Глава НСПК: "Платежная карта - предмет экономического суверенитета"

  • 10 августа 2015
Владимир Комлев Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Владимир Комлев гарантирует, что российская национальная карта будет надежна и стабильна в работе

В следующем году в России планируется выпустить порядка 30 млн платежных карт "Мир", которые, по замыслу властей, должны потеснить международные платежные системы на российском рынке. Первые такие карты появятся уже в декабре, заявила глава Центробанка Эльвира Набиуллина на встрече с президентом в понедельник.

Проект создания собственной платежной системы в стране обсуждался давно, но дело сдвинулось с места лишь весной прошлого года, после того как Visa и MasterCard отказались обслуживать несколько банков, которые принадлежали подпавшим под американские санкции российским бизнесменам.

С тех пор создание национальной системы платежных карт развивалось стремительно: в мае 2014 года приняли закон, летом зарегистрировали юридическое лицо, собрали команду менеджеров и разработчиков. К концу марта 2015 года перевели на территорию России, в свой операционно-клиринговый центр, расчеты по картам MasterCard, а к июню, как утверждается, - и процессинг по Visa.

На очереди - выпуск банковской карты "Мир", которую в первую очередь получат российские бюджетники. Но чем она будет отличаться в выгодную сторону от других карточных продуктов? Не скажется ли желание выпустить своё, отечественное, и в сжатые сроки - на надежности карты?

Об этом бизнес-корреспондент Русской службы Би-би-си Дмитрий Булин поговорил с генеральным директором Национальной системы платежных карт Владимиром Комлевым.

Би-би-си: Насколько конкурентным будет то предложение, которое вы собираетесь сделать рынку - банкам и гражданам? Чем ваша карта будет отличаться в выгодную сторону от того, что уже есть на рынке?

Владимир Комлев: Мы не собираемся совершать каких-то революций, в таких вещах они не нужны. Революция уже свершилась, когда было принято решение о формировании Национальной системы платежных карт. Дальше нужен нормальный, эволюционный процесс. Есть такое понятие, как "радость узнавания" того или иного бренда, функционала. Иначе говоря, необходимо уважать потребительские привычки людей. И поэтому карта будет иметь привычный для россиян вид, использовать ее можно будет так же, как и карты международных платежных систем. Да, у нас есть интересные наработки - например, как реализовать безопасные платежи в интернете без использования технологии 3-D Secure. Но мы понимаем, что привычные способы аутентификации в интернете - это та же самая "радость узнавания". Люди должны использовать ставшие им привычными способы и процедуры действий. Так что мы начинаем с того, что уже изведано, апробировано с точки зрения удобства использования, надежности. Дальнейшее развитие - это будет все-таки эволюционный процесс.

Би-би-си: Все ли опции будут доступны с момента выхода карты? Или что-то будет навёрстываться по ходу?

В.К.: Мы понимаем, что нам необходим быстрый взлет. В первую очередь, на стороне приема карт. При этом базовый функционал будет доступен сразу.

Би-би-си: Что в него входит?

В.К.: Снятие наличных, проведение операций в терминалах самообслуживания, операции в торговой сети, оплата в интернете.

Би-би-си: То есть просто на кассе рассчитаться картой "Мир" можно будет?

В.К.: Да. Мы начинаем готовить эквайринговую сеть заранее. Мы планируем, что такая подготовка начнется сразу после того, как мы опубликуем правила и сможем начать процесс приема членов платежной системы "Мир", которые готовы присоединиться к правилам. Некоторые банки уже начали готовить свои сети к приему наших карт.

Би-би-си: Создание национальной платежной системы с нуля - это не только технически сложное мероприятие, но еще и дорогое. Сколько это стоит, и укладываетесь ли вы в бюджет?

В.К.: Все-таки не с нуля. Мы делаем это на собственной платформе, но не с нуля. Ведь российский рынок уже достаточно зрелый, здесь есть понимание всех нюансов процессинга, платежных продуктов. И мы входим на этот рынок с новым брендом. Для этого мы построили собственную платформу, которая не зависит ни от каких внешних факторов, и в рамках которой уже обрабатываются платежи по картам международных платежных систем: с конца марта - все внутрироссийские транзакции клиентов MasterCard, а с конца мая - Visa; в общей сложности 12-14 млн транзакций в день. Сейчас мы готовимся к тому, чтобы через наш центр заработали карты японской JCB, American Express и китайской UnionPay. С октября к платформе НСПК должны начать подключение процессинговые центры банков по протоколу нашей платежной системы, а с декабря должна начаться эмиссия платежных карт "Мир".

Би-би-си: Это дорого в итоге?

В.К.: Смотря с чем сравнивать. Скажите, что для вас много, и я вам расскажу, уложились ли мы.

Би-би-си: Мне кажется, здесь важны конкретные цифры, а каждый уже сам поймет, много это или мало.

В.К.: Речь идет о вполне разумных деньгах в масштабах национального проекта.

С нашей точки зрения, мы не просто уложились в выделенные нам в виде уставного капитала средства - мы существенно сэкономили то, что нам выделили. Центробанк предоставил нам капитал с учетом рисков сегодняшнего неспокойного рынка, высокой волатильности и курсовых отклонений. Часть закупок у нас была вынужденно номинирована в иностранной валюте. Когда мы вели речь в самом начале года о выделении дополнительной эмиссии, это было сделано с запасом на эти возможные курсовые изменения. Объем инвестиций, которые потребовались для того, чтобы процессно-клиринговый центр НСПК начал работать и вышел на операционную окупаемость, был очень разумным.

От наличных к электронным

Би-би-си: Россия - страна наличных денег. В качестве одной из целей НСПК заявлено вовлечение в зону безналичных расчетов как можно большего числа россиян. Часть россиян, насколько я понимаю, будет в любом случае вовлечена - как например, бюджетники, которые первыми получат карты. Но в целом вы рассчитываете на то, что этот фронт будет прорван?

В.К.: Это, наверное, самая амбициозная и важная задача, которая стоит не только перед платежной системой "Мир", но и перед страной. Мы никому не обещаем, что завтра объем безналичных операций вырастет в десять раз. Такого не будет. Это задача долгосрочная. Карта действительно будет выдаваться бюджетникам, но вопрос заключается в том, что дальше бюджетник с этой картой будет делать? Пойдет ли он к банкомату и просто обналичит деньги? Либо ему все-таки удобнее будет расплатиться картой? Мне кажется, проблема в том, что в России никогда не было карты, которая по своим потребительским свойствам была бы близка к наличным деньгам с точки зрения не только потребителя, но и торговца. Торговец всегда имел стоимость приема карты, выраженную в процентах, в то время как стоимость наличных была либо в разы ниже по инкассации, либо выражалась в виде фиксированной суммы. Заезжала, предположим, инкассационнная машина и забирала всю дневную выручку за 1500 рублей.

Би-би-си: И как можно ситуацию изменить?

В.К.: Мы планируем ввести наряду с классическими такие карточные продукты, по которым прием карты в торговой сети для торговца был бы существенно дешевле, чем сегодня. Мы понимаем, что если это станет дешево для торговца, то он сможет выстраивать программы лояльности с покупателями по нашей карте, такая карта станет предпочтительным средством платежа для него. Во всех развитых странах есть широкие дебетовые сети приема карт - так, что в повседневной жизни, когда вы идете и делаете покупку на 300-500 рублей, карточка, по сути, заменяет наличные - и вам, и торговцу. Но для торговца она становится намного выгоднее наличных: при сохранении минимальной стоимости обслуживания исчезают риски, связанные с наличными деньгами. Владельцу такой карты кредит не нужен, ему карта нужна просто как кошелек, чтобы не носить с собой наличные. У нас сегодня при приеме таких карт "интерчейндж" начинается от 1% от суммы покупки. Мы постараемся эту ситуацию переломить при помощи фиксированной суммы платежа за транзакцию. Мы понимаем, что фиксированный платеж против процента - это всегда игра вокруг средней стоимости транзакции. Но что такое заплатить 1% или, скажем, 3 рубля? Мне кажется, во многом это чисто психологический момент.

Правообладатель иллюстрации NSPC
Image caption Карту "Мир" изъявили желание выпускать уже 20 банков, по словам главы ЦБ Набиуллиной

Дальше возникает вопрос взаимодействия с торговыми сетями, в частности, с магазинами шаговой доступности. Хотелось бы сделать с ними программу с участием государственных органов по построению систем скидок, если расплачиваешься платежной картой "Мир". Вот такое видение у нас есть. Хотя это программа не на полгода и не на год. Она должна развиваться во взаимодействии с государством, с органами муниципальной власти.

Своё, от пластика до чипа

Би-би-си: Много говорится о том, что Россия пытается сделать что-то в сфере платежных карт - вы говорите не с нуля, но ведь фактически на пустом месте - в сжатые сроки…

В.К.: С чистого листа - да, но не с нуля.

Би-би-си: Как тонко! Но можно ли в такие сроки сделать национальную платежную карту с применением исключительно российских технологий? Я так понимаю, что важно, чтобы технологии были, в основном, российскими, чтобы ни от кого не зависеть.

В.К.: Мы стараемся сделать так, чтобы на картах "Мир", выпуск которых начнется в декабре, можно было по-честному написать "Сделано в России".

Би-би-си: От и до?

В.К.: От и до. Любая карта - это, в первую очередь, чип. Микропроцессор, который определяет и функциональность, и быстродействие, и надежность. Я могу сказать, что сегодня работающее в процессинге и клиринге программное обеспечение всё свое, отечественное. Но у банков должен оставаться выбор, из каких составляющих выпускать свои карты в рамках НСПК. При этом среди различных вариантов обязательно будет тот, где все комплектующие являются российскими. Сейчас ряд российских компаний имеют собственные нативные платформы для реализации платежного приложения. Мы ведем работу с поставщиками чипов: в частности, с российской компанией "Микрон", чтобы на ее чипах можно было разворачивать платежное приложение НСПК. Свое платежное приложение мы сделали на платформе Java. У "Микрона", и не только у него, есть собственная платформа (у "Микрона" - совместимая с Java), но она самописная. На ней можно размещать как наше приложение, так и собственное.

Би-би-си: Но ведь платформа Java не является российским интеллектуальным продуктом.

В.К.: А я поэтому и подчеркнул, что у российских компаний имеются собственные нативные платформы, на которых можно реализовать наши спецификации без зависимости от зарубежной интеллектуальной собственности.

Би-би-си: То есть это как альтернатива?

В.К.: Да. Понимаете, здесь всегда вопрос соотношения срока запуска и возможностей на данный момент. Поставлена задача сделать все максимально быстро, но тогда давайте использовать существующие платформы, возможности - и они такие, какие они есть. С Java можно было в поставленные сроки, быстро реализовать весь этот проект. Мы понимаем также, что есть и российские нативные платформы, и когда мы говорим, что карта будет сделана в России, то это значит, что всё - от пластика до чипа - будет сделано в России.

Би-би-си: С того момента, как НСПК была запущена, было несколько сообщений о неполадках в работе. Та карта, которая в итоге появится, не будет давать сбоев, учитывая и срочность производства, и то, что там будет высокая составляющая технологий, нуждающихся в дополнительной обкатке?

В.К.: Вы спрашиваете, будет ли все в порядке с платежной картой? У нас разработкой спецификации и написанием платежного приложения с первых дней создания компании занималась специально выделенная команда профессионалов - технологов и разработчиков, которую мы даже в самые сложные моменты не отвлекали от этой разработки. Так что я вполне уверен в отличном результате. Что касается упомянутых вами сбоев, то они проходили вне периметра НСПК. Дело в том, что надежность системы определяется надежностью всех ее звеньев. И на чем, быть может, отразились сжатые сроки, в которых мы работали, - это на способности всех подрядчиков обеспечить идеальную работу. Действительно, обнаружились недочеты, но системно, архитектурно все было выстроено правильно. Сбой был, по большому счету, один - на телекоммуникационных каналах, система простояла пять часов, с 2 до 7 утра. Мы постарались извлечь из этого все необходимые уроки и предпринять с провайдерами все необходимые меры.

Би-би-си: Санкции в прошлом году способствовали тому, что активизировалась работа по созданию НСПК и платежной карты. Но эти же санкции не мешали вам в работе, не поставили под вопрос сотрудничество с вашими международными партнерами?

В.К.: Вы правильно сказали, что санкции изначально явились неким триггером, спусковым механизмом, чтобы востребованный всеми проект получил политическую поддержку на уровне государства. Я не считаю, что столь масштабные проекты, требующие по экспертным оценкам минимум 2-3 лет, оптимально делать за полгода, пусть нам это и удалось. Но если бы не было санкций, то непонятно, была бы сегодня НСПК или нет. Хотя, конечно, не из-за санкций мы стали создавать систему. Национальная платежная система является предметом экономического суверенитета государства, и ее необходимо было создать уже давно. В практическом плане мы не замечаем санкций. Наоборот, они так или иначе создали определенное понимание того, что свое, отечественное - это правильно, хорошо и нужно. На этом фоне наша задача - воспользоваться данным позитивом и оправдать возложенные на нас надежды. Не просто почивать на лаврах и допускать неэффективность: "Ребят, зато мы свои!" Нет, мы не просто свои, мы еще и лучше. Санкции для нас - некий стимул упираться и доказывать, что НСПК - это история не про санкции, а в первую очередь, про независимость и бизнес.

Новости по теме