Почему бизнес-рейтинг России ниже, чем у Грузии?

  • 3 апреля 2014
Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Власти жалеют малых предпринимателей - и вводят для них новые налоги

Президент России Владимир Путин подписал закон о поправках в Налоговый кодекс, согласно которым, как подсчитали эксперты, налоговая нагрузка на малый бизнес может увеличиться на 200 млрд рублей в год (5,6 млрд долларов).

Это уже не первый "подарок" малому бизнесу от российских властей: год назад они в два раза повысили страховые отчисления для индивидуальных предпринимателей. В результате только за три зимних месяца (2012 - 2013 годов) с учета снялись 411 тыс. "частников". Властям тогда пришлось частично отыграть это повышение назад, но только частично.

В условиях, когда российское правительство усиленно ищет источники роста стагнирующей экономики (на днях глава ЦБ Эльвира Набиуллина понизила прогноз роста ВВП в 2014 году до 1%) и стремится снизить зависимость от углеводородного экспорта, - такие законодательные сюрпризы кажутся странными.

Конечно, было бы несправедливо утверждать, что в стране буквально всё плохо с малым и средним бизнесом. Так, в рейтинге Doing Business от Всемирного банка, Россия по условиям ведения бизнеса продвинулась на 20 позиций вверх. Но почему она расположилась на 92 строчке списка, а, например, Грузия - на 8-й?

Корреспонденты Русской службы Би-би-си Дмитрий Булин в Москве и Темур Кигурадзе в Тбилиси решили посмотреть, из чего складываются будни начинающих предпринимателей. Почему в Грузии открывать и развивать свое дело, судя по цифрам, легче, а в России - наоборот?

Перекупить ООО, чтобы избежать волокиты

Правообладатель иллюстрации Vladislav Gruzdev

Рязанцу Владиславу Груздеву 25 лет, семейное дело по изготовлению тортов он открыл около трех лет назад на пару с супругой. С тех пор они продали больше 6 тыс. тортов ручной работы, попробовали себя в ресторанном бизнесе и победили в двух конкурсах молодых предпринимателей.

Сюжет о креативных кулинарах-молодеженах прошел по нескольким телеканалам, появился в печатных СМИ. Но, несмотря на победу в конкурсах, организованных властями, Владислав сетует на почти полное отсутствие поддержки со стороны государства.

"Помимо статуса, мы ничего не получили: разве что бесплатную рекламу. Если же говорить о материальной составляющей, то на областном конкурсе нам подарили планшет для чтения книг, а на всероссийском - грамоту и вымпел", - рассказывает он смеясь.

Таких начинающих бизнесменов, как Владислав и его жена Юлия, в России насчитывается 4,3% от всего населения, говорится в исследовании "Глобальный мониторинг предпринимательства", которое ежегодно проводится мировыми университетами (в России этим занимается Высшая школа менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета; данные приведены за 2012 год).

Под начинающими имеются в виду предприниматели, бизнесу которых не более трех лет. Получается, что ранним предпринимателем в стране является лишь каждый 23-й гражданин. В странах БРИКС - каждый восьмой, в странах Восточной Европы - каждый 11-й.

Среди причин такого положения дел чаще всего упоминаются административные барьеры, сложная бухгалтерия, трудности с привлечением кредитов, тяжелое налоговое бремя и, к тому же, периодические изменения в порядке налогообложения. Владислав Груздев не склонен драматизировать эти проблемы, но и не замечать их тоже трудно.

"Чтобы избежать волокиты, мы на начальном этапе просто перекупили уже существующее ООО [общество с ограниченной ответственностью]. В среднем у нас в Рязани это стоит 10 тыс. рублей. Нанять бухгалтера, чтобы готовил сложную отчетность, - еще 10 тыс. рублей ежемесячно", - подсчитывает молодой предприниматель.

Причем в его ООО числилось не больше двух человек - и все равно приходилось отчитываться перед властями буквально за каждую мелочь: "Даже имея бухгалтера, я вынужден был совершать много лишних телодвижений: тратил много времени на подписи, лично ездил совершать платежи в банке".

На сложность ведения бухгалтерской отчетности в России жалуются не только предприниматели, но и многие бухгалтеры. В беседе с Би-би-си главный бухгалтер одной московской общественной организации, заставшая в аналогичной должности еще времена Советского Союза, пожаловалась на усложнение работы.

"В советские времена, когда я работала на крупном предприятии в секторе электронной продукции, у нас тоже было немало трудностей и бессонных ночей, однако тогда порядка было больше", - считает она.

Сейчас же постоянно происходят какие-то изменения в законодательстве; работать приходится по Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО), что, с одной стороны, прозрачнее, а с другой - делает процесс более трудоемким.

В итоге, резюмирует она, для ведения полноценной отчетности недостаточно иметь одного бухгалтера. А штат из нескольких таких сотрудников малым и средним предпринимателям не по карману.

На все обвинения власти парируют: ситуация непростая, но на всё нужно время. Кроме того, по некоторым аспектам ведения бизнеса Россия, говорят чиновники, делает успехи.

В качестве доказательства приводят международные рейтинги - например, Doing Business от Всемирного банка. В нем страна за год поднялась со 112 места на 92-е, улучшив позиции сразу на 20 пунктов.

Если брать отдельные статьи этого рейтинга, то по ним прогресс еще более впечатляющий: в разделе "Налоговое администрирование" рост сразу на 41 пункт.

"Конечно, от Америки, Германии или Англии мы по-прежнему отличаемся: у нас уклоняться легче, чем у них. Но мы выросли на две или три головы. Гайки тут здорово завинтились", - говорил еще в прошлом году глава московского офиса Tax Consulting UK Эдуард Савуляк в интервью Би-би-си.

И все же эти успехи не идут ни в какое сравнение с бизнес-климатом в Грузии, которая в том же рейтинге заняла 8 место, опередив Норвегию и Великобританию. Откуда такой разрыв между положением двух стран, еще 20 лет назад составлявших одно государство?

Представители российских властей либо отмахиваются от подобных сравнений, либо указывают на изъяны в методологии самих рейтингов.

"Я сам принимал участие в работе над этим рейтингом и общался с командой Всемирного банка", - рассказывал Би-би-си этой зимой ректор бизнес-школы "Сколково" Андрей Шаронов, до сентября прошлого года занимавший пост заместителя мэра Москвы, а до того - пост замминистра экономического развития и торговли России.

"Сама методика [рейтинга Doing Business] достаточно условна. Например, качество подключения к электросетям оценивается на примере склада определенной площадью и с определенным энергопотреблением. И все это на примере столичного города, то есть рейтинг России изготавливается на примере Москвы", - говорил он.

"Если вдруг в Москве у вас в прошлом году не ввели в эксплуатацию такого склада, или ввели один - и с ним случилась какая-то неприятность, то вся страна будет оценена по этому складу", - такова аргументация Шаронова.

Что касается самих бизнесменов, то их волнуют не только насущные проблемы вроде административных барьеров на "входе", сложная бухгалтерия и тому подобные вещи.

По мнению многих предпринимателей, столкнувшихся с необходимостью расширения и дальнейшей максимизации прибыли, в России практически отсутствуют инструменты развития.

"Не имеет большого значения, откроете вы компанию за три часа или за три дня. Что дает скорость? Главное здесь то, насколько легко вам будет развивать бизнес и получать доступ к финансированию. Система кредитования у нас работает очень плохо, легкого инструмента привлечения финансов попросту нет", - рассказывает генеральный директор одной московской IT-компании Дмитрий Мариничев.

"К тому же, в экономике слишком много государства. Это проявляется даже не в мерах регулирования, а в том, что государственные или окологосударственные компании занимают те ниши рынка, которые было бы эффективнее отдать на откуп частному бизнесу", - рассуждает он.

Другими словами, как недавно заметил кто-то из российских экспертов, в России крупный бизнес и государство поддерживают неэффективность друг друга. Как в этой ситуации повысить эффективность малого и среднего бизнеса - решительно непонятно.

"Эсэмэска" о регистрации

Гия Вашакидзе - молодой тбилисский бизнесмен. Он говорит, что совсем не удивился тому, что Грузия попала в десятку стран, где легче всего начать свое дело. Несколько месяцев назад он сам решил начать производство голландских вафель в столице Грузии. Гие пришлось вплотную столкнуться со всеми ступенями оформления бизнеса.

Первым шагом была регистрация фирмы и юридического лица. Эта процедура проходит в специальных учреждениях - так называемых Домах юстиции, которые работают по принципу "одного окна".

Дома юстиции охватывают почти все сферы, связанные с оформлением документов: здесь можно получить паспорт, жениться и - в том числе - зарегистрировать свое предприятие. Гия Вашакидзе открыл общество с ограниченной ответственностью.

"Мы с моим бизнес-партнером простояли в очереди около 15 минут. Нам выдали специальные анкеты, где нужно было указать род деятельности новой компании и другую общую информацию, вроде долей в компании и желаемого юридического адреса. Анкету мы сдали, предъявили удостоверения личности и заплатили за процедуру - 105 лари (60 долларов). Весь процесс регистрации не занял и часа", - рассказывает он.

Бизнесмен говорит, что уже на следующий день с утра на его мобильный телефон пришло текстовое сообщение об успешном окончании процесса регистрации. Его компания теперь официально существовала для государства. Автоматически данные о новом ООО Дом юстиции переслал и в налоговую инспекцию.

Говоря о налогообложении, Гия Вашакидзе отмечает, что практически весь процесс происходит в электронном формате.

"Конечно, все дублируется и на бумаге, но единственная функция этих документов - архивная; по закону, фирма обязана хранить документацию в письменном виде несколько лет на всякий случай", - говорит бизнесмен.

Отчеты о продажах дистрибьютор фирмы заносит в специальную программу на своем смартфоне и потом передает бухгалтеру, который вводит всю информацию в другую электронную форму, подсоединенную к сайту налоговой инспекции.

Гия Вашакидзе говорит, что налоговики его пока не проверяли. Мелкий и средний бизнес в стране "тревожат" не так часто, как более крупные компании. До первой проверки может пройти и год, и два.

Во время визита представителей налоговой у предпринимателя есть выбор: согласиться на проверку или потребовать аудита независимой частной компанией. Гия говорит, что это снижает риск того, что налоговая будет придираться к несуществующим проблемам.

"Прошло то время, когда в Грузии фирмы вели "черную бухгалтерию". Сейчас это делать себе дороже. От налоговой нельзя откупиться, придется платить огромные штрафы", - говорит предприниматель.

Само налоговое бремя не кажется Гие непомерным - в Грузии нет системы двойного налогообложения, поэтому налог на добавленную стоимость купленных его фирмой продуктов вычитывается из НДС на проданную им продукцию - и в сумме составляет не более 10%.

Так как у Гии Вашакидзе бизнес, связанный с пищевыми продуктами, то он обязан проходить и санитарно-медицинскую проверку. О дате ее проведения не сообщают заранее. Как и от налоговой инспекции, от неё нельзя откупиться: единственный способ избежать штрафа или закрытия - работать в чистоте и соблюдать все нормы гигиены.

Пока производство голландских вафель продвигается неплохо, и Гия уже подумывает о расширении производства: закупки новых станков и увеличении штата сотрудников. Для этого он собирается взять кредит в одном из грузинских банков.

Банки довольно трудно уговорить вложиться в финансирование компании с "нуля", рассказывает он, однако получить кредит на развитие бизнеса довольно легко. Процентные ставки в Грузии довольно высоки, в районе 15% годовых; для обеспечения кредита часто требуется залог в виде движимого и недвижимого имущества.

Труднодоступность капитала - одна из главных проблем развития бизнеса в Грузии, говорит глава департамента по экспорту и внешней торговле при министерстве экономки Грузии Георгий Циколия.

В этом году государство развернуло программу помощи бизнесменам: были созданы специальные фонды для развития сельского хозяйства. Из средств этих фондов оплачивается процентная ставка банков, которые решили профинансировать фермерские проекты.

"У нас действительно легко начать свое дело, и Грузия - рекордсмен по количеству открытых предприятий, однако есть и печальная статистика: эти предприятия быстро прогорают. Приоритет государства - научить начинающих бизнесменов основам теории ведения бизнеса", - заявил Георгий Циколия.

По его словам, для этой цели в стране создается специальный центр, который будет предоставлять бесплатные консультации лицам, желающим начать или расширить свое дело. Будет советовать, куда обращаться за финансированием, как правильно составлять бизнес-планы, а в будущем - и сам предоставлять льготные кредиты и гранты.

Георгий Циколия говорит, что не удивлен тем, что Грузия на первых местах в рейтинге по легкости ведения бизнеса, так как уже несколько лет подряд государство проводит активные реформы в этом направлении.

"Наша цель - продвинуться ещё дальше и войти в пятерку, а то и в тройку лидеров", - говорит он.

Новости по теме