На совещании у Путина обсудили, как экономить в кризис

  • 23 сентября 2015
Владимир Путин Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Отказываться от затратных проектов не хочется, но нужно - в условиях падающей цены на нефть

В российском правительстве продолжаются жаркие споры о том, за счет чего финансировать разрастающийся дефицит бюджета. По прогнозам независимых экспертов, в следующем году он может превысить запланированные 3%. Пока наиболее вероятными источниками пополнения казны представляются повышение налогов для компаний сырьевого сектора и "оптимизация" расходов в социальной сфере.

Эти и другие меры обсуждались в ходе совещания членов кабинета министров с президентом Владимиром Путиным в его подмосковной резиденции Ново-Огарево во вторник.

Судя по заявлениям министра финансов Антона Силуанова по итогам встречи, конкретных решений практически ни по одному вопросу принято не было. Президент дал поручения профильным ведомствам еще раз просчитать все сценарии.

Однако из слов самого Владимира Путина, сказанных им в преддверии совещания, можно сделать вывод, что по крайней мере два источника пополнения бюджета кажутся ему вполне реалистичными.

Во-первых, он поручил правительству рассмотреть механизмы повышения налоговой нагрузки на компании сырьевого сектора. Речь о дополнительных доходах экспортеров от ослабления курса рубля: поскольку они получают доходы в валюте, то при девальвации рублевый эквивалент их выручки увеличивается. При этом операционные затраты, номинированные в рублях, растут не так быстро, как обесценивается национальная валюта.

В связи с этим Путин попросил правительство рассмотреть возможность направления в бюджет "девальвационных" доходов экспортёров.

"Конечно, действовать здесь нужно в высшей степени аккуратно, чтобы не ослабить экономику компаний-экспортёров, сохранить их инвестиционные возможности", - добавил он.

Изъятие будущей добычи

В минфине уже подсчитали, сколько федеральный бюджет мог бы получить в случае повышения налогов на добытчиков, рассказал Силуанов: 605 млрд рублей дополнительных доходов в 2016 году и примерно по столько же - два последующих года.

Нефтяники действительно в текущей ситуации чувствовали себя относительно нормально, отмечает руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов: поскольку большая часть их выручки уже и так изымается в бюджет, снижение нефтяных котировок в первую очередь ударяло не по ним, а по федеральному бюджету.

Однако повышение налогового бремени приведет к изъятию финансового ресурса из отрасли и соответствующему сокращению инвестиционных программ.

"Дополнительное изъятие касается будущей добычи. Нужно делать инвестиции, чтобы по крайней мере поддерживать те объемы добычи, которые есть сейчас. Чтобы ее увеличивать, необходимо инвестировать еще больше. В итоге речь идет о компромиссе между тактическими задачами по решению бюджетной ситуации и целями на 10-15 лет. Фактически сейчас допускается приоритет тактических задач перед долгосрочными целями", - констатирует эксперт.

Согласно предложениям министерства финансов, повышение сборов с нефтяников будет оформлено в виде увеличения налога на добычу полезных ископаемых, а также повышения экспортной пошлины. Однако пока это еще только предложения.

Категории нуждаемости

Вторая мера по сведению бюджета-2016, на которую президент обратил внимание министров во вторник, - это "повышение эффективности бюджетных расходов на социальную сферу".

"В этой связи прошу ускорить переход на адресную социальную поддержку наиболее уязвимых категорий наших граждан. Мы об этом говорим на протяжении многих лет. Нужно поддерживать прежде всего тех, кто действительно нуждается в такой помощи в первую очередь", - сказал президент.

Смысл этих бюджетных новаций сводится к аспекту, который в этой фразе не проговорен, но логически подразумевается: необходимо поддерживать прежде всего тех, кто нуждается - а тех, кто не нуждается, больше не поддерживать.

В марте этого года Владимир Путин обсуждал с членами госсовета вопрос об оптимизации социальных льгот с учетом применения критериев нуждаемости. В июле по поручению президента министерство труда и социальной защиты подготовило пакет законопроектов, в которых предусматривались параметры перехода к новой системе.

Под социальной поддержкой имелись в виду пособия на ребенка, дополнительные гарантии медицинским работникам и учителям и т.д.

Ряд экспертов остались этими законопроектами недовольны. Одно из направлений критики - отсутствие в документах четкого определения критериев нуждаемости: фактически этот вопрос отдается на усмотрение региональных властей.

"Критериями нуждаемости в нашей стране серьезно никто не занимался. Я последние 15 лет постоянно вопрос поднимаю о том, что нужны научно разработанные критерии нуждаемости. Однако ни министерство финансов, ни минтруда, ни другие заинтересованные лица не инвестировались в разработку таких критериев", - говорит директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ Лилия Овчарова.

Между тем цена вопроса - до 1,1 трлн рублей: именно столько, по оценке министерства труда, региональные бюджеты тратят на социальные выплаты ежегодно.

"Рисковые" сценарии

Однако на повестке у правительства куда более социально чувствительные опции: сокращение индексирования пенсий в последующие годы; отмена пенсий работающим пенсионерам, имеющим годовой доход выше определенного уровня; а также вопрос о повышении пенсионного возраста.

Из них на совещании у президента во вторник поднимался как минимум первый. Минфин, по данным РБК, предлагает осуществить индексацию пенсий в следующем году не на основе фактической инфляции (как предписывает закон о страховых пенсиях), а на 4%.

Это могло бы сэкономить бюджету в 2016 году по меньшей мере 769,3 млрд рублей, пишет издание.

Глава ведомства Антон Силуанов подтвердил, что речь об индексации пенсий в следующем году шла, однако не назвал конкретных цифр.

"Есть предложение, по которому идет большинство стран, о том, чтобы новых обязательств не наращивать в сложный для страны период. По этому вопросу темпов индексации - это вопрос выбора из тех вариантов, которые сегодня рассматриваются. Окончательное решение не было принято", - сказал он.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Планирование нового бюджета осложняется для Антона Силуанова (слева) и Алексея Улюкаева непредсказуемой динамикой нефти

Проблема заключается в том, что непредсказуемая динамика нефтяных котировок ограничивает возможности правительства оценить реальные масштабы бюджетного дефицита.

Несмотря на то, что цена на главный экспортный ресурс России на следующий год заложена на уровне 50 долларов за баррель, российские экономические власти просчитывают и более негативные сценарии.

Так, Центробанк опубликовал проект "Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и период 2017 и 2018 годов", в котором упоминается "рисковый" сценарий экономического развития страны с нефтью в 40 долларов за баррель Urals.

Минфин, по данным российских СМИ, предложил подготовить стресс-сценарий макропрогноза на 2016 год исходя из стоимости нефти 30-35 долларов за баррель.

В случае, если худшие прогнозы сбудутся, дефицит выйдет из заданных пределов. Сейчас на следующий год закладывается не более 3% ВВП. Но при нефти в 40 долларов за баррель Urals, подсчитали эксперты Центра развития НИУ ВШЭ, отрицательный баланс бюджета составит 4,3% ВВП.

При этом, с учетом внутренних заимствований и расходования средств Резервного фонда, все равно, по их подсчетам, придется дополнительно найти еще 184 млрд рублей. А в 2017 году дефицит ресурсов может составить 2,8 трлн рублей.

Поскольку в минфине твердо настроены, по словам Антона Силуанова, не тратить весь Резервный фонд в предстоящие полтора года, властям волей-неволей придется идти на непопулярные шаги при планировании социальных расходов.

Новости по теме