Как Путин и Улюкаев заочно поспорили

  • 18 декабря 2014
Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Владимир Путин и Алексей Улюкаев не согласны терминологически и содержательно

Общение Владимира Путина с журналистами в четверг совпало по времени с публикацией интервью министра экономического развития Алексея Улюкаева "Ведомостям".

Глава МЭР был откровенен: назвал ситуацию в стране кризисом, раскритиковал Центробанк и признал, что последствия западных санкций будут очень тяжелы.

Фактически министр невольно вступил в заочную полемику с главой государства. Русская служба Би-би-си собрала наиболее примечательные расхождения во взглядах между политиками.

Когда закончатся трудности в экономике?

Владимир Путин [в ходе пресс-конференции 18 декабря]: "Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств, я думаю, что года два. И, повторяю ещё раз, после этого рост неизбежен, в том числе и потому, что внешняя экономическая конъюнктура будет меняться".

Алексей Улюкаев [в ходе интервью, взятого 15 декабря и опубликованного 18 декабря]: "…Начиная с 2016 года мы будем иметь проблемы. Финансовая часть [влияния санкций] будет ослабевать, а технологическая - усиливаться, и мне трудно сказать, каким будет равнодействие этих взаимно противоречащих тенденций, но так или иначе это будет ощутимо".

По мнению Улюкаева, наиболее сильно последствия западных санкций в части ограничений на кредитование за рубежом будут сказываться в ближайшие два года – в этом он не противоречит Путину.

"Если мы всю болтанку, связанную во многом с нашими неаккуратными действиями в денежно-финансовой сфере, преодолеем, то затем достаточно большое позитивное сальдо текущего счета позволит спокойно фондировать рефинансирование наших компаний начиная с 2016 года", - отметил Улюкаев.

Однако тогда же, по словам главы МЭР, дадут о себе знать последствия технологического характера: из-за санкций страна не может закупать оборудование для нефтеразведки и нефтегазодобычи.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Министр Улюкаев раньше работал в ЦБ, но это не мешает ему критиковать регулятор

В стране уже кризис или еще нет?

Алексей Улюкаев: "Наверное, "кризис" - правильное слово. Правильное тем, что у него нет четкого определения: у стагнации, у рецессии есть, а у кризиса - нет".

Владимир Путин: "Очень много факторов неопределённости. Поэтому назвать это кризисом, назвать это как-то по-другому – можно какие угодно слова применять... Но мне кажется, я достаточно ясно сказал, что Центральный банк и правительство в целом действуют адекватно сложившейся ситуации".

Кто виноват?

Владимир Путин: "Конечно, сегодняшняя ситуация спровоцирована внешними факторами прежде всего. Но исходим из того, что нами многое не сделано из того, что мы планировали сделать и говорили, что мы должны сделать по диверсификации нашей экономики в течение практически предыдущих 20 лет. Сделать это было достаточно сложно, если вообще возможно…"

"Ответственность за всё, что происходит в стране, всегда лежит на главе государства и дальше по ранжиру вниз. И от этой ответственности я никогда не уклонялся и уклоняться не собираюсь... В целом, повторяю, должна быть поднята персональная ответственность и сотрудников Центрального банка, и ответственных сотрудников Правительства Российской Федерации за результаты работы на каждом участке, который им доверен".

Алексей Улюкаев: "Наверное, мы попали в идеальный шторм [понятие "идеальный шторм" употребляется экономистами в смысле уникального сочетания отрицательных факторов, случающегося крайне редко] - и, наверное, это не случайно. Потому что в каком-то смысле этот шторм мы сами и готовили. […] Сейчас у нас сочетание трех кризисов. Первый кризис - структурный: структура экономики такова, что воспроизводит в расширенном масштабе издержки… Все издержки постоянно растут, и их рост кратно превосходит рост экономики".

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Владимир Путин настроен оптимистически: при самом негативном сценарии трудности будут у России два года, а потом станет легче

"Второй кризис - это часть обычного делового цикла, который связан с ограничениями по спросу - и внутренними, и внешними. И третий - геополитический кризис, связанный с механизмом санкций, контрсанкций и так далее. Их сочетание в одно время в одном месте и дает те негативные эффекты, которые мы обсуждаем".

Центробанк всё правильно делает?

Алексей Улюкаев: "Вот ЦБ делает разные вещи, на 100 базисных пунктов [то есть на 1 процентный пункт] подняли ставку в четверг [эта часть интервью взята еще до того, как ЦБ дополнительно повысил ставку дополнительно на 6,5 процентных пункта]. Зачем это делать? Чтобы показать, что ЦБ еще существует? Это бессмысленное действие. Мы плетемся в хвосте событий".

Владимир Путин: "Можно "наезжать" на Набиуллину, но не забывать, что в целом их политика является адекватной. Не только Центральный банк несёт ответственность за экономическую ситуацию в стране".

Новости по теме