Продажи авиабилетов в России могут "встать" с 1 сентября

  • 6 марта 2015
самолет British Airways Правообладатель иллюстрации Getty

Российские авиаперевозчики просят у властей как можно скорее разобраться в ситуации с законом о защите персональных данных, поправки к которому вступают в силу 1 сентября. Если законодатели не пересмотрят часть этих поправок, то, как утверждают игроки рынка, им придется приостановить продажу и бронирование билетов на рейсы.

В случае отсутствия компромисса в начале осени остановятся не только интернет-продажи, но и обычные, поскольку все продавцы авиабилетов так или иначе завязаны на электронные базы данных.

Ассоциация эксплуатантов воздушного транспорта, объединяющая 19 ведущих российских авиакомпаний, обратилась к бизнес-омбудсмену Борису Титову с просьбой внести изменения в закон. Сам он уже заявил о том, что разделяет озабоченность авиаперевозчиков и намерен довести эти опасения до правительства.

Однако об этих опасениях правительство знало еще летом прошлого года, когда принимались спорные поправки к закону. С тех пор выхода из ситуации власти не предложили, более того, в декабре перенесли сроки вступления в силу нового законодательства на год раньше - с 1 сентября 2016 года на 1 сентября 2015-го.

В чем же суть назревающего кризиса, чем это грозит простым пассажирам - и есть ли выход из ситуации? Русская служба Би-би-си попыталась ответить на эти вопросы.

Чем новый закон мешает авиаперевозчикам?

Российские власти год назад озаботились безопасностью личных данных, которые граждане оставляют в интернете. Госдума приняла закон (если точно, закон о внесении поправок в ряд других законов, в том числе и о персональных данных), в соответствии с которым они должны храниться исключительно на серверах на территории страны и не передаваться за границу.

Новые правила затронули фактически все сайты, предоставляющие услуги онлайн-бронирования и продаж. Попали в поле нового регулирования и продажи авиабилетов.

Проблема в том, что более 70% мест на рейсах российских авиакомпаний продается через зарубежные системы бронирования. Из них на российском рынке самые прочные позиции у трех: Sabre, Amadeus и TravelPort. В частности, государственный "Аэрофлот" продает почти все билеты через Sabre.

Это значит, что информация о российских гражданах, летающих рейсами того же "Аэрофлота" - даже внутри России - передается иностранным системам и хранится на серверах за пределами страны. Это напрямую противоречит принятому и пока не вступившему в силу закону.

Как функционирует система продаж авиабилетов

За год авиакомпании мира совершают несколько десятков миллионов рейсов. Продать такой объем билетов (причем по разным ценам в разных классах) - огромная работа, которую авиакомпании чаще всего делегируют специальным компаниям. Их называют глобальными распределительными системами, и их множество во всем мире.

В России наиболее известны, помимо упомянутых выше, Amadeus, Gabriel и Galileo. Существуют и российские дистрибутивные системы - "Сирена-2000" и TAIS CRS (хотя последнюю в отрасли не считают собственно таковой, но она оказывает схожие услуги).

Цепочка посредников при покупке билета через интернет выглядит так: агентство, на сайте которого мы пытаемся найти интересующий нас билет, запрашивает информацию у международных распределительных систем (обычно сразу у нескольких), а также у тех авиакомпаний, к которым оно имеет прямое подключение (тенденция последнего времени).

Получив ответ, оно принимает у покупателя деньги и сообщает об этом еще одному участнику цепочки - системе взаиморасчетов. В России действуют две такие системы, осуществляющие контроль над платежами в сфере перевозок: Международная ассоциация воздушного транспорта (ИАТА) и Транспортная клиринговая палата.

Глобальная распределительная система, получив данные пассажира, передает их авиакомпании, а та, когда приходит время рейса, отсылает личную информацию в аэропорт вылета, чтобы пассажир смог зарегистрироваться на рейс.

Таким образом, личные данные граждан два раза пересекают государственные границы: когда отсылаются в глобальную дистрибутивную систему (и через нее авиакомпании) и когда передаются самой авиакомпанией в аэропорт вылета.

Как устранить противоречие между законом и реальностью

"Что сделало государство? Оно сказало, что все серверы должны находиться здесь, в России. Окей, хорошо. Но как тогда British Airways или другая компания узнают, что на их рейс куплен билет - и что вас нужно зарегистрировать на вылет из определенного аэропорта?" - задается вопросом генеральный директор компании Aviacassa.ru Максим Побережник.

По его мнению, British Airways, работающей в 150 странах, проще отказаться от российского направления, чем ломать голову над строительством собственного дата-центра в России, тем более что российские власти пока не объяснили, чего они ждут от игроков рынка.

В отсутствие инициативы от авиационных властей компании сами пытаются решить проблему. По информации "Коммерсанта", в середине февраля в московском офисе ИАТА собрались крупнейшие участники рынка. Они думали над тем, как сохранить бизнес после вступления в силу законодательства.

В итоге, по данным газеты, они пришли к выводу, что закон можно обойти, если личную информацию собирать на территории России, затем отсылать ее за границу, где после совершения необходимых действий по бронированию или покупке она будет уничтожаться.

Вариант с переходом на российские системы бронирования сложен из-за того, что они зачастую технологически не соответствуют потребностям авиакомпаний, что признают и министерстве транспорта.

"У [такой] системы есть будущее, если первая пятерка авиакомпаний начнет инвестировать в ее развитие, - заявили Би-би-си в минтрансе, и тут же фактически поставили под сомнение собственные слова. - Готовы ли на такие инвестиции перевозчики с учетом макроэкономической ситуации, низкорентабельного бизнеса и так далее?"

В министерстве говорят, что для перехода российских авиакомпаний в российскую же систему бронирования понадобится от одного до трех лет.

Ввиду этого некоторые эксперты считают, что закон о защите персональных данных придется либо пересмотреть, либо отложить дату его вступления в силу. В противном случае продажи билетов действительно прекратятся, а это никому не нужно.

"Я думаю, что поскольку сейчас нет никакого понимания, что делать дальше, - будет достигнута договоренность о переносе срока вступления закона в силу, и возможно, даже не на 1 января 2016 года, а на более поздний срок", - полагает Максим Побережник.

Новости по теме