Что будет, если нефть продолжит дешеветь?

  • 13 ноября 2014
  • kомментарии
Нефтяная вышка Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Цены на нефть продолжают падать, что ослабляет российскую экономику

Цена барреля нефти Brent упала до 80 долларов. На этой отметке, по оценке российского президента Владимира Путина, мировую экономику ждет коллапс. Однако страны ОПЕК, похоже, не собираются корректировать цены и сокращать добычу в ближайшее время, что может привести к дальнейшему снижению цен на углеводороды.

Эксперты между тем пытаются понять, сколько времени продержится на плаву российская экономика в случае, если нефть продолжит дешеветь и дальше.

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев обсудил ситуацию на нефтяном рынке и особенности российского бюджета со старшим научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН Михаилом Субботиным.

М.С.:Около месяца назад мы обсуждали падение цен на нефть до уровня 90 долларов, а теперь уже 80. А российский президент предсказывал проблемы в мировой экономике по достижении этой цены. 80 – это случайная цена, или продолжение тенденции?

М.Суб.: Продолжение тенденции. Я в этом был уверен и месяц назад, и еще раньше. Мне казалось, что рост нефтяных цен выдохся перед экономическим кризисом 2008-2009 года. Тогда цена на нефть получила очень тяжелый удар, упала чуть ли не до 50 долларов, но это был первый звонок. Потом, после посткризисного восстановления экономик, в силу того, что Китай не сбавлял обороты, ситуация, казалось, начала выправляться, всякие войны и арабские вёсны поддержали цены, которые вышли на некое плато. Но кризис поломал тренд, спрос со стороны покупателей стал меньше предложения, и это начало распространяться по всему миру.

М.С.:Что стоит за нынешним движением вниз? Рост запасов в США, общее замедление экономического роста, особенно России и Китая – Китай теперь не растет двузначными цифрами. Ожидают отмены или, по крайней мере, ослабления санкций в отношении Ирана, что означает выход иранской нефти на рынок. Но есть и теории заговоров, самых разных. Начиная от Саудовской Аравии и США с целью удушить Россию – выдумка в стиле главных каналов российского телевидения, до заговора Саудовской Аравии против США, с их глубоководной добычей и сланцевой нефтью. Что здесь представляет серьезную тему для дискуссии?

М.Суб.: Это все красивые конспирологические истории журналистов, которые любит слушатель, но которые не имеют никакого отношения к делу. То же касается и путинского заявления о том, что при 80 долларах экономика разрушится. Дальше он сказал, что для разработки новых месторождений производители рассчитывают на более высокие цены. То есть речь шла о том, что будет очень тяжело нефтеэкспортерам. Фраза была сформулирована не очень аккуратно, и, отрубив от нее хвост, журналисты очень повеселились. Но с точки зрения смысла все правильно. Действительно для производителей, для экспортеров наступили тяжелые времена. В этой ситуации с рынка выталкиваются те, кто слабее, неконкурентоспособен, производит товар с большими издержками. Среди тех, кто страдает, оказываются Венесуэла, Россия, Иран, и совсем не сланцевая нефть. Есть определенные доли сланцевого рынка, которые при ценах ниже 80 долларов начинает испытывать большие сложности, но большая его часть никаких проблем не испытывает, потому что сланцевая революция ушла далеко с точки зрения технологий сокращения издержек. Рынок сейчас прощупает, насколько возможна экономия на затратах у всех экспортеров нефти, потому что сейчас начинается режим экономии, которым до недавнего времени компании, экспортирующие нефть, пренебрегали. В кризисные периоды возможна экономия до трети затрат, и только рынок сможет определить, насколько низко может опуститься цена. В 1998 году, когда нормальная цена была около 20 долларов, и казалось, что 18 очень тяжело, а 15 очень плохо, цена держалась в районе 10 долларов почти весь год. Саудовская Аравия может на что-то влиять, это до тех пор, пока они доминируют на рынке, пока покупатель вынужден брать по тем ценам, которые ему диктует продавец. Когда предложение превышает спрос, начинается конкуренция, кто быстрее и дешевле может продать свою нефть. Недавние продажи Саудовской Аравии со скидкой Китаю были сделаны не потому, что они хотят кому-то сделать что-то плохое, а потому что никому не хотят уступать китайский рынок. Это нормальное конкурентное поведение продавца, который выбивает конкурентов снижением цен.

М.С.:Эта версия особенно активно муссируется в преддверии заседания ОПЕК, на котором вероятность решения о снижении добычи специалисты Блумберга оценивают как ничтожное. Что касается стран, испытывающих трудности в связи со снижением цен на нефть. Если посмотреть на заявления зам. председателя Банка России, сегодня Ксения Юдаева сообщила, что 8,6% уже годовая инфляция в России. Прогноз только растет. Что касается продовольственных цен, то здесь инфляция уже за 10%, и не только падающие цены на нефть тому виной. И самые разные эксперты бросились подсчитывать, насколько теперь у России хватит денег, если цены на нефть упадут до 60 долларов. Сергей Гуриев в Financial Times предсказывает, что при нынешнем уровне цен на нефть, к концу 2017 года деньги у России закончатся. Есть эксперты с еще более пессимистичным взглядом на вещи, которые утверждают, что год-два. Как по-вашему?

М.Суб.: Во-первых, мало обращается внимание на ценами на нефть и санкциями. Это помимо проблем экономического роста, кризиса и так далее. Санкции имеют такой эффект именно потому, что покупателю есть из чего выбирать и у кого покупать ресурс. Если бы ситуация была обратной, я не уверен, что вообще санкции вводились бы. Политики во всех странах заинтересованы в том, чтобы их собственные граждане жили в тепле. Сейчас санкции усугубляют ситуацию. Что касается утверждений Гуриева, то необходимо обратить внимание на эффект паники. Необязательно исчерпать тарелку до дна, чтобы начать паниковать. Динамика сильно давит на рынок, и при ухудшении ситуации экономические проблемы могут нарастать достаточно быстро. У экономики приличный золотовалютный резерв, сбалансированный бюджет, нет серьезных проблем с дефицитом бюджета. Есть много инструментов, чтобы сбалансировать ситуацию. Но ситуация давит на рынок и может сильно ускорить процесс.

М.С.: О каком временном масштабе мы говорим?

М.Суб.: Можно только гадать, потому что на валютном рынке перед новым годом даже началась легкая паника. Поэтому начались заявления крупных государственных чиновников, которые еще вчера говорили, что ничего страшного, все постепенно сбалансируется, и рубль уже сильно недооценен, он скоро начнет отыгрывать. Сегодня настроения немножко другие. Надо понимать, что инфляция и тому подобные явления – это перекладывание проблем экономики непосредственно на население, после чего начинаются социально-экономические проблемы, связанные с обманутыми надеждами, нарушенными обещаниями, ухудшением жизни, дорогими товарами – начинается борьба с так называемой спекуляцией, которая оборачивается тем, что появляется дефицит товаров. Сейчас целые шкафы в супермаркете заняты одной коробкой.

М.С.:Это все мы уже проходили...

М.Суб.: Если вы вводите социальные товары, бьете по ценам, то у вас возникает дефицит товаров.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме