Стартапы в России: модное слово или устойчивый тренд?

  • 29 мая 2013

Инновационная деревня

Инвестиции в стартапы - то есть компании, только приступающие к работе и, как правило, ориентированные на высокотехнологичные отрасли, - в России последние несколько лет растут, несмотря на кризис. Однако наметилась и серьезная проблема: дисбаланс между инвестициями в интернет и реальную экономику.

Поводом в очередной раз поговорить о чрезвычайно модных в России инновациях, стартапах и венчурном инвестировании стало масштабное мероприятие, устроенное фондом "Сколково": так называемая Startup Village ("Деревня стартапов"), длившаяся три дня - с воскресенья по вторник.

Местом для проведения конференции стартаперов избрали еще не построенный инноград Сколково, недавно включенный в состав Москвы. В чистом поле, огороженном со всех сторон, возвышается всего одно здание, которое здесь называют Гиперкубом. Вокруг него организаторы разбили шатры, внутри поставили проекторы и стулья - и пригласили молодых инноваторов, а также инвесторов, чтобы именно здесь состоялась их первая встреча.

В одном из таких шатров выступает начинающий предприниматель Андрей, приехавший сюда представлять компанию, которая занимается разработкой аппаратов для монтажа оптических телекоммуникационных волокон. До этого он пару лет проработал в инвестиционном банке "ВТБ Капитал", а затем управлял капиталами одного российского олигарха. И вот, в 29 лет, стал исполнительным директором стартапа.

"Мы разрабатываем аппарат, который будет сопоставим по качеству с ведущими японскими моделями и будет стоить на уровне китайских", - говорит он. Достигать высокого качества и дешевизны планируется за счет инновационных технологий.

В Сколково Андрей приехал не только и не столько за инвесторами, сколько за единомышленниками: "Даже IBM признает, что одному реализовывать проекты очень сложно. Всё настолько быстро развивается, что необходимо искать партнеров".

С этим вполне согласен главный устроитель и идеолог Startup Village Пекка Вильякайнен, советник президента фонда "Сколково" Виктора Вексельберга.

"Наша задача - помочь компаниям наладить связи: не только друг с другом, но и с европейскими партнерами, - отмечает он. - Это было первое мероприятие подобного рода, и многие говорили, что мы соберем максимум 500 человек. Но нам удалось собрать по меньшей мере 4 тысячи".

Поддержать стартаперов, прибывших со всех концов России и из-за рубежа (были делегации из Китая, США и Европы), приехал и российский премьер-министр Дмитрий Медведев, побродивший во вторник в окрестностях Гиперкуба и заглянувший внутрь сооружения.

В разгар визита главы правительства неожиданно появился экс-куратор "Сколково" в кабмине Владислав Сурков, покинувший в мае пост вице-премьера.

Административный ажиотаж вокруг инноваций и стартапов подкрепляется данными аналитиков рынка: в России, несмотря на посткризисные годы, сохраняется рост венчурного (то есть рискованного) инвестирования.

Как подсчитали в Российской ассоциации венчурного инвестирования (РАВИ), всего за 2012 год в этот сегмент было сделано более 130 инвестиций на общую сумму около 400 млн долларов. И это неполная статистика, поскольку некоторые венчурные фонды предпочитают не публиковать отчеты.

"Динамика на венчурном рынке сохраняется позитивная. Это происходит из-за того, что люди вкладываются либо больше, либо чаще. Скорее всего, в нашем случае по итогам 2012 года ответ в том, что вкладывали больше. Отчасти это следствие того, что открылось порядка 10-20 новых венчурных фондов", - комментирует статистику инвестиционный менеджер Fastlane Ventures Андрей Куликов.

Однако есть и поводы для пессимизма. Российские инвесторы предпочитают вкладываться в интернет и связанные с ним отрасли, практически полностью игнорируя биомедицину, энергоэффективность и другие сферы, требующие больших финансовых вливаний и не приносящие моментальной прибыли.

Image caption Поддержать стартапы в Сколково приехал и экс-куратор проекта в кабмине Владислав Сурков

"Не будет преувеличением сказать, что технологические стартапы и интернет - это больше 70% инвестиций", - констатирует Андрей Куликов.

Сходные данные и у РАВИ. Согласно свежему исследованию компании, инвестиции в телекоммуникации и интернет в 2012 году достигли 60%; при этом медицина и здравоохранение составили 4%; электроника - 4%; компьютеры - 5%; сельское хозяйство - 6%; транспорт - 7,5%; промышленное оборудование - 2%; химические материалы - 2,5%; остальные отрасли - 9%.

Для сравнения, в США в 2011 году общий объем венчурных инвестиций составил 28,6 млрд долларов. Самыми популярными отраслями оказались программное обеспечение (6,7 млрд долларов - 23%), биотехнологии (4,7 млрд долларов - 16%) и энергоэффективность (3,5 млрд долларов - 12%).

Причины такого венчурно-инвестиционного дисбаланса в России понятны, говорит исполнительный директор РАВИ Альбина Никконен: "Если брать высокие технологии, то там нужно дорогостоящее оборудование, сложный производственный цикл и так далее. А в IT нужен только компьютер и мозги".

Image caption Проект жилого района в Сколково

Еще одна проблема, неизбежно возникающая перед стартапами в России и не только перед ними, - бюрократия, а также законы, в которых не всегда просто разобраться даже самым квалифицированным юристам.

"Можно быть семи пядей во лбу и ни разу не суметь оказать юридическую поддержку инновационному бизнесу. Для сопровождения венчурного бизнеса действительно необходимо знание многих отраслей права. А если такой бизнес, как это часто бывает, имеет международный аспект, то дополнительно может потребоваться мультиюрисдикционная квалификация", - говорит Анна Фокина, возглавляющая отдел инфраструктурных проектов в министерстве связи и массовых коммуникаций.

С одной стороны, отсутствуют правила игры для участников венчурной инфраструктуры, продолжает она; с другой стороны, отдельные сферы бизнеса чрезмерно зарегулированы.

"Так, отдельные корпоративные процедуры, предусмотренные законодательством, иногда нарушаются не как следствие злого умысла компании, а в результате фактических сложностей с их применением с учетом специфики бизнеса. В итоге есть государство, бизнес, общество, а взаимодействия между нами нет", - резюмирует она, добавляя, что площадки для активного взаимодействия с бизнесом все-таки создаются и развиваются, в том числе и в рамках минкомсвязи.

Эксперты в целом соглашаются в том, что законы, касающиеся венчурного инвестирования, в России постепенно улучшаются. В частности, вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, устанавливающие льготы для резидентов "Сколкова". Минэкономразвития предложило прошлой осенью распространить их и на другие наукограды.

Тем временем собеседник Русской службы Би-би-си на Startup Village - предприниматель Андрей, представляющий на конференции оптико-волоконный стартап, - расставляет акценты иначе и не считает бюрократию и несовершенные законы главным препятствием на пути.

"Если у тебя хорошая, яркая идея, то ты всегда можешь найти решение всех возникающих проблем. Я не могу сказать, что наше время какое-то более сложное, чем раньше. Сегодня мы можем регистрировать компанию где-нибудь в Делавэре, продавать продукт в России, юридически платить налоги где-то еще. Самая большая проблема - наличие времени и людских ресурсов", - говорит он.

"Я искренне верю в Сколково"

Image caption Пекка Вильякайнен начал карьеру с того, что создал первый в мире сервис интернет-банкинга

Финский предприниматель Пекка Вильякайнен, выступающий в роли советника президента фонда "Сколково" по стартапам, рассказал в интервью Русской службе Би-би-си, почему верит в будущее иннограда, а также о проблемах, подстерегающих молодых стартаперов на пути к успеху.

Би-би-си: Для чего была нужна Startup Village в Сколково?

Пекка Вильякайнен: Целью этого мероприятия было состыковать российские стартапы друг с другом. Это было первое мероприятие подобного рода, и многие говорили, что мы соберем максимум 500 человек. Но нам удалось собрать по меньшей мере 4 тысячи. Участие в нашем конкурсе приняли 800 компаний. К примеру, победитель - компания, производящая электромобили - приехала сюда из Астрахани. Хорошо и то, что здесь были делегации из Китая, США, из Европы. В этом и заключается главная цель Сколково - быть платформой для международной кооперации.

Би-би-си: Вы верите, что возможно создать научный центр посреди чиста поля?

П.В: Искренне верю. Все крупные мировые центры инноваций возникали рядом с большими городами. Москва ни в чем не уступает таким мегаполисам. Впрочем, Сколково - это не просто огромное поле с кучей домов: Сколково - это инновации. Сейчас резидентами иннограда являются 905 компаний, мы выбрали их из примерно 6 тысяч претендентов. Каждому, кто сомневается в перспективах проекта, я говорю: "Не ходите к Медведеву, Вексельбергу или Вильякайнену, чтобы узнать у них, что такое Сколково. Приезжайте и сами посмотрите на зарегистрированные у нас компании. Если они успешные, тогда и весь проект успешен".

Би-би-си: За последние годы в России изменился предпринимательский климат?

П.В: Я занимаюсь бизнесом с русскими уже семь лет, а в Сколково работаю полтора года. Еще пять лет назад, когда я проводил встречи с русскими партнерами и обсуждал с ними стартапы, никто о них не хотел говорить. СМИ вообще не интересовались этой темой, потому что уж слишком маленькие компании: если и писать, то о миллиардах и триллионах. Так что, стартапы начинались в России с нуля, а теперь стали трендом. Задача сейчас - закрепить и улучшить этот результат. России нужны десятки тысяч стартапов в предстоящие 10-20 лет.

Би-би-си: С какими проблемами сталкиваются стартапы в России?

П.В: В России нет недостатка в финансировании. Проблема с тем, что американцы называют smart money: очень велика потребность в экспертном сопровождении новых проектов. Конечно, есть и проблемы с бюрократией. Но в целом, за последние три-четыре года проделана немалая законодательная работа. Сегодня открыть свой бизнес в России гораздо легче, чем пять лет назад. Так что главная проблема - в недостатке лидеров, которые могли бы повести за собой молодых предпринимателей.

Би-би-си: Очевидно, что недавние коррупционные скандалы вокруг "Сколково" нанесли репутации фонда ущерб. Как вы планируете решать эту проблему?

П.В: Единственный способ решить эту проблему - ничего не скрывать и поддерживать политику открытости. Невозможно радикально улучшить репутацию, просто увеличив траты на рекламу или брендинг. Но одну вещь надо понимать: так называемый скандал вокруг "Сколково" - это история, которая произошла какое-то время назад и просто оказалась в центре внимания сейчас. Лично я вижу, что деньги между компаниями распределяются вполне прозрачно, и вообще дела здесь ведутся профессионально. Мы оказываем следствию содействие по всем вопросам, и если кто-то виновен в чем-то, он будет наказан. Но мы все здесь думаем не о скандалах, а о стартапах, о том, как помочь молодым предпринимателям.

Новости по теме