами за закрытыми дверями, чтобы не нарываться на публичный отказ, эксперт заметил, что не его дело давать рекомендации главе правительства, но в принципе, Путин "не в первый раз делает заявления, которые можно назвать странными".

Олеся Яхно считает, что российский премьер облек свою инициативу в необычную для межгосударственных отношений форму потому, что и сам не относился к ней серьезно.

"Серьезные предложения публично не озвучиваются, пока не согласованы все детали. Вот об инициативе по Черноморскому флоту никто ничего не слышал, пока она не стала фактом. А это предложение не выглядело как осмысленное и реальное", - сказала она Русской службе Би-би-си.

Жесткий прагматик

Эксперты и раньше указывали, что надежды некоторых московских политиков и комментаторов на чуть ли не новую Переяславскую раду после избрания Виктора Януковича были, мягко говоря, несколько преувеличены.

В отличие от прежнего идеологизированного руководства Украины он не станет делать что-либо специально назло Москве, но и не отдаст "по дружбе" ничего важного и ценного.

Олеся Яхно считает, что Виктор Янукович по своему менталитету бизнесмен, а не политик. Для него важны не символы и эмоции, а интересы, что ярко проявилось в знаменитой сделке "флот за газ".

"Цена вопроса", как известно, составила 3,5-4 миллиарда долларов в год. Так много за аренду военной базы еще никто никому не платил, а политическому и экономическому суверенитету Украины она практически не мешает.

"От решения о продлении пребывания Черноморского флота Украина экономически стопроцентно выиграла, - говорит Олеся Яхно. - В России не все одобрительно относятся к этому решению, потому что Россия теряет реальные деньги. Украина проиграла с точки зрения политического символизма, но Янукович не воспринимает таких вещей".

"Нафтогаз" - другое дело.

Характерно, что практически все российские комментаторы, говоря о возможном слиянии, оперируют исключительно экономическими терминами.

Считать доллары и кубометры Янукович, надо полагать, умеет не хуже. Но для Украины ее "труба" - то же, что для России месторождения нефти и газа. Уступить контроль над ней - значит фактически утратить независимость.

Если исходить из того, что за дешевый газ можно и нужно отдать все на свете, тогда надо не мелочиться, а просто вступить в РФ на правах губернии. Но к такому решению Виктор Янукович, как и Александр Лукашенко, судя по его поступкам, абсолютно не готов.

Впрочем, и с чисто экономической точки зрения Олеся Яхно не видит в предложении Путина выгоды для Украины, во всяком случае, для украинского крупного бизнеса.

"В Украине есть свои олигархи, которые хотят контролировать сферу энергетики, прежде всего внутренний рынок, распределение газа внутри страны, а делать это можно только через "Нафтогаз". Странно было бы ждать, чтобы Украина согласилась на такое слияние", - говорит она.

Оппозиция ни при чем

Собеседники Би-би-си уверены, что решение Януковича продиктовано не страхом перед украинской оппозицией, а его собственным пониманием национальных интересов.

По мнению Михаила Крутихина, "оранжевый" лагерь в данном случае "никак не повлиял" на ситуацию. Олеся Яхно считает, что "как раз для оппозиции это было бы подарком".

Вместе с тем, эксперты не видят оснований для возникновения синдрома "разочарования в Януковиче" и не ждут нового кризиса в российско-украинских отношениях.

"Я не думаю, что у серьезных политиков в Москве были какие-то особенные иллюзии в отношении Януковича. Он поступил так, как следовало ожидать. А кто больше удовлетворял бы Россию на его месте?", - считает Михаил Крутихин.

"Нельзя пока говорить, что российские ожидания не оправдались, разве что слишком завышенные. Тон отношений, безусловно, улучшился, а по конкретным проектам, что-то будет получаться, а что-то не будет. Это нормально", - говорит Олеся Яхно.

Виртуальная угроза

По мнению ряда нефтегазовых аналитиков, Москва пытается сделать Киев более уступчивым при помощи проекта газопровода "Южный поток", в случае реализации которого "газотранспортная система Украины превратится в никому не нужный металлолом".

Министр энергетики РФ Сергей Шматко на пресс-конференции 8 мая заявил, что "Южный поток" - это совершенно принципиальная для нас вещь" и "наше предложение о формировании совместного бизнеса с Украиной к "Южному потоку" никакого отношения не имеет", а на вопрос, не откажется ли Россия от прокладки альтернативного трубопровода на черноморском шельфе Турции в случае согласия Киева на слияние "Нафтогаза" с "Газпромом", ответил: "С какой стати?".

Эксперт американского аналитического фонда East European Gas Analysis Михаил Корчемкин уверен, что российский министр лукавил, и на самом деле торг в этом вопросе уместен.

Однако Виктора Януковича соперничество со стороны "Южного потока", существующего пока лишь в проекте, судя по всему, не страшит.

"Если это способ давления на Украину, то мы это понимаем. А если это конкурентная борьба, то мы к ней готовы", - заявил он.

В настоящее время 80% российского газа поступает в Европу через Украину. Альтернативный же проект пока пребывает в подвешенном состоянии. Во время визита Дмитрия Медведева в Анкару Турция не дала, как ожидалось, разрешения на строительство.

Осечки "газового оружия"

Совпадение или нет, но за два дня Россию постигли две серьезные неудачи на газовом фронте.

Возникает вопрос: реалистична ли в принципе идея "энергетической сверхдержавы"? Является ли газ эффективным инструментом воздействия на ближних и дальних соседей?

Михаил Крутихин полагает, что нет.

"Я не согласен вообще с таким подходом, что поставки газа могут служить для России политическим оружием, - говорит он. - Поставки газа - серьезный источник прибыли, не столько для российского государства, в бюджете которого снижается доля поступлений от газа, а скорее для каких-то групп предпринимателей, дружественных политикам. Наша внешняя политика является инструментом проведения в жизнь интересов этих групп людей, а не наоборот".

Аналитик уверен, что чья-либо газовая монополия в Европе "абсолютно невозможна, немыслима".

"Доля России в импорте газа в Евросоюз постоянно снижается. Она когда-то составляла 33%, а сейчас упала до менее чем 24%, и тенденция вполне очевидна - вниз. Если есть возможность чем-то заменить российский газ, европейские потребители немедленно хватаются за эту возможность", - говорит он.

Новости по теме