Россия-2012: борьба за класс, которому есть что терять

  • 23 февраля 2012
Транспарант "Россия без Путина" Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Те, кто выходит под антипутинскими транспарантами, определяют средний класс иначе, чем это делает Владимир Путин

Теория пирамиды Маслоу, по которой потребности человека меняются по мере их удовлетворения - от еды до демократических ценностей, - в применении к России не вполне работает, уверены эксперты.

Эта статья является частью проекта bbcrussian.com, посвященного президентским выборам в России.

"Я смотрел на тех, кто был на Сахарова, и понимал - это же я через пять-семь лет, - рассказывает 25-летний Евгений. - Это самоутвердившиеся, состоявшиеся в жизни люди, которым есть, что терять".

Евгений работает в крупном инвестиционном банке. Он весьма точно подходит под стандартное определение среднего класса, которое предлагают экономисты.

"Я прихожу в магазин и не смотрю на цену, езжу куда хочу и когда хочу. Вопрос отпуска - это для меня скорее не вопрос денег, а вопрос времени... Машину не в кредит покупаю", - рассказывает Евгений.

Фраза "Мне есть что терять" особенно часто стала появляться в блогосфере накануне митинга 10 декабря на Болотной площади в Москве. 24 декабря ее со сцены митинга на проспекте Сахарова произнесла телеведущая Ксения Собчак, которая называла протесты "норковой революцией".

Однако в следующий раз под лозунгом "Мне есть что терять" прошли уже те, кто направлялся в сторону Поклонной, а не Болотной.

"В арабских странах на улицы вышли бедные студенты и маргиналы. В Москве все было наоборот. Любое слово "революция", произнесенное со сцены, вызывало освистание", - говорит Евгений, для которого последней каплей стали не результаты голосования в Госдуму, а сентябрьский съезд партии "Единая Россия", на котором стало известно, что Дмитрий Медведев не будет участвовать в выборах президента.

На митинги Евгений ходил без транспарантов, зато на первый пришел с цветами. "Это был не митинг, а праздник какой-то!, - вспоминает он. - Я в пальто пришел и с цветами - на свидание с демократией".

Гроздья гнева и страха

Для руководителя отдела рекламы интернет-проекта Анны, которая тоже себя ощущает средним классом, точкой невозврата стали все-таки результаты голосования.

"Когда в воскресенье [4 декабря] стали подсчитывать голоса, стало ясно, что это сумасшествие, когда мне стали звонить мои друзья, которые работали наблюдателями, и рассказывали, какие ужасы с ними происходили, я решила пойти", - рассказывает Анна.

"У меня есть подруга, которая тоже занимает управленческую позицию и относится к среднему классу. Она была наблюдателем от партии "Яблоко". Ей угрожали расправой и вызывали милицию. Так и сказали: "Сегодня вы живая, а завтра можете быть мертвая". На прошлой неделе не удовлетворили ее иск по поводу незаконного удаления с участка", - говорит Анна, которая пошла на самый первый митинг после думских выборов - на Чистых прудах - вместе с коллегами с работы.

"Нам было очень неприятно, что нас обманули, при чем с большим презрением", - вспоминает она.

"Среди моих знакомых есть такие, которые работают на госучреждения, либо учреждения с большим количеством государственного капитала, и у них есть письма от руководства, что если их увидят на митинге, то они будут уволены одним днем. Они, может, и хотели бы пойти на Болотную, но у них есть, что терять прямо сейчас", - добавляет Анна.

Два разных средних класса

Тот средний класс, который идет на митинги, и тот средний класс, о котором так часто упоминает в своих статьях Владимир Путин, - это разные люди, уверены прокремлевские политологи.

В интервью порталу Russia.ru Павел Данилин отнес тех, кто вышел на Болотную площадь и проспект Сахарова, к маленькой прослойке интеллигенции.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Эксперты говорят, что материальный уровень тех, кто вышел на митинги оппозиции, не изменился или упал с 2009 года

Большинство среднего класса, по его мнению, - это те, кто за время "путинской стабильности заработали высокие доходы, которые позволяют им распоряжаться своими деньгами - выбирать отдых или выбирать, куда вложить свои деньги".

Те представители среднего класса, которые участвовали в акциях протеста, говорят, что тоже разделяют средний класс на несколько групп.

"Те, к кому апеллирует Путин, - это люди с нижней границей доходов среднего класса", - говорит Александра, работающая менеджером в крупной частной финансовой корпорации.

Сама Александра говорит, что может восполнить все, что имеет в России, в другой стране. "Если тут сложится ситуация, при которой я не смогу тут жить, я уеду".

В 2001-2007 годах, на которые пришелся экономический рост и "путинская стабильность", из России уехало, по данным Росстата, почти 466 тысяч человек.

Но по данным исследования, проведенного "Новой газетой", только с 2004 по 2008 годы из страны уехало 440 тысяч человек. А согласно опросам ВЦИОМ и "Левада-центра" от середины 2011 года, уехать хочет 22% россиян. Почти в два раза больше, чем хотели в середине кризисного 2009 года.

"Разрыв по метражу"

Квартира в центре Москвы, автомобиль иностранного производства, зарплата не меньше 100 тысяч рублей, возможность ездить отдыхать несколько раз в году и сравнивать свою жизнь с тем, как живут в Европе и Америке, не испытывая при этом чувства ущербности - это минимум того, что могут потерять Евгений или Анна и им подобные.

К среднему классу себя причисляют 80% россиян. Владимир Путин считает, что к этой социальной прослойке относится 30%. "Что это такое по нашим меркам? Это наличие машины, сегодня это где-то 30 тысяч рублей дохода в месяц, квартира", - объяснил премьер-министр на одном региональном форуме в конце января.

По сути получается, что размер среднего класса можно "нарисовать" любой - в зависимости от взятых параметров.

Президент Гильдии маркетологов Игорь Березин, который вместе с журналом "Эксперт" в начале нулевых изучал средний класс в России, предлагает за нижнюю границу среднего класса брать доход в 15-20 тысяч рублей в месяц на одного в семье из трех-четырех человек, а за верхнюю - 80-150 тысяч рублей.

Наличие квартиры или машины, по мнению эксперта, не является критерием для среднего класса.

"Если взять по 10% самых обеспеченных и самых бедных, то разрыв в доходах будет в 15-20 раз. А если взять по обеспеченности жильем те же 10 и 10, то разрыв по метражу будет раза в два с половиной", - говорит Березин.

Иметь автомобиль представителю среднего класса сегодня уже тоже необязательно, считает Березин.

"Двадцать лет назад какой бы у вас ни был автомобиль - "Москвич", "Пятерка" или "Копейка" - это уже был советский средний класс. Автомобиль был статусным предметом, потому что, во-первых, это означает, что у вас есть деньги, а во-вторых, - у вас есть доступ к каналам распределения, потому что мало было накопить эти четыре с половиной тысячи рублей на эти "Жигули", надо было еще и получить право на их приобретение".

Хамство очень дорого стоит

Согласно теории американского психолога Абрахама Маслоу, потребности человека меняются по мере их удовлетворения: как только человек наелся и выспался, обзавелся машиной и домом, он начинает думать о своих демократических правах.

Летом 2011 года компания Renaissance Capital посчитала, что из всех стран со слабой демократией Россия - самая богатая.

Как только размер ВВП на душу населения в стране с демократическим режимом преодолевает порог в 10 тысяч долларов, режим в этой стране уже не изменится.

Если же это страна с автократическим режимом, то стоит ВВП на душу населения преодолеть отметку в 19 тысяч долларов, автократия в этой стране станет несменяемой, утверждают аналитики Renaissance Capital.

В России, политический строй которой исследователи определили, как "слабая демократия", размер ВВП на душу населения - 13661 долларов, и вероятность установления демократии в ближайшее время - 30%, посчитали в Renaissance Capital.

Зависимоcть между митингами и благосостоянием среднего класса есть, уверен Игорь Березин.

В период бурного роста российской экономики 2001-2007 годов благосостояние среднего класса в среднем росло на 30% в год, отмечает эксперт.

После кризиса 2009 года рост благосостояния среднего класса остановился, номинальный уровень доходов снизился на 10-15%, и к настоящему моменту доходы стали расти у меньшей части среднего класса.

Между тем пресловутые проблемы коррупции, пробок на дорогах, мигалок, взяток и другие за эти три года не исчезли, а только усугубились.

"В период экономического роста это еще как-то прощается и не так болезненно воспринимается. Есть люди, особенно молодые, которые готовы терпеть хамство, если им каждый месяц будут 1000 долларов доплачивать", - говорит Игорь Березин.

Новости по теме