BP в России: бриллиант, который не продается?

  • 17 июня 2010
Вывеска на офисе ТНК-BP
Image caption Наиболее вероятный покупатель доли российской части BP - их партнеры из консорциума AAR

Каждый день разлива нефти стоит компании BP сотни тысяч долларов капитализации. За последние два месяца BP потеряла половину своей рыночной стоимости.

От нефтяных специалистов все чаще можно услышать мнение, что для оплаты счетов, штрафов и компенсаций у BP не хватит денег, поэтому часть активов компании придется продать.

Под давлением администрации США компания согласилась создать независимый фонд в размере 20 млрд долларов для компенсации ущерба пострадавшим от аварии в Мексиканском заливе.

Эта сумма примерно равняется средней годовой прибыли компании, но, как было объявлено по итогам встречи руководства ВР с президентом Обамой, ВР сократит расходы и, возможно, продаст часть активов на сумму в 10 млрд долларов, чтобы ответить по своим обязательствам, связанным с аварией.

В России BP работает на паритетных началах с российскими акционерами - консорциумом AAR (25% - "Альфа-групп" Михаила Фридмана, по 12,5% - "Ренове" Виктора Вексельберга и Access Industries Леонарда Блаватника), а также владеет пакетом, примерно, в 1% акций российской государственной компании "Роснефть".

По мнению специалистов компании "Тройка Диалог", если говорить о капитализации холдинга ТНК-ВР, то доля ВР в 50% оценивается примерно в 16-18 млрд долларов. Пакет акций "Роснефти" - это еще около 900 млн долл.

Но будет ли BP эти активы продавать?

Слухи о возможной продаже обвалили акции "Роснефти" на 6% в четверг, 17 июня. Глава бизнеса ВР в России был вынужден опровергать эти слухи, заявив, что ВР пока не определилась с конкретными планами продажи каких-либо активов вообще.

С одной стороны, объем добычи углеводородов в России составляет четверть от общего объема добычи нефти и газа BP в мире. Поэтому совместное российско-британское предприятие ТНК-BP некоторые назвают бриллиантом в короне BP.

С другой стороны, работа в России – это не только огромные запасы нефти и газа, но политические риски, и семилетнее присутствие BP в России это только подтверждает.

В России компании, среди прочих, принадлежит лицензия на разработку крупнейшего месторождения в стране и одного из крупнейших в мире – так называемого "нефтяного озера" Самотлор в Ханты-Мансийском округе в Западной Сибири.

По объемам добычи в России ТНК-BP уступает только частному "Лукойлу" и государственной "Роснефти".

Учебное пособие для иностранцев

Специалисты говорят, что пока на рынке о продаже доли британской компании речи не идет. Разве что шепот...

На вопрос - "Не собираетесь ли вы покупать долю BP в совместном предприятии?" - один из акционеров компании Виктор Вексельберг ответил, что это вопрос к BP, а не к российской стороне.

Михаил Крутихин, главный редактор издания "The Russian Energy Weekly", говорит, что сейчас продавать долю в компании британским акционерам не имеет смысла.

"Сейчас, наоборот, компания в альянсе с российскими партнерами планирует начать два новых и очень перспективных проекта на севере Западной Сибири. И эти проекты выгодные – при минимальном вложении средств они будут приносить прибыль. Зачем же продавать?" - считает Крутихин.

С другой стороны, чтобы оплатить работы по очистке залива, выплатить компенсации жителям и бизнесу на побережье, заплатить штрафы компании придется искать дополнительные источники финансирования, замечает Виктор Мишняков, аналитик банка "Уралсиб".

"Если бы я был на месте BP, то, наверное, я бы задумался бы", - сказал Мишняков.

"Если BP захочет продавать, то она будет делать это с дисконтом, чтобы реализовать активы как можно быстрее, и тогда покупатели найдутся", - добавил эксперт.

По мнению аналитика компании "Тройка Диалог" Валерия Нестерова, ВР "не откажется от так непросто ей доставшегося в российской нефтяной отрасли через партнерство с ТНК, а участие в крупнейшей российской государственной нефтяной компании является одним из элементов успешной работы ВР в России".

Некоторые западные эксперты считают, что история работы BP в России – это учебное пособие для иностранцев, которые собираются прийти на этот рынок за самым лакомым кусочком: нефтью и газом.

С 2003 года, когда стороны объединили активы, британские партнеры прошли огонь, воду и медные трубы: конфликт с государственной компанией "Газпром", корпоративную войну с российскими акционерами, обыски в офисе компании и вызов в милицию главы компании.

Сага о Ковыкте

В 2007 году Росприроднадзор рекомендовал отозвать лицензию у компании "Русиа Петролиум" – "дочки" ТНК-BP, которая занималась разработкой месторождения Ковыкта - в Иркутской области в Восточной Сибири за нарушение лицензионных договоренностей.

Чтобы добывать столько газа, сколько от "Русиа Петролиум" требовало государство, ей нужно было получить возможность продавать его в Китай.

Однако заниматься любым экспортом в России может только "Газпром".

Image caption Бизнес в России оказался для BP нелегким испытанием

ТНК-BP предложила продать "Газпрому" лицензию, однако стороны не договорились о цене, рассказывает обозреватель по энергетической политике издательского дома "Коммерсант" Наталья Гриб.

"Речь идет о погашении затрат перед акционерами ТНК-BP, и об этом договаривался "Газпром" в 2008 году", - говорит Наталья Гриб.

"Однако когда он согласовал сумму в 700 млн долларов, что почти вдвое превышало затраты ТНК-BP на Ковыкту, представители Вексельберга отказались от продолжения переговоров по стартовым условиям и ввели в стоимость проектов стоимость ресурсов, - поясняет эксперт. - Это сразу удорожало цену за контрольный пакет Ковыкты до 1,1 млрд долларов. "Газпром" с тех пор переговоры не ведет".

Переговоры остановились, однако дискуссии на тему, кому достанется одно из крупнейших газоконденсатных меcторождений в России, не утихают. Аналитики говорят, что "Газпрому" Ковыкта необходима, чтобы продавать газ в Китай.

Газ с Ковыкты – самый дешевый в Восточной Сибири: по неофициальным данным, его стоимость составляет 160 долларов за тысячу кубометров. Это гораздо ниже, чем газ, добываемый на Сахалине и на Чаяндинском месторождении. Приблизительно столько и согласна платить за российский газ китайская компания CNPC.

Росприроднадзор уже не раз рекомендовал отозвать лицензию на разработку месторождения, однако пока все ограничивается словами. Михаил Крутихин говорит, что если бы правительство выполнило свои угрозы и отозвало лицензию, то с баланса ТНК-BP убавилось бы более 800 млн долларов – в такую сумму оцениваются запасы с месторождения.

В условиях падения стоимости акций из-за аварии в Мексиканском заливе это последнее, что нужно сейчас BP.

Единственное, в чем пока акционеры компании и правительство согласны – это то, что лишение ТНК-BP лицензии не будет способствовать поддержанию благоприятного инвестиционного климата в России.

Корпоративная война

Инвестиционный климат в России эксперты обсуждали и во время другого конфликта, в котором фигурировала ТНК-BP.

Весной 2008 года российский консорциум AAR – в лице Михаила Фридмана, Виктора Вексельберга и Леонида Блаватника – обвинил BP в том, что среди руководителей – засилие британцев, что британские акционеры препятствуют развитию компании, а это, соответственно, бьет по размеру дивидендов.

Image caption Теперь Дадли руководит ликвидацией аварии в Мексиканском заливе

Главу компании - Роберта Дадли – обвинили в том, что он платит британским менеджерам больше, чем российским, да и условия труда у иностранных руководителей лучше, чем у российских.

Российское правительство в конфликт не вмешивалось, хотя некоторые говорили, что Михаил Фридман просил вмешаться Владимира Путина. Путин, однако, отказался, напомнив, что в 2003 году он предупреждал и BP, и AAR, что модель 50%-50% в России не работает.

Председатель совета директоров BP Питер Сазерленд тогда сказал, что сожалеет о том, что Кремль не предпринимает никаких действий, и назвал действия консорциума AAR рейдерством.

В результате нескольких месяцев противостояния сторон - а оно выражалось и в статьях в британских и российских изданиях, и в вызове Роберта Дадли в милицию - стороны смогли урегулировать конфликт. Дадли уехал из России, и теперь, кстати, руководит работами в Мексиканском заливе.

Председатель наблюдательного совета Ассоциации независимых директоров Александр Иконников говорит, что спор акционеров – это поражение одного Дадли, а не BP.

"В любой сделке кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает", - говорит Иконников.

"То, что российский консорциум добился для себя больше положительных результатов – это хорошо. BP поняла, что им важнее сохранить актив и развиваться дальше", - уверен он.

В недавнем интервью британской газете The Times глава "Газпрома" Алексей Миллер сказал, что авария в Мексиканском заливе никак не скажется на работе BP в России и не ухудшит инвестиционный климат для компании. Однако для того, чтобы сопоставить реальность и слова официальных представителей власти и государственных компаний, не надо смотреть на то, что происходит в Мексиканском заливе.

Десять лет назад, когда иностранные компании стали приходить в Россию добывать нефть и газ, их ждали не только из-за того, что надеялись на их вложения и технологии. Некоторые специалисты полагают, что работа вместе с иностранными партнерами помогает российским компаниям не повторить судьбу ЮКОСа.

Они надеялись, что российские власти побоятся отпугнуть иностранных инвесторов.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.