Русский программист Goldman Sachs признан виновным в США

  • 11 декабря 2010
Стенд Goldman Sachs на нью-йоркской бирже
Image caption Обвинение утверждало, что Алейников "украл коды" для использования их на новой работе

Двухнедельный процесс по делу российского гражданина Сергея Алейникова, эмигрировавшего в США 20 лет назад и проживающего в штате Нью-Джерси, завершился обвинительным вердиктом.

Двенадцать манхэттенских присяжных начали заседать в середине дня в четверг и достигли единодушного решения до обеда в пятницу, признав 40-летнего выпускника МИИТ виновным в нарушении закона об экономическом шпионаже, а также в транспортировке краденого.

Худощавый бородатый Алейников, сидевший рядом с тремя своими защитниками, воспринял вердикт стоически. Ему грозит до 10 лет тюрьмы.

Вынесение приговора назначено на 18 марта.

Судья Дениз Коут оставила Алейникова на свободе под залог, но посадила его под домашний арест, поскольку решила, что наличие иностранного гражданства может подвигнуть его на бегство.

Высокочастотный трейдинг

Алейникову инкриминировалось хищение "исходного кода высокочастотной трейдинговой системы", имевшейся у инвестиционного банка Goldman Sachs, в котором он работал программистом с мая 2007-го по июнь 2009 года.

Термин "высокочастотный трейдинг" означает вид биржевой торговли, при котором осуществляются тысячи сделок с ценными бумагами в секунду. Секретные алгоритмы позволяют банку молниеносно реагировать на малейшие колебания рыночной коньюнктуры и на них зарабатывать.

Покупая эту систему в 1999 году, банк заплатил полмиллиарда долларов и потом неоднократно ее усовершенствовал.

Алейников был одним из ведущих программистов Goldman Sachs и имел звание вице-президента. Само это звание значит не так уж много, но тот факт, что Алейникову платили 400 тыс. долларов в год, то есть столько, сколько президенту США, говорит о том, что его ценили очень высоко.

Очевидно, он так не считал, так как вступил в прошлом году в переговоры на предмет трудоустройства с новой чикагской компанией Teza Technologies LLC, которая специализировалась на высокочастотном трейдинге.

В начале этой недели показания на процессе Алейникова давал основатель Teza Михаил Малышев, выпускник МФТИ, эмигрировавший в США в 24-летнем возрасте и закончивший Принстонский университет по специальности астрофизика.

Среди прочего Малышев, говоривший по-английски свободно, хотя и с заметным русским акцентом, поведал присяжным подробности своих переговоров с Алейниковым.

По словам свидетеля, подсудимый заломил приличную сумму. В конце концов ему предложили зарплату в 300 тыс. долларов в год плюс ежегодные премиальные в сумме 700 тыс. долларов плюс акции компании. В общей сложности новому программисту положили где-то полтора миллиона долларов в год.

Малышев с явным неудовольствием отметил, что сверх того Алейников потребовал у него 200 долларов в месяц на стоянку для своей автомашины. Свидетель, который назвал такое поведение симптомом "незрелости", дал понять, что оно оттолкнуло его от подсудимого, но было поздно: контракт был уже подписан.

Условия нового работодателя

Вскоре, однако, Teza уволила своего нового программиста в связи с его арестом. ФБР установило, что в последний день работы в Goldman, 5 июня прошлого года, Алейников скачал с банковских компьютеров "сотни тысяч строк исходного кода" и переслал их на сервер в Германию. По версии обвинения, он намеревался прийти на свою новую работу не с пустыми руками.

Алейников такое намерение категорически отрицал и показания Малышева, на первый взгляд, подтверждали его слова.

Малышев, который выступал как свидетель обвинения, показал, что его компания предупреждает новых сотрудников о том, чтобы они не приносили с собой чужие программы, и категорически отказывается ими пользоваться. Он заявил, что Алейников никогда не предлагал новому работодателю чужое программное обеспечение, а если бы предложил, то переговоры с ним немедленно прекратились бы.

Кроме того, защита доказывала, что информацию, которую якобы похитил подсудимый, можно найти в интернете, то есть она не представляет коммерческой тайны.

Защита также говорила, что Goldman не очень силен по части высокочастотного трейдинга, поэтому Teza не нуждалась в его секретных программах.

Наконец, адвокат Алейникова Кевин Марино заметил в четверг в своем последнем слове, что подсудимый имел полный доступ к электронным закромам Goldman и при желании мог бы похитить все программы банка, а ограничился лишь одной. Защита с самого начала не отрицала, что, скачав информацию банка, Алейников нарушил его правила. "Но это не преступление!" - заявил присяжным Марино.

Они, однако, послушали не его, а федерального прокурора Ребекку Рор, которая доказывала, что Алейников "украл программы" с целью угодить своему новому работодателю.

На протяжении процесса судья четыре раза очищала зал от публики в связи с тем, что в нем обсуждались коммерческие тайны.

Процесс Алейникова вызвал большой интерес, и большую часть публики составляли журналисты.

Новости по теме