Экономист: обвала рубля после выборов бояться не стоит

  • 6 февраля 2012
Евгений Гавриленков Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption По мнению экономиста, общественные настроения никак не повлияли на настроения инвесторов

Необычную политическую "оттепель" можно наблюдать этой зимой не только на улицах и площадях Москвы и российских городов, не только на федеральных телеканалах, куда приглашают прежде запрещенных к показу оппозиционеров, но и на площадках международных форумов и конференций, где от представителей российской власти приходится слышать весьма откровенные заявления.

Бывший российский министр экономики говорит о так и не измененной судебной системе, один из ведущих российских экономистов призывает освободить Михаила Ходорковского, а на главном экономическом форуме на швейцарском курорте в тройку главных проблем российской экономики включают устарелость политической системы.

За месяц до президентских выборов бизнес-корреспондент Русской службы Би-би-си Екатерина Дробинина встретилась с управляющим директором инвестиционной компании "Тройка Диалог" Евгением Гавриленковым и спросила у него, чем обусловлены такие открытые и смелые заявления представителей бизнеса и политической элиты.

Евгений Гавриленков: В первую очередь, это обусловлено началом социальных движений, которые мы наблюдали в декабре: не одиночные протесты, а расширяющиеся по масштабам и по широкому кругу городов. Это сигнал того, что некоторые пласты начали сдвигаться, и это нельзя игнорировать. Пусть это не все население, пусть это меньшинство, но это наиболее активная часть граждан. Причем показательно, что в отличие от остального мира, где мы наблюдали протесты - и в арабских странах, и в развитых, где было движение Occupy Wall Street - в России никто ничего оккупировать не хочет, денег не просит.

Люди хотят изменений в самой конструкции системы, чтобы добиться ее большей устойчивости в долгосрочном плане. Люди хотят новых институтов, и игнорировать это нельзя. Причем это наиболее потенциальные части населения, которые не зависят от бюджета, не зависят от властей. Это люди, которые сами сделали себе состояние или собираются сделать. Так что "брожения" пошли, и я считаю, что это очень здоровый процесс.

Би-би-си: По некоторым оценкам, за время волнений из российской экономики уже утекло 4 млрд долларов. При этом одни эксперты говорят, что инвесторам нужна стабильность и предсказуемость, а другие утверждают, что стабильность в политике инвесторов отпугивает. Что же в итоге нужно инвесторам?

Е.Г.: У меня нет оценки, сколько денег утекло вследствие этих волнений. Если мы посмотрим на динамику индексов российского фондового рынка, - он рос, он продолжал расти в том же декабре. Если идет отток, то индекс падает. Обычно, когда идет отток, то ослабляется рубль, но в декабре рубль, наоборот, укреплялся по сравнению с пиком, которого он достиг в конце сентября. В последующие месяцы и январь тоже у нас идет укрепление рубля против корзины валют.

Да, у нас были протестные события в декабре, но российская валюта вела себя точно так же, как похожие по экономическому развитию страны - Бразилия или Корея - там тоже был рост фондовых индексов. Поэтому не думаю, что надо объяснять эти потоки капитала сугубо внутренними политическими спекуляциями. Более того, та макроэкономическая среда, в которой мы находимся сейчас, она благоприятна, несмотря на начавшиеся политические движения.

Что касается вопроса о том, что нужно инвестору... Понятие "инвестор" настолько же размыто, как понятие "американский народ" или "российский народ". Нет, например, усредненного представителя американского народа, на которого можно ссылаться. То же самое касается инвестора.

Есть, например, инвестор в облигации. Эти бумаги подразделяются на суверенные и корпоративные. Инвесторов в суверенные облигации, например, не интересует, что происходит в политической жизни. Их интересует динамика экономического роста, будет ли динамика курса такой, что не будет угроз для рубля и угрозы дефолта и так далее. В меньшей степени их интересует происходящее на корпоративном уровне.

На уровне секторов экономики и отношений с правительством это больше начинает интересовать инвесторов в акции, которым важны корпоративные новости. Например, если меняется политический ландшафт, то как это повлияет на отношение того или иного владельца бизнеса с властью. Поэтому одним инвесторам нужна стабильность, а другие ожидают изменений. Есть еще группа инвесторов, которые занимаются прямыми инвестициями, и их интересует в большей степени вся институциональная среда.

Би-би-си: Вы говорите, что некоторых инвесторов интересует макроэкономическая статистика. Российские власти ставят планку по росту экономики в 6-7%, а международные экономические организации постоянно снижают оценки экономического роста российской экономики в контексте проблем мировой экономики...

Е.Г.: Эти прогнозы крайне нестабильны. Организации обновляют свой прогноз по миру каждый квартал. Осенью прошлого года прогноз был более оптимистичный - той же Италии прогнозировали рост на уровне 0,6% ВВП на этот год. В последнем прогнозе, который совсем недавно был опубликован, для Италии предполагается минус 2,2%. Так что ко всем прогнозам стоит относиться спокойно.

Би-би-си: Начиная с лета 2011 года, многие обозреватели говорили о возможном после выборов экономическом кризисе в России. Если почитать российское интернет-сообщество или прессу, то там много мрачных прогнозов о будущем рубля или росте инфляции. Вы эту точку зрения разделяете?

Е.Г.: Кризисы они тем и хороши, что их никто не предсказывает, потому что каждый следующий - новый. И если кто-то говорит, что после выборов будет кризис, то надо понимать, какие [у этого] причины. И я не вижу стройной аргументации, почему он должен быть после выборов. А если что-то произойдет в Италии или Греции до выборов? Почему именно после выборов?

Би-би-си: Потому что после выборов не надо сдерживать, например, курс рубля. До 4 марта ведь власть не допустит обвала рубля.

Е.Г.: Я не думаю, что правильно говорить об обвале рубля. В прошлом году рубль сдвинулся примерно на 20%. В конце мая доллар стоил 27,3 рубля. Самый дешевый рубль был в начале сентября - конце октября, когда курс был 32,74. 20% - обвал это или нет? Это существенное движение. Года 3-4 назад такую коррекцию мы называли бы кризисом. Сейчас мы пережили это спокойно, никто этого не заметил.

Вы говорите: "не допустить обвала", однако мы его уже допустили, но это было безболезненно. Это даже оказало оздоравливающее влияние на экономику, потому что слабый рубль повысил конкурентоспособность российских производителей, позволил побольше денег собрать в бюджет, бюджет оказался с профицитом. Мы по-другому реагируем, потому что поменялась курсовая политика.

Правительство перестало говорить мантры о том, что у нас стабильный курс. Он не должен быть стабильным, потому что меняется глобальная ситуация. Экономика стала более адаптивной, она стала лучше приспосабливаться к внешним шокам, чем четыре-пять-шесть лет назад.

Я не вижу никаких проблем для сырьевых рынков, потому что уж очень много денег вброшено в мировую систему, и даже при очень плохом развитии событий, которое невозможно предугадать, не видно, чтобы цены на нефть ушли - при том объеме ликвидности - куда-то далеко вниз. Ну а если и уйдет вниз, то опять скорректируется рубль. Мы все это проходили, ничего страшного в этом нет.

Новости по теме