Cтанет ли космос доступнее благодаря частному бизнесу?

  • 22 декабря 2015
Запуск ракеты "Фалькон-9" Правообладатель иллюстрации Reuters

В исследовании космического пространства достигнут очередной решающий прорыв. Американская частная компания SpaceX осуществила первое в истории управляемое приземление ракеты-носителя.

Этот успех позволяет надеяться на многократное удешевление космических полетов - ведь до сих пор каждая отправляемая в космос ракета-носитель стоимостью десятки миллионов долларов по выполнении своей миссии бесследно сгорала в атмосфере.

Характерно, что за революционным достижением стоит не государственная программа, а частная компания. В чем значимость этого события и как быстро будет расти роль частного бизнеса в космических исследованиях?

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан беседует на эту тему с академиком Роальдом Сагдеевым, бывшим директором Института космических исследований АН СССР, а сейчас профессором Университета штата Мэриленд (США) и Александром Галкиным, научным обозревателем телеканала "Культура".

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

А.К.: Добро пожаловать на пятый этаж с Александром Каном. Сегодняшняя тема – космос. Освоение космического пространства стало обыденной работой. Стоят космические проекты очень дорого, а отдачи не так уж очевидны. Что должно случиться в развитии космической программы, чтобы привлечь внимание планеты так же, как в свое время запуск первого спутника, первый полет человека в космос или высадка на Луне? Успешное возвращение ракеты "Фалькон-9" с этими достижениями несопоставимо, или мы не до конца понимаем значимость произошедшего?

Чтобы найти ответы, мы пригласили академика Роальда Сагдеева, который с 1973 по 1988 год был директором Института космических исследований АН СССР, а с 1990 года он живет в США, где возглавляет центр "Восток-Запад" Университета штата Мэриленд. И Александра Галкина, научного обозревателя телеканала "Культура", который занимается темой космоса.

Событие, о котором мы говорим, произошло в Америке. Не принимая пока во внимание, что его организовала частная компания, насколько серьезен этот прорыв? Как его оценивают в Америке и специалисты, и СМИ?

Р.С.: Оценка самая положительная. За две недели до этого успеха другая компания, которую возглавляет другой, очень смелый и успешный бизнесмен Джефф Безос, который основал знаменитый Amazon, совершила такую же вертикальную посадку несколько меньшей ракеты, которую предполагают использовать в программе космического туризма. Техническую новизну этих достижений можно оценить, вернувшись к старым примерам мягких посадок сначала на поверхность Луны еще в прошлом веке, в том числе и советских, и американские мягкие посадки на Марс. Такая мягкая посадка достигается тем, что торможение осуществляется специальным ракетным двигателем. Но "Фалькон-9" и ракета Джеффа Безоса сделали это для посадки первой ступени ракеты. Я думаю, потребуются еще годы для отработки этой технологии и реабилитации возвращенной ступени для использования в новых запусках, чтобы оценить рентабельность, но есть надежда, что это приведет к существенному удешевлению выхода в космос.

А.К.: История космических исследований, которая насчитывает уже почти 60 лет, ознаменована советско-, а теперь российско-американским соперничеством. Нет смысла перечислять крупнейшие достижения в этой области СССР и России. Но в области возвращения космической техники на Землю Россия явно отстает. Программа космических челноков "шаттл" успешно развивалась несколько десятилетий, хотя было и несколько крупных катастроф. Российский аналог – "Буран" - осуществил только один беспилотный полет в 1988 году. С тех пор это направление в России бесповоротно потеряно? Почему?

А.Г.: "Буран" не стал повторять то, что делали американцы, из-за дороговизны и нерентабельности вывода конкретного груза на орбиту с помощью таких кораблей. Дело в другом. То, что сделал Элон Маск, - запустил ракету, которая и стартует, и садится вертикально. Остальные, совершавшие мягкие посадки на Землю, были крылатые аппараты. Неразумно высказывать упрек, что "Буран" был беспилотным. Чтобы посадить такую махину в автоматическом режиме, нужно больше технических открытий и достижений, чем при посадке в пилотируемом режиме.

А.К.: А работы по той технологии, которую сейчас успешно осуществил Элон Маск, в России ведутся?

А.Г.: До недавнего времени был крылатый аппарат под названием "Клипер" на четыре или шесть мест, который предполагался для полетов на Луну. На сегодня есть проработки в РКК "Энергия", о которых руководители не очень внятно говорят.

А.К.: Правильно ли проводить параллель между шаттлами и "Бураном" с одной стороны, и "Фальконом" – с другой? В первом случае мы имеем дело с возвращаемыми кораблями, которые совершают мягкую посадку, которые на орбиту выводят обреченные на гибель ракеты-носители. А "Фалькон" – это что-то принципиально иное, возвращаемая ракета-носитель. Почему решения этих сходных проблем разделяют целые десятилетия?

Р.С.: В прошлом веке был момент, когда считалось, что массовое производство ракет-носителей существенно удешевляет производство одного такого аппарата. И считалось нецелесообразным прилагать усилия, чтобы вернуть первые ступени этой техники. Хрущев говорил, что мы делаем ракеты, как сосиски. Сейчас мы перешли на другой уровень работы в космосе – разовые запуски, каждый выводит что-то очень ценное. Скажем, один американский военный спутник стоит больше миллиарда. Здесь к экономике надо подходить по-другому. В этом заслуга Маска и Безоса, которые решили посмотреть, насколько рентабелен другой способ.

А.К.: Насколько правомерно говорить о "Фальконе" как о частной программе? Фирма негосударственная, но ведь она работает по заказу и на деньги НАСА? Они заключили контракт на 1,6 млрд долларов. Так ли важно, что техническая часть осуществляется частной компанией? Это совсем не то, что Virgin Galactic, компания Ричарда Брэнсона, которая с нуля разрабатывает свою программу и подчиняет ее своим коммерческим целям?

Р.С.: Без серьезной государственной поддержки, без контрактов не только от НАСА, но и ВВС США, вряд ли Маск смог бы выйти на сегодняшний уровень. Первоначальные затраты слишком велики. Если бы Маск не заработал первоначальный капитал на электронной коммерции, он не смог бы заниматься ракетами. Это не тот стартап, который начинается в гараже.

А.К.: Но ведь Virgin Galactic существует как частная компания?

Р.С.: Но Ричард Брэнсон заработал большой капитал на другом бизнесе. Начальная сумма нужна.

А.К.: А в России можно ли сколько-нибудь серьезно говорить о частном бизнесе в российской космической программе? Частное участие в российском освоении космоса ограничивается космическим туризмом. Дело неплохое, прибыль приносит, но не очень серьезное. Есть первенец российской частной космонавтики – компания "Даурия Аэроспейс"?

А.Г.: Эта компания запустила два спутника, которые вроде бы летают. Проблема не в том, что частники не могут потянуть космическую программу в России, а в том, что главной целью любого коммерческого предприятия является извлечение прибыли, а в России будет сокращаться количество разного рода исследований, чтобы ее извлечь. Никто не захочет заниматься стратегическими фундаментальными исследованиями, как это делает государство. Эра частного космического производства наступит очень нескоро.

А.К.: Элону Маску чуть больше 40, но он уже один из самых богатых и влиятельных людей в мире. Имеем ли мы в его лице новый тип универсального предпринимателя, как и в лице Ричарда Брэнсона, чьи интересы простираются от банков до электронной связи?

Р.С.: Я познакомился с Маском довольно дано, в начале его космической карьеры. Относился к его планам с некоторым недоверием. Он окончил МIT, получил самое хорошее инженерное образование, заработал деньги на PayPal, решил вернуться на инженерную стезю. Это действительно новое поколение предпринимателей, которые хотят использовать возможности новой техники.

А.К.: Что мешает появлению такого типа предпринимателя в России? Государство или объективные причины?

А.Г.: Была некая попытка коммерциализировать РКК "Энергия". В ранге главного конструктора недолгое время был Николай Севастьянов, который вышел из структур "Газпрома" и занимался запуском спутников связи, которые и по сей день обеспечивают передачу информации. Но наше космическое руководство, инженеры и ученые настолько не готовы морально отдать государственное дело в руки человека, у которого главная цель – извлечение прибыли. Все наши нынешние олигархи - все занимались комсомольской деятельностью и плохо учились в институтах. Эти люди не готовы вкладывать деньги без перспективы большой отдачи. Лучше купить спортивный клуб или четыре яхты.

А.К.: Конечно, интерес частного предпринимателя заключается в извлечении прибыли. Но Элон Маск и Ричард Брэнсон руководствуются не только прибылью, деньги они уже заработали в других областях и могли бы продолжать их там зарабатывать. Здесь присутствует идеалистическое мальчишеское стремление в космос, характерное для раннего периода советской космонавтики.

Р.С.: Их увлекает романтика. Элон Маск не случайно сейчас обратил свое внимание на Марс, проблему парникового эффекта, которая отсутствует на Марсе, потому что Марс практически потерял атмосферу. Недавно он предложил взорвать водородные бомбы на обоих полюсах Марса, чтобы создать атмосферу за счет испаряющейся воды.

А.К.: Это что-то из области фантастики. Насколько это реалистично и что это даст?

Р.С.: Пока это выглядит как авантюра. Его должны проанализировать специалисты по физике атмосферы. Но это показывает, что Элон Маск пытается уже думать и о Марсе.

А.К.: Американец Элон Маск и британец Ричард Брэнсон обладают этим романтическим стремлением в космос. А что в России? МКС действует, российские космонавты по-прежнему работают на ее борту, "Союз" по-прежнему доставляет туда космонавтов, только что туда отправился британский космонавт Тим Пик. Но какие перспективы, какие цели и задачи ставит перед собой российская космическая программа?

А.Г.: На сегодня она еще толком не сформирована. Что касается фантастических идей, возвращаясь к недолгому периоду руководства РКК Николаем Севастьяновым, у него была идея на корабле "Клипер" возить с Луны гелий-3, которого на Луне гигантское количество. Около 100 кг способны обеспечить энергией всю Россию, а может, и больше. Но космонавт Гречко сказал, что даже сжигание топлива на Земле создает парниковый эффект, а что будет с Землей, если привезти такое колоссальное количество энергии из космоса? Она может просто лопнуть. Так что идеи есть, а насколько они проработаны? Например, по Марсу эта идея. Они бродят, эти идеи, особенно в России, которая живет романтикой, перебиваясь с хлеба на квас.

А.К.: Хотя использование "Фалькона" может привести к значительному сокращению расходов, все равно эта космическая программа остается весьма дорогостоящей. В последние годы скепсис по отношению к освоению космоса растет. Это все очень интересно, но стоит ли это затраченных средств, не говоря уже о человеческих жизнях?

Р.С.: Есть определенные достижения, которые позволяют и спасать человеческие жизни. GPS или российский ГЛОНАСС, которыми пользуются масса людей. Мы уже забыли, как это произошло. Непонятно, почему Нобелевский комитет прошел мимо этого выдающегося вклада. Космическая связь через спутники связи. Ситуация в России осложняется тем, что во главе этих новых направлений поставлены Сердюковы и Ковальчуки, а не Маски и Брэнсоны.

А.Г.: Я хотел о другом сказать. Сегодня пилотируемая космонавтика – романтическая составляющая. А кроме GPS и ГЛОНАСС – телевидение, предсказание погоды, зондирование Земли – это все космические достижения, которые из романтического стали обыденным, и никто об это даже не вспоминает. Освоение космического пространства надо развивать с помощью автоматов. Но в стране нет интереса к этому, люди смотрят в основном на день завтрашний, а на то, что перспективно лет через 30, никто не смотрит.

А.К.: Так как сегодня выглядит американско-российское космическое соперничество?

Р.С.: В конечном счете все решают деньги. Россия продолжает сохранять изначальный задел. Ракета "Союз" – модифицированная Р7 1957 года, первая советская межконтинентальная ракета. А в Америке масса новых вещей.

Новости по теме