Что ответил Путин Кудрину на вопрос о падающей экономике

  • 16 апреля 2015
  • kомментарии
Владимир Путин во время прямой линии Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

Российская экономика не растет так же динамично, как это происходило в первую половину президентства Владимира Путина - несмотря на более высокие цены на нефть. С чем это связано и как президент планирует выводить страну из зоны слабого экономического роста, допытывался во время прямой линии бывший министр финансов Алексей Кудрин.

Диалог Владимира Путина и Алексея Кудрина – один из ярких сюжетов прошедшей в четверг четырехчасовой прямой линии. Он отражает даже не столько диалог между властью и общественностью, сколько диалог, возможно, идущий внутри власти.

Несмотря на то, что Кудрин уже довольно давно находится в статусе эксперта, он остается одним из главных выразителей либеральной экономической риторики, которую не могут себе публично позволить чиновники, находящиеся во власти.

"Он нам показывает, какие вопросы очень близкие к Путину фигуры ставят перед главой государства, не получая от него желаемой реакции в приватном режиме", - предполагает Татьяна Становая, руководитель аналитического центра ЦПТ.

Реализация стратегии, которая не принята

Бывший министр финансов Алексей Кудрин спросил нынешнего президента: почему в первые годы его президентства экономический рост был больше 7% при цене на нефть 30 долларов, а теперь - рост 1,5% при цене 65-70 долларов? "Старая модель роста изжила себя, а новая пока не просматривается. Что вы готовы сделать, чтобы мы смогли создать новую модель роста?", - спросил Кудрин.

Media playback is unsupported on your device

В ответ Путин перечислил несколько основных мер по улучшению условий ведения бизнеса и привлечению частных инвестиций, улучшению кредитно-денежной политики, совершенствованию системы управления в стране, работы правоохранительной сферы и судебной системы.

Он заметил, что в целом Кремль и правительство продолжают реализовать принятую при Кудрине "Стратегию 2020", в которой заложены все параметры необходимых реформ. В ответ Кудрин вынужден был уточнять, что "Стратегия 2020" так и не была принята.

Директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев уверен, что косметических мер, которые предлагаются в последних программах и публичных заявлениях властей, кардинальным образом недостаточно, чтобы вернуть страну на траекторию экономического роста. "Их недостаточно даже для того, чтобы вытащить ее за волосы вот из этого кризиса, в который мы сейчас провалились совершенно нежданно-негаданно, хотя весь мир продолжает расти", - полагает эксперт.

"Не готов"

После прямой линии сам Алексей Кудрин заявил, что не увидел готовности российского лидера к изменению способов управления экономикой и страной. Агентство Интерфакс передает слова Кудрина о том, что российский президент не готов "отвечать на вызовы, стоящие перед страной в экономике, и улучшать и поддерживать предпринимательскую сферу". Все усилия Путина, как представляется Кудрину, "направлены на предстоящие два года, во время которых он считает необходимым добиться выхода из кризиса".

При этом Кудрин полагает, что "без решения президента ничего не может сдвинуться, или не будет двигаться, или останется на прежнем месте".

По мнению же Путина, предложения Кудрина ведут к ограничению "социальных индексаций" и сокращению доходов: "По сути, теоретически это, конечно, правильно. Для того чтобы грамотно выстроить экономическую политику, безусловно, нужно иметь голову. Но если мы хотим, чтобы люди нам доверяли, нужно иметь еще и сердце и нужно чувствовать, как рядовой человек живет, как это на нем отражается".

"Решил, и не в пользу изменений"

Татьяна Становая полагает, что отношение Путина к проблеме роста экономики в целом не удовлетворяет прежде всего тех, кто является его главными (реальными) советниками по экономике.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption На что рассчитывал Алексей Кудрин, задавая свои вопросы Владимиру Путину?

"Мы видим, что попытка Кудрина вытянуть президента на разговор в рамках прямой линии провалилась. Во-первых, президент не захотел брать на себя ответственность за буксующие реформы (возложив ее, пусть и с иронией, на Кудрина). Во-вторых, диалог Путина и Кудрина показал, что проблема актуальности реформ – это исключительно проблема реформаторов, но уже никак не президента – для себя лично он эту дилемму решил, и не в пользу изменений. В-третьих, диалог показал, что Путин понимает реформы в самом узком, примитивном смысле (и не потому что он ограничен, а потому что, скорее всего, перецениваются социально-политические риски их, реформ, проведения) - как меры, которые неизбежно приведут к падению доходов населения. И в этом он прав, но для более сбалансированной оценки важно учитывать и позитивные эффекты реформ", - говорит Татьяна Становая.

Более того, президент считает, что понижение внимания к социальным расходам может привести к дестабилизации государства, что в конечном итоге значительно увеличит экономические издержки общества в будущем. Для этого Путин даже прибегнул к сравнению с девяностыми годами и практикой монетизации льгот для пенсионеров.

НЭП сердца

Владимир Путин на протяжении всего своего долгого президентства искал баланс между непопулярными среди элит и общества структурными реформами и сиюминутными социальными интересами граждан, обеспечивающих сильную поддержку политики президента.

И если реформы всегда арктикулировались как важная составляющая политики (хотя и проводились далеко не полностью), то о безусловном приоритете государственной поддержки социальных интересов граждан так однозначно заявлено, похоже, впервые.

Президент России говорит о приоритете социально-поддерживающей политики над политикой институциональных реформ. Используя приведенные выше слова самого Путина, этот поворот можно назвать новой экономической политикой сердца.

Политическая значимость реформаторов

"Экономическая политика сердца" может оказаться неоправданной не только с точки зрения перспектив роста российской экономики и обеспечения безопасности страны, но и с точки зрения минимизации политических рисков для существующей системы.

Ведь социальные проблемы населения могут рождаться как из осознанной политики власти (принятие стратегически выверенных и понятных решений, таких как повышение пенсионного возраста), так и в результате политики непродуманной, спонтанной, неэффективной системы госуправления (отмена электричек, сбои с поставками обезболивающих, задержки зарплат строителям "Восточного" и т.д.).

Этот второй тип социальных проблем имеет свойство накапливаться с отложенным эффектом, к которому власть в итоге может оказаться не готова.

Именно для уменьшения будущих рисков и предлагалась "Стратегия 2020", политическая значимость которой для Путина на сегодня, судя по его ответу, снизилась до нуля. Вероятно, как и значимость реформаторов и либеральных экономистов круга бывшего министра финансов.

Новости по теме