Потерпел ли крах западный капитализм: мнения экспертов

  • 22 сентября 2011

Очередной виток финансового кризиса, вызвавший долговой кризис в зоне хождения евро, заставил жителей многих западных стран усомниться в надежности современной экономической системы.

Би-би-си спросила у пяти признанных авторитетов в области экономики, считают ли они крахом западного капитализма.

На наши вопросы ответили генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Анхель Гурриа, соучредитель компании Databank Financial Services (Гана) Кен Офори-Атта, основатель научного центра Global Institute For Tomorrow (Гонконг) Чандран Нэйр, почетный профессор Лондонской школы экономики лорд Мегнад Десаи и автор книги "Процветание без экономического роста" профессор Тим Джексон.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

"Пришло время структурных изменений"

Image caption Анхель Гурриа выступает за структурные и социальные изменения.

Потерпел ли западный капитализм неудачу? Мой ответ на этот вопрос - нет. Но я в принципе не уверен, что капитализму стоит предъявлять подобные обвинения. Я бы предпочел говорить о рынках, об открытых рынках.

Думаю, что нам не удалось ввести необходимые правила игры, не удалось обеспечить контроль и эффективно осуществлять корпоративное управление. Мы не справились с управлением рисками и не смогли правильно распределить обязанности в международных экономических организациях.

Наши финансовые неудачи немедленно распространились на реальные секторы экономики. От финансового кризиса мы перешли к экономическому параличу, к резкому росту безработицы. Средняя безработица на уровне 9-10%, среди молодежи этот показатель достигает 20%,30%, 40%. Таково человеческое измерение и трагическая реальность кризиса.

Некоторые международные организации предвидели наступление кризиса. Некоторые из них даже предупреждали о грядущих проблемах, но они не скоординировали свои прогнозы, не решились выступить с совместными четкими заявлениями.

Их предупреждения были проигнорированы во всеобщей атмосфере процветания, где все зарабатывали массу денег и полагали, что самое главное – это инновации.

И если ты предупреждал, что что-то может пойти не так, то тебя воспринимали так, словно ты тормозишь прогресс.

Тогда существовала такая философия, что рынки должны функционировать при минимальном вмешательстве правительства. Но это не значило, что они могут работать и вовсе без вмешательства, а также не подразумевало, что предпринимаемые меры будут столь незначительными, что не дадут возможности выявить риски.

Поэтому кризис оставил после себя чудовищное наследие. Наследство в виде высокой безработицы, огромного бюджетного дефицита, за контроль над которым мы боремся до сих пор, накопленного госдолга, который практически в среднем достиг 100% ВВП в странах-членах ОЭСР. Между тем этот долг был частью решения проблемы, а теперь и сам стал проблемой. И он продолжает расти в то время, как экономический спад сокращает бюджетные поступления, а массовая безработица увеличивает социальные расходы.

Поэтому очень важно посылать ясные сигналы о том, как мы собираемся бороться с долговыми проблемами, не принося в жертву экономический рост и занятость. И ОЭСР говорит: "Пришло время структурных изменений". Вот наш сигнал.

Реформирование товарного рынка и рынка труда, включая образование, инновации, экологически-ориентированный рост, конкуренцию, налоги, здравоохранение - вот что должно стать нашей главной целью в контексте долгосрочной стратегии по восстановлению устойчивого экономического роста. Это поможет создать новые рабочие места и решить проблемы госдолга. Мы также должны подать сигнал: "Пришло время изменений в социальной сфере", а также сосредоточиться на политике инноваций, чтобы защитить самые уязвимые слои населения.

Поэтому, НЕТ, я не думаю, что западный капитализм или открытые рынки потерпели крах. Я думаю вопрос в том, как улучшить систему сдержек и противовесов в нашей рыночной экономике. Я процитирую министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, который недавно написал в своей статье, что "существует единодушное мнение, что наиболее надежные, устойчивые к воздействию кризиса рынки нуждаются в более жестком регулировании".

Я с этим полностью согласен. Я думаю, что экономики (разных стран) слишком важны, чтобы быть лишь под влиянием рыночных сил. Это трудный процесс, который требует более жесткого глобального управления и более сильных международных организаций, но в любом случае, это единственный выход.

"Мы привезли в Гану опыт Уолл-стрит"

Image caption Кен Офори-Атта "распахнул двери" африканского фондового рынка для людей с улицы.

20 лет до текущего долгового кризиса могут считаться временем расцвета капитализма, когда мировое благосостояние росло стремительными темпами. С 1990 года, когда мы покинули Уолл-стрит и основали Databank, чтобы первыми предложить услуги по банковским инвестициям в Гане, мы смогли значительно увеличить капитализацию компании в годы экономического бума, добившись накопленной прибыли в размере 9500% с момента запуска нашего первого совместного фонда в 1996 году.

Databank распахнул двери африканского фондового рынка для человека с улицы, позволив ему инвестировать в успех компаний собственного континента.

Мы также следили за тем, как подогреваемое капитализмом благосостояние позволило инвестировать в образование, инновации и творчество в погоне за лучшей жизнью и с надеждой на лучший мир.

Но продолжалось это недолго. Искра, вызвавшая кризис, привела к большему числу негативных последствий. Словно вирус они распространились по Северной Америке, Европе и Азии. Финансовые власти Японии, США и Европы скоординировали свои меры по спасительному вливанию госсредств в финансовые организации.

К середине 2008 года кризис, за которым последовала экономическая рецессия, стал глобальным. К этому времени тот небольшой иммунитет Ганы, который являлся следствием экономического и технологического отставания страны от развитых рынков, был истощен.

К середине 2009 года стало понятно, что мы страдаем от того же бедствия, что до этого постигло наших друзей на Севере. Однако его последствия не имели такого же масштаба в Гане, как в более крупных экономиках и на более крупных рынках. К концу 2009 года, когда крупнейшие фондовые рынки пытались вернуть рост котировок, фондовые рынки Ганы выросли в годовом исчислении на 40%. Как это могло произойти?

Когда наши коллеги, работающие на более развитых рынках, подвергались более высокому риску, используя сложные финансовые инструменты, чтобы получить прибыль от все более усложняющихся деривативов, Гана - и Африка в целом - сосредоточились на финансировании роста предприятий.

У нас не было такого числа токсичных активов. Поэтому, хотя рост ВВП Ганы потерял несколько процентных пунктов, опустившись до 4,7% в 2009 году (что стало результатом ведения торговли с нашими, пострадавшими от кризиса, партнерами в Европе, США и Азии), мы успешно пережили бурю. А сделали мы это применяя методы основателей Databank, почерпнутых на Уолл-стрит: западный капитализм в его истинном виде.

Со стороны Ганы, никакой разговор о капитализме не может вестись без упоминания Джозефа Кваме Данква, создателя философии тогдашнего Золотого Берега (побережья Гвинейского залива). По мнению Данквы, необходимо было создать среду, в которой люди смогли бы создавать и управлять предприятиями, которые в свою очередь будут приносить достаток для людей и их домохозяйств.

Граждане таким образом смогут приобретать собственность, которая может использоваться в качестве закладной для получения дополнительного кредита для расширения их бизнеса и роста благосостояния, что может принести выгоду большему числу семейств.

Это не только позволит многим людям разбогатеть, но и будет стимулировать их инициативу, сделав людей более независимыми ради их собственного блага и для процветания нации. Мы видели эти стратегии в действии в течение последних 20 лет в период развития финансовых рынков Ганы.

Потерпел ли западный капитализм крах? Нет, потому что мы вернулись домой в Гану создавать бизнес, пользуясь опытом, наработанным на Уолл-стрит. Гана является доказательством того, что капитализм может функционировать и создавать дополнительные выгоды помимо личного благосостояния.

Что, возможно, пошло не так во время бешеного роста на более развитых рынках, так это то, что люди упустили из виду, что кто-то где-то должен приложить много труда, чтобы создать рынок и бизнес, представляющий подлинную ценность и превышающий ожидаемый результат.

"Капитализм фактически уперся в стену"

Image caption Чандран Нэйр считает причинами кризиса заниженные цены на ресурсы и перекладывание издержек на другие страны.

Крайняя форма капитализма, которой пропитан мир, особенно в последние 30-40 лет, находится в опасности и отрицается нами. Очень важно понять, что два фундаментальных принципа капитализма небезупречны: то, что люди и рынки действуют рационально, и то, что именно рынки определяют цены.

Важно понимать основы современного капитализма.

Рабство было первой попыткой занизить цену ресурсов. Потом, когда оно пришло к концу, началась колонизация, которая вновь была попыткой воссоздать капиталистическую модель дешевых ресурсов. Когда же она завершилась с обретением колониями независимости, появилась глобализация с ее потребностью в экономическом росте и затем глобализация финансовой системы.

Когда я говорю об этом в Европе, мне отвечают, что 30 лет они жили в долгах, но я на это парирую, что эту цифру нужно помножить на 10, и за ней стоят 300 лет экономического роста за счет эксплуатации.

Что мы должны понимать сейчас, так это, что мир разительно отличается от того, каким он был 100 лет назад, когда на планете жило около миллиарда человек. При численности населения в семь миллиардов, миру приходится меняться.

Два ключевых момента, которые ему придется признать и которые западный капитализм предпочитал игнорировать, - это то, что товары и услуги, за счет которых процветали компании и экономики, создавались благодаря заниженным ценам на ресурсы и перекладыванию издержек на другие страны.

Эта игра закончилась, поэтому нам нужна фундаментальная реструктуризация, особенно сфер, затрагивающих человеческое существование, и нам необходимо выйти за рамки наших убеждений об экономическом росте и перейти к более сложному и детальному обсуждению прогресса человечества.

А это не равно предположениям о том, что экономический рост позволит каждому иметь машину и гаджеты. Это невозможно, здесь капитализм фактически уперся в стену, и разговор теперь должен вестись совсем иной.

"Кризис обновляет капитализм"

Image caption Мегнад Десаи полагает, что капитализм мигрировал в восточные страны.

Капитализм живет и процветает, но не в западных странах, он мигрировал на восток. Российский капитализм несколько состарился и остро нуждается в срочном восстановлении, но дух капитализма, заключающийся в принятии рисков, инвестировании, накоплении, упорном труде, перекочевал и уютно устроился в Китае, Индии, Индонезии, Корее и Японии - странах, про которые никто и не помышлял, что они смогут выбраться из нищеты.

Западный капитализм почти половину XX столетия жил на широкую ногу: длительный период процветания, полной занятости, практически гарантированного экономического роста, что в свою очередь значило, что цены выросли, обрабатывающая промышленность переместилась за рубеж, а финансовая система оказалась очень ненадежным другом.

Нам придется пересмотреть нашу модель, наши ценности, нам придется вернуться к устаревшим моделям, потому что капитализм не собирается торопиться. Если азиатский капитализм будет энергичным и решительным, а мы устанем от нашей старой модели капитализма, в итоге, мы заплатим за это огромную цену, обменивая наше благосостояние на их благосостояние.

Социализм умер 20 лет назад, капитализм продолжает жить. Он меняет свою форму, мигрирует в другие страны, он стал полностью глобальным. Теперь под конец мы понимаем, что такое глобализация: что мы так же важны, как все остальные. Если мы не будем усердно работать, мы потеряем свою ценность. Это урок всему современному миру.

Капитализм переживает кризис, таким образом он обновляется и укрепляется. К несчастью для нас, он обновляется за счет своей миграции на Восток. Мы же остаемся в руинах и должны сделать все, чтобы выбраться из них, тем самым упрочив дух капитализма.

"Миф роста обманул ожидания"

Image caption Профессор Тим Джексон предлагает укротить невидимую руку рынка, чтобы она служила на благо общества.

Каждое общество держится за миф, благодаря которому живет. Наш миф - об экономическом росте. Пять последних десятилетий погоня за экономическим ростом была целью политики большинства стран мира. Глобальная экономика выросла в размере в пять раз по сравнению с тем, какой она была 50 лет назад. И если она продолжит расти теми же темпами, она будет увеличится в 80 раз к 2100 году.

Этот чрезвычайный рост глобальной экономической активности не имеет исторических прецедентов. Он полностью противоречит истощающейся ресурсной базе и хрупкому экологическому равновесию, от которого зависит наше выживание. И оно уже сопровождается деградацией около 60% мировой экосистемы.

Большую часть времени мы избегаем суровой правды, которую демонстрируют эти цифры. Рост должен продолжаться, настаиваем мы. Накапливайте, накапливайте - так говорили об этом Моисей, пророки, как говорил Карл Маркс. Не только ради беднейших стран, где (Бог знает) улучшение качества жизни является крайней необходимостью. Но и для изобилующего благами Запада, где безудержное потребительство уже угрожает структуре общества.

Причины этой коллективной слепоты легко определимы. Западный капитализм во многом зависит от экономического роста ради собственной стабильности. Когда рост слабеет, как это недавно произошло, политики начинают паниковать. Бизнес борется за выживание. Люди теряют работу и иногда собственные дома. Спираль рецессии грозовой тучей появляется на горизонте. Сомневающихся в принципе экономического роста записывают в безумцы, идеалисты и революционеры.

И все же мы должны подвергать его сомнению. Миф экономического роста обманул наши ожидания. Он обманул ожидания двух миллиардов людей, которые по-прежнему живут на сумму меньше, чем два доллара в день. Он разрушил хрупкую экологическую систему, от которой зависит наше выживание. Он с треском провалил обещанную экономическую стабильность и сохранение источников существования людей. Преуспевание меньшинства, основанное на разрушении экологии и постоянной социальной несправедливости, не является основой для цивилизованного общества.

Но экономический кризис предоставляет нам уникальную возможность инвестировать в изменения. Отбросить привычку думать лишь о ближайшем будущем, которая на протяжении десятилетий вредила развитию общества. Участвовать, к примеру, в радикальных переменах неблагополучных рынков ценных бумаг.

Ничем не ограниченная спекуляция на рынках сырьевых товаров и финансовых деривативов едва не привела финансовый мир к краху три года назад. Она должна быть заменена на более долгосрочное и постепенное планирование торговли на фондовых рынках. Крупные инвестиции в надежные активы: в экологически чистые технологии с низчкими углеводородными выбросами, в здравоохранение и образование, в жилье хорошего качества и эффективную транспортную систему, в возведение общественных зданий и создание открытых пространств. Инвестиции в будущее наших сообществ.

Принципы производства также должны быть пересмотрены. Беспрестанная спекуляция за счет налогоплательщиков безнравственна. Невидимая рука рынка должна быть укрощена, чтобы служить на благо людям. Наиболее дальновидные руководители компаний уже поняли эти требования. Социальное предпринимательство уже начинает процветать в посткризисной экономике.

Обуздание экономики - это только часть битвы. Нам также придется противостоять запутанной логике потребления. Время тратить деньги на вещи, которые нам не нужны, чтобы поразить людей, чье мнение нам совершенно не важно, прошли. Жизнь в достатке означает хорошее питание, добротное жилище, доступ к услугам хорошего качества, устойчивую общность людей, работу, которая вас удовлетворяет.

Благосостояние, в любом смысле этого слова, выходит за рамки материальных потребностей. Оно заключается в любви к семье, в поддержке друзей, в силе социума, возможности полноценного участия в жизни общества, в ощущении смысла и цели в жизни. Задачей нашего общества является создание таких условий, при которых все это стало бы возможным.

Новости по теме