Эмбарго России: импорт падает, фермеры ждут поддержки

  • 3 июля 2015
Польские яблоки Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Польские яблоки также стали санкционным товаром, который запрещен к ввозу в Россию

Руководитель Федеральной таможенной службы России Андрей Бельянинов рассказал о снижении импорта зарубежной продукции до 40%, в том числе по так называемой санкционной группе. Как сообщили в ФТС 2 июля, в январе-мае 2015 года импорт товаров из дальнего зарубежья в Россию упал на 38,7% в сравнении с тем же периодом прошлого года.

"Идет серьезное сокращение импорта, что связано с изменением экономической ситуации и программой импортозамещения, - сказал Бельянинов в интервью РБК, - Импорт снижается и в весовых объемах, и в сумме собранных пошлин и платежей. Общее снижение объемов импорта [наблюдается] по всему группам товаров, прежде всего - по санкционной группе, это продукты питания, овощи и фрукты".

К примеру, если сравнивать майские показатели двух лет, почти в пять раз сократились закупки импортных молочных продуктов, в три раза - зерновых культур, примерно в два раза - рыбы, мяса и фруктов. По словам руководителя таможенного ведомства, программа импортозамещения уже начала давать результаты, хотя следует рассчитывать на более длительный процесс.

24 июня президент Владимир Путин подписал указ о продлении на год продуктового эмбарго в ответ на решение Евросоюза продлить на полгода экономические санкции в отношении России. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков объяснил решение продлить антисанкции на год, а не на полгода, как того требовал принцип взаимности, необходимостью развивать российскую экономику.

7 августа прошлого года Россия ввела запрет на ввоз ряда продуктов из стран, которые ввели санкции против России. Среди прочего, под запрет попали поставки говядины, свинины, птицы, сыров, молока, фруктов и овощей из стран Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Ранее сообщалось, что список запрещенных к ввозу в Россию продуктов незначительно изменится в новой версии, однако подробностей пока нет.

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев, принимавший участие в июньском форуме продовольственной безопасности в Ростове-на-Дону, рассказывал, что ответные санкции России стимулировали не только рост производства, но и вытеснение импортных компаний, которые, по его словам, хозяйничали на российском рынке на протяжении последнего десятилетия. Действительно ли это так и какие сложности возникают в процессе импортозамещения?

Как помогает государство?

27 января этого года правительство России утвердило план по обеспечению устойчивого развития экономики в 2015 году, который включил в себя выделение до 50 млрд рублей на государственную поддержку сельского хозяйства.

Почти месяц спустя, 23 февраля, правительство утвердило распределение по регионам субсидий на возмещение процентных ставок по кредитам. Объемы средств существенно отличаются в зависимости от региона - от 508 тысяч рублей Сахалинской области до 2 млрд 246 млн рублей Белгородской области.

В общей сложности, как говорится в документе, регионы получат 32,6 млрд рублей, еще почти десять миллиардов остаются в так называемом нераспределенном резерве. Субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным сельхозпроизводителями, предоставляются преимущественно в размере двух третей от оплаченных процентов. Однако это могут быть также не менее 80%, 95% или полная процентная ставка рефинансирования Центробанка, действующая на дату заключения договора кредита.

Схема работает не идеально. "Когда ты берешь кредит в банке, тебе говорят: "Возьми под 22%, а тебе государство 15% обратно вернет", - рассказывает Павел Грудинин, директор подмосковного "Совхоза имени Ленина". - Каждый месяц ты отдаешь банку эти 22%, а потом все бумаги оформляешь и бежишь в министерство. И деньги, в счет компенсации твоих оборотных средств, министерство присылает через три, шесть, а то и девять месяцев. Ты практически своими деньгами поддерживаешь банк. Мы спрашиваем, почему нельзя нам оплатить свой процент, а государству - свой процент. Это никто не делает, поэтому крестьяне вынуждены последние оборотные средства отдавать банку, а сами еще и кредитоваться должны".

Доходят ли деньги

Член Совета Федерации Ирина Гехт, представляющая комитет по аграрно-продовольственной политике, сетует на принятые правительством антикризисные меры, которые, по ее мнению, были просто переложены с кудринской антикризисной программы 2008-2009 годов. Тогда, в частности, Россельхозбанк получал 25 млрд рублей от государства в качестве стабилизационной меры.

"Субсидирование процентной ставки - не мера поддержки. Россельхозбанк должен все-таки стать институтом развития сельского хозяйства, а не кредитной организацией, в которую вкладываются деньги и которая кредитует сельское хозяйство под более высокие кредиты, чем другие кредитные учреждения. Импортозамещение - это на самом деле инвестиции, достаточно длинная цепочка: и производство, и переработка, и сопутствующие товары. У нас, допустим, нет машиностроения для той же пищевой промышленности, всё - импортное. Если подходить системно, должны быть другие приоритеты", - говорит Гехт.

Image caption Директор "Совхоза имени Ленина" Павел Грудинин призывает власти пересмотреть механизмы поддержки сельхозпроизводителей

Процентная ставка субсидируется и за счет средств регионов. Директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда говорит, что проблема с получением денег аграриями, возможно, частично сохранилась. По ее словам, некоторые регионы готовили свои программы, которые необходимо было согласовывать с федеральными программами, но сроки рассмотрений затянулись и регионы не получили деньги своевременно. "Сейчас хорошо хотя бы то, что средства уже довели до регионов, а вот получили ли их сельхозпроизводители - вопрос", - говорит Шагайда.

Однако некоторые российские сельхозпроизводители по-прежнему жалуются на то, что механизмы поддержки фермеров со стороны государства не пересматриваются, и субсидии, в том числе на погашение кредитов, они получают с существенным опозданием.

"Мы были отрезаны от кредитов. К сожалению, это факт, - говорит директор "Совхоза имени Ленина" Павел Грудинин. - А денег выделили примерно столько же, сколько и в прошлом году. Механизмы поддержки не пересмотрели. Деньги на посевные мы обычно получаем не к посевной, а к уборочной, потому что сам механизм выделения субсидий, так называемое софинансирование, которое мы неоднократно критиковали, так и остался. Нищие регионы, которые не имеют бюджетных денег, не могут сделать софинансирование. А пока софинансирование не пришло, федеральные деньги получить невозможно, и поэтому деньги выделены, но они не доходят до крестьян".

Дмитрий Добронравов, владелец агрохолдинга "Мичуринские овощи" в Брянской области, рассказал Русской службе Би-би-си, что денег от государства зачастую приходится ждать долго, но в целом программу софинансирования предприниматель оценивает положительно.

"Конечно, не всегда платят вовремя. У нас 90% налогов уходят в федеральный бюджет, и область не всегда может делать софинансирование, поэтому и федеральные деньги тормозятся. Крупный фермер или сельхозпроизводитель готов к этому, потому что он в России и в российской действительности живет, - объясняет Добронравов. - Мы все активно пользуемся софинансированием по субсидиям, ведь не так важно, на что я беру - на оборотные средства или на строительство. Последний кредит мы брали под 17% годовых, и две трети - ставка рефинансирования. Подтверждаем, что ежемесячно оплачиваем кредит, предоставляем в сельхозкомитет, после чего нас субсидируют".

По словам главы минсельхоза Александра Ткачева, 80 процентов российских регионов успешно справляются со своими функциями по своевременному субсидированию фермеров, однако есть и "регионы-двоечники", перед которыми была поставлена задача исправить ситуацию до 1 июля.

В ближайшее время ведомство Ткачева намерено провести "контрольные замеры", после которых министр обещал сделать выводы. На данный момент, как рассказывает экс-губернатор Краснодарского края, существует более 60 наименований субсидий для сельхозпроизводителей под разные виды производства.

Польза и вред санкций

Российские чиновники неоднократно подчеркивали, что санкции стимулировали импортозамещение, а оно, в свою очередь, способствовало развитию внутреннего производства. Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев назвал продление продовольственного эмбарго "бальзамом на душу", а также не исключил расширения запретного списка благодаря включению в него кондитерских изделий, рыбных консервов и цветов из западных стран.

Однако сенатор Ирина Гехт полагает, что в ответных санкциях со стороны России проявились как положительные, так и негативные тенденции.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption На июньском форуме в Ростове-на-Дону Ткачев пообещал к 1 июля устроить "контрольные замеры" в российских регионах по субсидированию местных фермеров

"Не скажу, что это непродуманно или плохо, но так у нас сложилось, что политика всегда вмешивается в экономику, и никуда от этой специфики не уйти. Но, несмотря на это, мы все равно показываем рост, открываются новые производства. Это такое благодатное поле, которое будет развиваться при соответствующих адекватных мерах поддержки, - объясняет Ирина Гехт. - Но на сегодняшний день люди из села уезжают, и, если через 10 лет в селе не останется людей, наверное, вопросы импортозамещения будут сконцентрированы вокруг крупных агрохолдингов, а фермерство как таковое начнет сходить на нет. Должна быть более мощная государственная поддержка, которая позволит объединять подсобные хозяйства и создавать логистические центры для дальнейшего продвижения продукции".

Российские сельхозпроизводители, в свою очередь, опасаются обрушения рынка по отдельным категориям. К примеру, по словам владельца агрохолдинга "Мичуринские овощи" Дмитрия Добронравова, это касается овощного рынка, на котором, в частности, сказалось появление новых игроков.

"Овощной рынок сейчас насытился максимально, предложения более чем достаточно. В 2014 году мы бы почувствовали обрушение, торговали бы на уровне себестоимости, но санкции в этом нас спасли, из-за них рынок не просел. В этом году это произойдет на 100%. Площади увеличились, предложение увеличилось, а спроса нет. На рынке появилось много непрофессиональных игроков, которые будут продавать свой товар по любой цене, и сильному игроку будет сложно объяснить, почему он должен свой картофель дороже продать", - говорит Добронравов.

Глава агрохолдинга в Брянской области рассказывает, что Белоруссия активно заняла многие ниши, включая молочную, после чего закупочная цена на молоко выросла с 15 рублей до 20-24 рублей. Его коллега, руководитель "Совхоза имени Ленина" Павел Грудинин сетует на то, что фальсифицированная продукция продолжает поступать с оптовых рынков, которые привозятся из-за границы.

"Если нам выделяют поддержку из расчета 500 рублей на гектар, а польский фермер получает 500 евро на гектар, то есть его поддержка в 60 раз больше, в такой момент понимаешь, что конкурентную борьбу ты не выиграешь. При этом если вы мне скажете, что на московском рынке нет польских яблок или греческой земляники, я с вами не соглашусь, идет экспорт через третьи страны", - утверждает Грудинин.

В российской прессе не раз появлялись материалы о поставках овощей, фруктов и другой продукции через страны, на которые не распространяется эмбарго - от привычной Белоруссии и других соседних стран до таких экзотичных как Сан-Марино, откуда в Россию попадали яблоки и груши, выращенные в Италии и Франции.

Осенью прошлого года Россельхознадзор выявил канал нелегальных поставок замороженного европейского мяса, которое под видом транзита в Казахстан через Белоруссию разгружалось на территории России. После этого Россельхознадзор ввел запрет на поставки мяса с ряда белорусских предприятий, который затем был частично отменен.

Новости по теме