Арабский мир: упущенная выгода России

  • 20 апреля 2011
Вентили Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Российские энергетические компании активно работают на ливийском рынке нефти и газа

Смена власти в Египте, "жасминовая революция" в Тунисе, гражданская война в Ливии, конфликт в Йемене - все эти события достаточно болезненно могут отразиться на российских интересах в странах Магриба и Ближнего Востока. И речь идет не о геополитике, а об экономике.

Россия лишь в конце 2000-х годов начала активно возобновлять торгово-экономические связи с этими странами, установленные еще во времена СССР, но в большинстве своем утраченные в беспокойные 90-е.

При этом она существенно опоздала, уступив место соседям по БРИК, в первую очередь, Китаю, не говоря уже о традиционно присутствующих в этих регионах европейских странах - Великобритании, Франции и Италии.

Однако не стоит забывать, что происходящее в этом регионе влияет на цены на энергоносители и на их поставки. Россия может не только рассчитывать на рост этих цен, но и на замещение поставок, в частности газа, из стран Магриба в Европу.

Все дело, видимо, в балансе упущенной и полученной выгоды.

"Ливийский узел"

Невмешательство России в события в Египте и Тунисе, помимо геополитики, обусловлено отсутствием стратегически важных экономических интересов в этих странах. Хотя при этом нельзя забывать о большой популярности этих стран у российских туристов.

Что касается Йемена, то и в этом случае, Россия опять же пытается продемонстрировать свое влияние скорее на геополитику, нежели печется об экономических интересах.

По крайней мере, не они обуславливают принятие тех или иных решений, касающихся ситуации в этой стране, являющейся со времен СССР одним из традиционных партнеров России в этом регионе.

Сегодня Россия экспортирует в Йемен зерно, машины и оборудование, но также и вооружения, а российские компании рассматривают перспективы участия в разведке и добыче полезных ископаемых, в том числе и нефти.

Однако объемы товарооборота исчисляются в сотнях миллионов долларов, а не в миллиардах, будущие совместные проекты требуют существенных капиталовложений.

Image caption Египет у россиян был одним из самых любимых туристических направлений

Основные экономические интересы России все же сосредоточены в Ливии.

Россия активизировала сотрудничество с Ливией в 2008 году, когда состоялся обмен визитами российского и ливийского лидеров. Основным итогом стало списание четырех с половиной миллиардов долларов ливийского долга, накопившегося с советских времен, в обмен на оборонные контракты.

Был подписан меморандум о намерениях по закупке Ливией российских вооружений на сумму в 2 млрд долларов.

Компания "РЖД" заключила контракт на строительство железнодорожной ветки Сирт-Бенгази протяженностью 550 км, которая должна стать транспортным коридором из Египта в Тунис. Сумма контракта - более 2 млрд долларов.

"Газпром" и Ливийская национальная нефтяная корпорация договорились о создании совместного предприятия по разведке, добыче и транспортировке газа и нефти (хотя "Газпром", а с 2005 года "Татнефть" - и до этого разрабатывали проекты в Ливии, в частности, нефтяные блоки в районах Гадамес и Сирт).

Свои представительства в Ливии открыли "Лукойл Оверсиз Холдинг Лтд", "Технопромэкспорт", "Татнефтегеофизика", "Монолитспецстрой", "Стройтрансгаз".

Потери

В январе 2010 года Россия и Ливия подписали договор на поставку вооружения на сумму 1,8 млрд долларов.

По имеющимся соглашениям Ливия должна была получить боевые самолеты, в том числе, тяжелые истребители, а также военно-транспортные, учебные самолеты и ударные вертолеты; зенитные ракетные системы С-300ПМУ2 "Фаворит", ракетный комплекс "Панцирь", шла речь и о приобретении танков Т-90С.

Все проекты после начала волнений были заморожены, потери России, таким образом, приблизились к 4 млрд долларов. По крайней мере, так оценил упущенную выгоду "Рособоронэкспорта" глава госкорпорации "Ростехнологии" Сергей Чемезов.

Но это - именно упущенная выгода, виртуальные потери: пакетные контракты ведь так и не вступили в силу.

Гораздо более серьезная ситуация складывается в отношении сделок по поставкам российских вооружений в Алжир, заключенных также, как и в случае с Ливией, в обмен на списание долга.

По данным центра АСТ, общий объем продаж вооружений Алжиру равняется примерно 10 млрд долларов, из которых 4 млрд могут оказаться под угрозой, если ситуация в стране дестабилизируется настолько, что контракты будут сорваны.

Помимо вооружений, есть и другие стратегические интересы: российский бизнес участвует в освоении ливийского шельфа, где запасы нефти и газа не многим меньше, чем в бассейне Персидского залива.

Совсем недавно, в дополнение к ранее полученным контрактам, в начале 2011 года "Газпром" приобрел у итальянской компании Eni долю в консорциуме на разработку месторождения Elephant с годовой добычей в 6 млн тонн нефти. По этому соглашению "Газпром нефть" получает половину доли Eni, которая оценивается в 178 млн долларов.

Однако, как было объявлено в ходе рабочей встречи глав "Газпрома" и Eni 20 апреля, в связи с продолжающимися боевыми действиями в Ливии вхождение российской компании в проект Elephant и работы на данном месторождении будут отложены до стабилизации ситуации в стране.

Под угрозой и другие проекты на территории Ливии: "Татнефть", которая добывает 400 баррелей в день, может потерять, по подсчетам экспертов, до 20 млн долларов, потери "Газпрома" могут оказаться существенно выше.

Эксперты указывают, что в случае прихода к власти противников Каддафи, в Ливии может начаться передел собственности в нефтегазовой сфере. И указывают на опыт Ирака: Россия может потерять какие-то позиции. Однако необходимо помнить, что российским компаниям - "Лукойлу" и "Газпрому" все же удалось впоследствии выиграть тендер на разработку месторождений в Ираке.

Приобретения

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Продажа оружия многим странам арабского мира является для Москвы прибыльным делом

Если потери России в большинстве своем пока - виртуального свойства, то полученная выгода уже вполне ощутима: эксперты подсчитали, что на каждые 10 долларов прироста цен на нефть Россия дополнительно получает 20 млрд долларов в год, ничего, помимо собственно добычи, не предпринимая.

С начала кризиса в странах Магриба и Ближнего Востока цена на нефть выросла, превысив в апреле 120 долларов за баррель, что почти на 30% выше показателей прошлого года. Дорогая нефть поможет России сократить дефицит бюджета, который был рассчитан исходя из прогноза цены на нефть в 75 долл за баррель.

Более того, если события в Ливии затянутся, и перекинутся на Алжир и другие страны региона, европейцам придется искать новые источники энергопоставок.

Доля нефти и газа, поставляемого в Европу из стран Северной Африки, в первую очередь Ливии (15%) и Алжира, достигает 20%.

Теоретически, Россия может оказаться в ситуации, когда ей придется возмещать эти потери.

Но получит ли Россия подобный заказ и обладает ли она достаточными резервами и мощностями для его реализации - остается пока вопросом открытым.

Впрочем, Италия уже попросила "Газпром" увеличить поставки газа с 30 млн кубометров в день до 48 млн, поскольку итальянская ENI была вынуждена перекрыть трубопровод из Ливии, проложенный по дну Средиземного моря.

Что касается нефти, то, как заявлял глава Минэнего России Сергей Шматко, "говорить о возмещении ливийской нефти для конкретных НПЗ в Европе не стоит", более того, российская сернистая Urals не годится для ориентированных на легкую нефть европейских переработчиков.

Но тем не менее, Россия, которая теряла позиции, в первую очередь на рынке газа - из-за высоких цен по долгосрочным контрактам и опасений по поводу ее надежности в качестве поставщика, теперь может рассчитывать на увеличение экспорта. В марте объем продаж газа в Европу вырос примерно на 10% по сравнению с 2010 годом.

Новости по теме