Будут ли с падением рубля пересмотрены валютные договоры?

  • 30 декабря 2015
Обменный пункт Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В среду курс доллара на торгах на Московской бирже превысил отметку 73 рубля впервые с декабря 2014 года

Московский арбитражный суд посчитал падение рубля достаточным основанием для того, чтобы пересмотреть долларовый договор об аренде, заключенный в 2000-х годах.

Юристы, принимавшие участие в судебном процессе, заявили, что это решение может стать прецедентом для других подобных договоров - в частности, договоров валютной ипотеки.

Решение, вынесенное в среду, касалось договора между компанией "Вымпелком" и её арендодателем, компанией "Тизприбор". "Вымпелком" подал иск со ссылкой на существенное изменение обстоятельств со времен заключения договора.

В договор об аренде в 2000-х годах была заложена цена доллара на уровне 32-40 рублей. В среду курс доллара на торгах Московской биржи превысил отметку 73 рубля.

Под изменениями обстоятельств в "Вымпелкоме" понимают действия Банка России, отпустившего рубль в свободное плавание в 2014 году. Компания настаивала, что в 2000-х не могла предугадать изменения политики ЦБ.

Русская служба Би-би-си попросила объяснить, что значит это судебное решение и каковы будут его последствия, Алексея Карпенко, партнера адвокатского бюро Forward Legal.

Алексей Карпенко: Прежде всего, я хотел бы сказать, что это решение первой инстанции. Оно почти наверняка будет рассматриваться и в апелляционной, кассационной инстанциях, и, возможно, в надзоре, непосредственно в Верховном суде.

Похожее решение, также с валютной оговоркой, было вынесено в сентябре этого года, и оно было как раз отменено судом следующей инстанции. Поэтому это решение далеко не окончательное и не вступило в законную силу. Все, что я скажу в дальнейшем, - это будут фантазии.

Предположим, данное решение устоит. Прежде всего, я бы оценил последствия подобного решения как крайне негативные для российской экономики, потому что очень большое количество контрактов, начиная от недвижимости и заканчивая добычей полезных ископаемых, например нефти, номинируется в иностранной валюте.

Естественно, по причине резкого изменения, резких колебаний курсов валют, прежде всего долларов и евро, одни стороны контракта были поставлены в очень выгодные условия, другие - в крайне невыгодные. Безусловно, те, кто был поставлен в крайне невыгодные условия, сейчас, пользуясь этим решением как прецедентом, побегут в суды и будут пытаться пересмотреть эти контракты.

Типичным примером является московский рынок недвижимости, рынок офисной аренды. Большинство офисов класса "А" номинированы в долларах - почти наверняка это будет вал исков арендаторов для пересмотра арендной платы в связи с резкими колебаниями валюты. Ничего хорошего для российской экономики это не принесет, потому что любые судебные войны - это дестабилизация отношений между контрагентами, недоверие.

Я очень надеюсь, что это решение будет отменено вышестоящими судами. Есть общая норма статьи 451 Гражданского кодекса "Существенное изменение обстоятельств". Но никогда, ни в одном правопорядке, ни в Европе, ни в Америке, изменение валютных курсов не рассматривалось как существенное изменение обстоятельств, которое влечет за собой необходимость пересмотра контрактов.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Никогда изменение курса валюты не было основанием для пересмотра контрактов, утверждает эксперт

Это нормальный предпринимательский риск, я считаю, что он таковым должен оставаться и впредь. В случае, если суды допустят пересмотр контрактов в связи с изменениями валютных курсов, этот шквал судебных споров невозможно будет остановить. Совершенно непонятно, какое изменение считать существенным, а какое - несущественным.

Изменение на 10 % - это существенное изменение или нет? Валютные курсы могут ходить в течение года с достаточно большой амплитудой, и это происходит не только в России. Соответственно, это приведет к дестабилизации контрактной системы.

В бизнесе существует система хеджирования валютных рисков. Валютные риски - одни из основных для участников любых экономических отношений, но они не должны хеджироваться правовыми способами, они не должны хеджироваться судом. Они должны хеджироваться экономическими механизмами и биржевыми опционами, хедж-фондами, контрпокупками валюты и так далее. Но ни в коем случае не судебными решениями.

Формально, если мы откроем учебник права, по которому учат на юридическом факультете, то там будет написано, что прецедент не является источником права. Формально нет, но де-факто - безусловно. Такая практика сложилась в последние годы, и прежде всего это была позиция Высшего арбитражного суда. Рассматривая определенные категории споров, арбитражные суды ориентировались на постановления президиума и пленума Арбитражного суда.

Соответственно, де-факто прецедент в России существует. Сейчас Высший арбитражный суд перестал существовать, но такова была его политика. Я считаю это правильно, потому что в законе всего не предусмотришь, и решения вышестоящего суда - сейчас это Верховный суд - по определенным категориям споров должны быть ориентирами для судов. Такая ситуация в российском юридическом поле сложилась, она просто существует как данность.

Безусловно, если то решение, о котором мы сейчас говорим, пройдет вышестоящие инстанции, дойдет до Верховного суда и будет подтверждено, конечно, оно будет рассматриваться как де-факто прецедент. Суды будут на него ориентироваться. Мы откроем ящик Пандоры, и, конечно, будет шквал исков.

Новости по теме