Конференция по Ирану: "Николаич! Это нормальная страна!"

  • 10 февраля 2016
Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Россия и Иран после снятия с последнего санкций (точнее, начала этого длительного процесса) заметно усилили сотрудничество

Иран, освобожденный от санкций, может стать одним из ведущих торговых партнеров России, пришли к выводу участники совместной ирано-российской конференции в Москве. Помимо углеводородов страна, как выяснилось, богата огурцами, персиками и другой сельхозпродукцией. Также в Иране процветает дешевая ринопластика (всего 50 долларов) и имеются комфортабельные пляжи для туристов (раздельные для женщин и мужчин).

Эти привлекательные направления для инвестиций были оглашены на конференции, прошедшей в среду в фешенебельном московском отеле "Арарат Парк Хайятт".

Она собрала высокопоставленных участников с обеих сторон: в числе прочих от Ирана был исполняющий обязанности замминистра нефти, а от России - представители минпромторга и Российско-иранского делового совета.

На самом деле главное, что привезли в Россию иранцы, - это видимую радость, связанную с отменой западных санкций. Меньше месяца назад вступил в силу "Совместный всеобъемлющий план действий", означающий фактическое снятие со страны санкционных ограничений. Правда, полностью Исламская Республика освободится от санкций ООН лишь в 2025 году, если выполнит все условия по ядерной программе.

Модератор встречи Олег Коннов, партнер компании Herbert Smith Freehills, постарался разделить радость гостей - и начал с того, что подробно (со слайдами) рассказал им, как санкции на Иран вначале наложили, а потом почти сняли. Не утаил он и того факта, что Россия при голосовании в Совбезе ООН поддержала все шесть резолюций, призывающих Иран отказаться от развития ядерной программы. Часть из них была декларативной, но часть носила санкционный характер.

"Между нашими странами на самом деле больше общего, чем может показаться на первый взгляд", - отметил партнер.

Углеводороды и огурцы

Выступавший следом и.о. замминистра нефти Ирана Масуд Хашемиан Эсфахани подробнее остановился на том, почему Россия, сама переживающая санкции и отрезанная от источников финансирования, должна вкладывать деньги в Иран.

По мнению чиновника, ответ на этот вопрос прост: для современного Ирана характерны такие фундаментальные черты, как транспарентность, предсказуемость, нетерпимость к коррупции, ответственность и гостеприимная атмосфера.

Возможно, это и было то общее между странами, о чем упоминал ранее Олег Коннов.

Чтобы окончательно успокоить потенциальных российских инвесторов, замминистра Эсфахани назвал и некоторые особенности политической системы Ирана: она характеризуется внутренней стабильностью, соблюдением принципов демократии и плюрализма.

Прибывший на встречу с небольшим опозданием посол Ирана в России Мехди Санаи был тем утром наиболее важным источником конкретной информации об уровне кооперации между странами. В первую очередь, он признал, что взаимная торговля, по его мнению, недостаточно интенсивна.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Посол Ирана в России Мехди Санаи считает, что объем экономического сотрудничества между странами не дотягивает до уровня политической кооперации

"То, что отношения между нашими странами имеют очень важный характер для решения мировых и региональных проблем, - это однозначно. Но здесь форум экономический, и мы говорим о нашей торговле и экономических взаимоотношениях, - улыбнулся дипломат. - Объем нашей торговли сейчас очень маленький. Даже можно откровенно сказать, что он не соответствует уровню наших политических взаимоотношений".

В 2011-2013 годах товарооборот между Россией и Ираном действительно снижался, реагируя на санкции (с 3,5 млрд долларов до 1,5 млрд долларов). В прошлом году, несмотря на 5-процентный рост (в то время как по другим направлениям российской торговли наблюдался спад), объем торговли все равно оставался небольшим: по некоторым оценкам, около 1,25 млрд долларов, из которых 1 млрд долларов приходится на российский экспорт в Иран и порядка 250 млн долларов - на импорт в РФ.

Тем не менее, на волне снятия санкций с Тегерана стороны договорились о контрактах на общую сумму более 40 млрд долларов. В частности, буквально накануне (то есть 9 февраля), сообщил посол, были парафированы (предварительно подписаны) контракты на 2,2 млрд долларов в области строительства тепловых станций и железных дорог.

"В Иране сосредоточено 17% мировых запасов природного газа, это второе место в мире по запасам. У Ирана четвертое место в мире по запасам нефти. В области сельского хозяйства и садоводства Иран является вторым в мире производителем огурцов", - рассказывал Мехди Санаи об инвестиционных преимуществах его родины.

"Иран занимает четвертое место по производству миндаля, пятое - по яблокам, третье - по черешне и имбирю, второе - по производству фисташек, четвертое - по грецким орехам, второе - по абрикосам, шестое - по персикам", - старательно описывал он.

Продовольственное могущество страны вызвало в зале оживленный шум.

Дипломат тем временем перешел на ископаемые богатства Ирана: стоимость железной руды, цинка, свинца, имеющихся в стране, составляет 700 млрд долларов. Затем напомнил о "блестящих туристических возможностях", раскрываемых перед иностранцами некоторыми областями страны. Он также рассказал, что Иран ведет переговоры с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) о снижении тарифов.

Все на Киш!

Конференция развивалась в соответствии с логикой своеобразного road show (в данном случае - рекламирования преимуществ совместных проектов) до тех пор, пока слово не взял представитель российской власти. Директор департамента внешнеэкономических отношений минпромторга Алексей Господарев заявил, что у него есть вопросы по финансированию проектов в Иране.

Он предостерег иранских коллег от чрезмерной радости по поводу снятия санкций.

"Хотел бы сказать, что не нужно испытывать иллюзий, что вот сняли санкции - и мы все сразу к вам приходим. Мол, скиньте только нам 20% - и всё, мы работаем. Сомневаюсь я достаточно в этом. Да, перспективы открываются, да, это серьезный, востребованный рынок. Но мы в первую очередь должны обратить внимание на девальвированный рубль, который является серьезным преимуществом нашей продукции", - заявил чиновник.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Россия и Иран рассматривают возможность упрощения визового режима

Если выступление чиновника кому-то могло показаться обескураживающим, то следующий номер программы от председателя Российско-иранского делового совета Виктора Мельникова вполне мог претендовать на самое позитивное и даже человеческое выступление дня.

"В ближайшие 20-30 лет такого лакомого куска, как Иран, для международного бизнеса и экономики не будет! Может, только когда объединятся Северная и Южная Корея", - начал он.

"На первое место по экспорту в Иран я бы поставил зерно и растительное масло. В прошлом году на эти товары пришлась примерно половина нашего экспорта, около 500 млн долларов. Тем более что Иран, хотя и объявил в этом году, что не будет пшеницу закупать, объективно говоря, не располагает природными условиями, которые могли бы обеспечить его протеинами. Просто пустыня там", - объяснял Мельников.

Констатировав засушливость региона, эксперт перешел к природным залежам страны: "По достоверным данным, недра Ирана исследованы не более чем на 10%. Наши исследователи говорят, что там вся таблица Менделеева".

И.о. замминистра нефти Эсфахани, случайно или нет, на этих словах стал задумчиво потирать руки.

В условиях фруктово-овощного эмбарго против Турции Иран может заместить часть импорта в Россию, отметил Мельников. Только не надо гнаться за дешевизной, предупредил он: по его словам, когда в Новой Зеландии неурожай киви, они закупают иранские (второе место на мировом рынке) и продают под своим брендом. Между тем российские предприниматели, сообщил эксперт, иногда закупают иранские киви за пару месяцев до вызревания (так дешевле): "В итоге этими киви можно гвозди забивать. Наш человек погрыз этот киви - и говорит, что уже больше покупать иранские фрукты-овощи не будет".

"В Иране сейчас получила развитие лицевая хирургия, - продолжал Мельников. - Вот женщины здесь сидят… Вы знаете, чтобы убрать горбинку на носу - там нужно 50 долларов".

- Мы что, такие страшные… - посетовала тихо женщина в зале.

Эксперт тем временем уже рассуждал о преимуществах иранского туризма: в частности, об острове Киш в Персидском заливе, где климат теплый и зимой, а виза россиянам не нужна. Одна проблема - раздельные мужские и женские пляжи.

"Конечно, какой-нибудь муж, возможно, и захочет отдохнуть от жены. Но я думаю, что иранцы люди прагматичные, и когда-нибудь, может, будут и совместные пляжи", - понадеялся глава Российско-иранского делового совета.

Напоследок он признался в глубокой симпатии к Ирану и признался, что хотел бы заразить этим присутствующих в зале.

"Я эту страну обалденно люблю. У меня были встречи со многими людьми, которые туда поехали. Вы знаете, вне зависимости от возраста и образования, все мне говорят одну и ту же фразу: "Николаич! Ведь это нормальная страна!" Все, что у нас по телевидению показывают, это совсем не то, что на самом деле", - резюмировал он.

Возможно, с отменой виз, о которой сейчас пытаются договориться Тегеран и Москва, возможность проверить слова Виктора Мельникова появится у большего числа россиян.

Новости по теме