Кризис в Греции: закат евро близок?

  • 20 июля 2015
Меркель и Олланд Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Греческий кризис в очередной раз поставил вопрос о том, так ли уж крепка еврозона

Евро, как и любовь, - это навсегда.

Так сказал президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер: "Мы должны убедиться, что все понимают, что экономический и валютный союз нерушим".

Вот только теперь, после 16 лет брака, все, кажется, изменилось.

В договорах Евросоюза не прописан механизм действий для страны, которая отказывается от единой европейской валюты, не отказываясь при этом от членства в ЕС.

Не существует и алгоритма исключения страны из Евросоюза. Развод просто не рассматривался в качестве возможного варианта.

Однако возможность выхода Греции из еврозоны сейчас открыто признается допустимой некоторыми из контролирующих органов.

Юнкер признал ранее в этом месяце, что у них был "сценарий Grexit [выхода Греции, от английского "Greece+exit"], проработанный в деталях".

Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле пошел дальше, высказав идею временного выхода Греции из еврозоны. По мнению наблюдателей, он бы предпочел, чтобы Греция покинула еврозону навсегда.

Проблемы в отношениях

Так значит ли это, что еврозона не обязательно будет существовать вечно?

Не стала ли она больше похожа на систему фиксированного валютного курса, которая может быть пересмотрена, если, согласно экономическим расчетам, страна от этого выиграет?

Не стабильный брак, а отношения, основанные на взаимной выгоде, которыми можно пожертвовать, если ситуация становится тяжелее?

Таким в свое время был Европейский механизм валютных курсов (ERM). Эта часть Европейской валютной системы предназначалась для сужения пределов колебаний европейских валют друг к другу и для многих стран стала подготовкой к полноценному валютному союзу.

Однако порой в этих отношениях возникали проблемы. В 1992 году Британию и Италию вынудили уйти, поскольку рынки пришли к выводу, что их обменные курсы недостаточно устойчивы.

Еще год спустя в центре финансовой бури оказалась Франция. Тогда члены ERM разбирались с проблемами с помощью расширения валютного коридора.

Они не хотели этого делать, но все же делали это, под давлением. Это было преимущество системы ERM по сравнению с единой валютой.

Была гибкость, которой пользовались при необходимости: возможность девальвировать национальную валюту и направить средства из фондов в банковскую систему, не консультируясь с Франкфуртом.

Страх разрушения

Опасность состоит в том, что если членство в зоне евро окажется столь же непостоянным, как в ERМ, то финансовые рынки могут изменить свое мнение о проекте.

Они будут учитывать ту возможность, что любая из стран-членов может покинуть еврозону, если расчеты покажут, что ей это выгодно.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Многие политики еврозоны, по всей видимости, совсем не против ухода Греции

И если рынки придут к такому выводу, это не пройдет бесследно для следующей страны, которая столкнется с аналогичными трудностями.

Это приведет к увеличению стоимости займов для правительства, что в конечном итоге может заставить страну отказаться от евро.

Подобная ситуация возможна. Именно это опасение распространилось по еврозоне в 2012 году, когда затраты по обслуживанию кредитов выросли до болезненно высокого уровня сразу для нескольких стран, в том числе Испании и Италии.

В тот раз выхода из еврозоны удалось избежать, однако это был очень сложный период для чиновников, которые хотели сохранить евро.

Сейчас опасность состоит в том, что, даже просто признав возможность раскола, мы можем выпустить джинна из бутылки, и загнать его обратно будет очень трудно.

Устойчивость еврозоны

Однако есть причины предполагать, что еврозона построена на фундаменте, поколебать который труднее, чем систему валютного курса. Расходы при выходе из валютного союза гораздо выше, чем при отмене привязки валютного курса к другой валюте.

Во время переходного периода страну ожидают затраты на введение новой валюты и другие экономические сложности. В таком случает кредит доверия правительству опустится еще ниже.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Новые реформы в еврозоне снова лягут на плечи налогоплательщиков

К тому же те экономические страдания, которые испытала Греция, говорят о том, что страны готовы принять исключительные меры, чтобы остаться с евро - а это уже знак устойчивости.

В свою очередь остальные страны еврозоны начали собственные реформы, пытаясь справиться с основными недостатками союза, которые изначально сделали возможным финансовый кризис в регионе.

"Хрупкий, уязвимый, несовершенный"

Уже были предприняты несколько шагов к банковскому союзу и усилению контроля над сферой государственного финансирования.

Однако все это пока далеко от того уровня интеграции, который большинство экспертов считают необходимым, чтобы еврозона стала действительно устойчивой к экономическим потрясениям.

Это признает и председатель Европейского центробанка Марио Драги.

"Этот союз несовершенен, а несовершенство приводит к хрупкости и уязвимости и не позволяет предоставить все преимущества более полного объединения. В будущем мы должны увидеть решительные шаги по дальнейшей интеграции", - считает он.

Уйдут годы, чтобы завершить этот процесс. Пока мы можем сказать, что чем дальше еврозона двигается по пути интеграции в банковской сфере и сфере государственного финансирования, тем меньше она выглядит как временная и небезопасная система.

Тем не менее, это очень непростая дорога в политическом плане, ведь она, скорее всего, потребует денег налогоплательщиков, в основном (хотя и не только) немецких.

Впрочем, вопрос остается: можно ли считать, что страны, входящие в еврозону, будут жить вместе долго и счастливо? Безусловно, этот союз может оказаться очень прочным, если он будет построен на любви и заботе. Однако пока что свидетельств этому мало.

Новости по теме