Госдума поддержала законопроект об "ответе на иск ЮКОСа"

  • 25 сентября 2015
Госдума Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В Госдуме поддержали намерение правительства дать ответ на аресты российского имущества за рубежом

Депутаты Государственной думы поддержали в первом чтении законопроект "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и имущества иностранного государства в России", по которому российские суды формально получают право рассматривать споры с иностранным государством, если речь идет о его коммерческой деятельности.

Независимые эксперты считают, что ничего радикально нового законопроект не несет, а его главный смысл - в ответе на недружественные действия ряда государств, которые арестовали летом этого года российские активы по иску бывших акционеров ЮКОСа.

18 июня экс-акционеры, выигравшие годом ранее дело против России в Гааге на 50 млрд долларов, добились ареста российского имущества во Франции и Бельгии. Позже они зарегистрировали решение третейского гаагского суда в США, что положило начало преследованию российского имущества и в этой стране.

Москва по иску платить отказалась, а президент Владимир Путин заявил летом, что Россия будет в соответствии с установленными судебными процедурами доказывать свою неподсудность Гааге.

На этом фоне и появился вышеозначенный законопроект "О юрисдикционном иммунитете", внесенный в Госдуму министерством юстиции 5 августа. Его суть сводится к тому, что если иностранные судебные юрисдикции хотят выносить решения против России, то пусть они будут готовы к симметричному ответу со стороны российских судов.

Вопрос о юрисдикционном иммунитете обсуждался в Думе и ранее: в 2005 году похожий закон даже прошел первое чтение, но этим дело и закончилось - в 2011 году депутаты отклонили законопроект и сняли его с дальнейшего рассмотрения.

Ограничение иммунитета

Еще со времен СССР Москва придерживалась того подхода к юрисдикционному иммунитету, в соответствии с которым иски к иностранному государству в национальных судах, арест его имущества, принудительное исполнение вынесенного против него судебного решения возможны только в том случае, если оно само на это согласится.

На Западе ситуация была несколько иная: со второй половины XX века там постепенно утвердилась концепция ограниченного юрисдикционного иммунитета. Если речь идет об имуществе, посредством которого государство исполняет свои суверенные полномочия, то иски против него также невозможны. Но если речь об имуществе, используемом в коммерческой деятельности, то иски разрешаются.

В США этот порядок закреплен законом от 1976 года, где указывается, что иностранное государство не имеет права пользоваться иммунитетом, если основанием для иска служит коммерческая деятельность, которую иностранное государство осуществляет на территории Соединенных Штатов.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Компании ЮКОС нет уже восемь лет, но ее бывшие акционеры не дают расслабиться российским властям, преследуя имущество РФ в ряде стран

Законодательная инициатива российского правительства фактически призвана закрепить в России такой же порядок.

Однако в России этот порядок уже наполовину существует. Дело в том, что в настоящий момент есть две нормы в законодательстве, регулирующие иммунитет государства: статья 401 Гражданского процессуального кодекса утверждает иммунитет иностранного государства от исков в судах Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом (как раз такой федеральный закон сейчас и рассматривается).

Но статья 251 Арбитражного процессуального кодекса в то же время гарантирует иммунитет лишь в тех случаях, когда иностранное государство выступает "в качестве носителя власти". То есть трактует юрисдикционный иммунитет идентично западному подходу.

Юридическое пугало?

Именно поэтому ряду юристов законопроект, принятый в пятницу в Думе, не показался новым и принципиально меняющим ситуацию.

"Я согласен с мнением многих других экспертов, что законопроект в случае его принятия ничего существенно не изменит. Иммунитет будет, безусловно, действовать в отношении имущества других государств, используемого для осуществления государственных функций (диппредставительства и т.п.)", - сказал Би-би-си главный партнер лондонской юридической компании Gololobov and Co Дмитрий Гололобов, бывший юрист ЮКОСа.

"В отношении имущества самостоятельных юридических лиц взыскание возможно только по их долгам. А много ли имущества США в России, которое используется для коммерческих целей? Вряд ли такое вообще имеется. Поэтому и степень его защищенности иные страны не особо волнует. Так что проект - своего рода юридическое пиаровское пугало, не более", - категоричен юрист.

По мнению партнера Herbert Smith Freehills Алексея Панича, законопроект просто приводит юридические нормы в соответствие с уже существующей судебной практикой.

"[Он] не содержит ничего революционного, а единственная норма, которую можно назвать радикальной, устанавливает принцип взаимности, однако этот принцип широко используется в международном праве", - отметил он в интервью газете "Коммерсант" в прошлом месяце.

Взвесить иммунитет

Принцип взаимности, упомянутый экспертом, является не только единственной новацией проекта, но и немного сбивает с толку.

"Суд Российской Федерации на основе принципа взаимности вправе исходить из того же объема юрисдикционного иммунитета, каким Российская Федерация пользуется в соответствующем иностранном государстве", - гласит часть 1 статьи 5 законопроекта.

Не до конца ясно, как суд будет определять объем юрисдикционного иммунитета России в другом государстве.

Кроме того, из законопроекта не следует, что если иностранное государство арестует российское имущество, то Россия обязательно сделает то же самое с его имуществом на своей территории.

Из закона вытекает лишь то, что Россия предоставляет своим судам право определять, рассматривать дела в отношении других государств или не рассматривать - на основе принципа взаимности.

"Любые действия по изъятию собственности в отношении субъектов, действующих как на национальном, так и на международном уровне, невозможны вне судебного порядка. По российской конституции, изъятие любой собственности, в том числе и в порядке ограничения иммунитета иностранной собственности, возможно только по судебному решению", - говорит судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова.

В противном случае речь идет уже не о судебном разбирательстве, а об ответных санкциях, носящих не юридический, а политический характер.

Новости по теме