Глава РЭШ: главная проблема России - недоверие к власти

  • 28 марта 2016
Шломо Вебер Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Шломо Вебер вернулся в Россию, чтобы возглавить один из самых известных в стране экономических вузов

Российская экономическая школа - небольшой (всего 400 студентов) частный вуз, но аббревиатура РЭШ на слуху у многих. Ее выпускники и экс-преподаватели работают на высших государственных должностях: вице-премьер Аркадий Дворкович, зампред ЦБ Ксения Юдаева... А ее ректоры последние десять лет с тревожным постоянством уезжают из страны.

В 2013 году во Францию эмигрировал Сергей Гуриев, возглавлявший школу почти 10 лет, из-за опасений преследований по так называемому "делу экспертов", которые раскритиковали приговор по второму делу ЮКОСа. Ныне он главный экономист Европейского банка реконструкции и развития.

В 2015 году пост ректора РЭШ покинул болгарский экономист Симеон Дянков: в интервью Би-би-си он объяснял, что уйти в отставку его вынудило резкое ухудшение положения в сфере высшего образования в России. Теперь он работает в Лондонской школе экономики.

Корреспондент Русской службы Би-би-си Дмитрий Булин поговорил о современном российском образовании и экономических перспективах России с нынешним и.о. ректора школы профессором Шломо Вебером.

Марксистская политэкономия на завтрак, обед и ужин

"По поводу того, что резко ухудшается [ситуация с образованием], не соглашусь с моим предшественником. Но и резкого улучшения тоже не происходит", - говорит профессор, получивший образование в СССР, но большую часть жизни проведший за границей.

При этом Шломо Вебер сетует на то, что качество экономического образования в России действительно оставляет желать лучшего.

"Я проехал Россию от Калининграда до Владивостока, и практически в каждом университете преподают марксистскую политэкономию. В американских университетах тоже преподают, но там преподают еще что-то. Преподавать можно все, что угодно - какая разница? Но надо людям давать меню, возможность выбора!" - сокрушается он.

По некоторым оценкам, в России насчитывается до двух миллионов студентов экономических факультетов. Подавляющее большинство, получив "корочки", работает не по специальности.

Директор департамента стратегического анализа консалтинговой компании ФБК Игорь Николаев приводил такие цифры: в 1986 году экономисты и управленцы составляли 8,6% выпускников, а к 2009 году их доля выросла до 31,2%.

Страна математиков и музыкантов

Советское образование Шломо Вебера состояло из "Второй школы" (ныне физико-математический лицей) и мехмата МГУ. Позже был Еврейский университет в Иерусалиме и профессорство в Южном методистском университете в американском Далласе.

"Я окончил мехмат - это было сказочное место! Я помню, приходишь утром, вечером, и вокруг кипят дискуссии, - вспоминает Вебер. - Но я был там недавно, 40 лет спустя, так это просто кладбище! Ничего нет. Тишина и ничего не происходит".

При этом полвека назад человеческий капитал в СССР был даже более развит, чем в США, считает профессор. Главная проблема в том, что капитал-то есть, а как трансформировать его в экономическое, социальное поведение, не понятно.

Отсутствие продуманных целей, закрытость страны предопределили нынешнее отставание по ряду параметров. Впрочем - "мы по-прежнему хорошо умеем делать некоторые вещи: воспитывать математиков и музыкантов, например…".

Причем проблема экономического образования, по его мнению, не есть специфически российская проблема. Это общая черта всего постсоветского пространства, которая существует даже таких странах, как Польша, Чехия, Венгрия.

Недоверие в историческом срезе

Отсутствие доверия в обществе Вебер называет главным препятствием для экономического роста.

По его словам, основанием эффективной, созидательной деятельности общества является доверие людей к власти, осознание ими того, что государственные институты гарантируют их права. Тогда и работать хочется, и заниматься импортозамещением, а не только снимать ресурсную ренту.

Одним из проявлений недоверия является, по его мнению, то, что все больше число студентов пытаются после окончания вузов встроиться в государственную власть, податься в чиновники.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Опросы показывают, что студенты стали чаще задумываться о госслужбе по получении аттестата о высшем образовании

"Это происходит как раз потому, что нет доверия, нет понимания того, что вне государственной службы можно и карьеру себе построить, и жить хорошо", - говорит Вебер.

Удивительно, но у данной проблемы есть и регионально-исторический оттенок.

Недавние исследования в РЭШ, проведенные Андреем Маркевичем и Полом Кастанедой Дауэром, показали, что карта крестьянских выступлений против Столыпинских реформ 1906 года (предусматривавших частичную приватизацию общинных земель) приблизительно совпадает с картой российских регионов, больше всего не одобрявших приватизацию Чубайса-Гайдара.

Получается, что "недоверчивые" регионы труднопостижимым образом пронесли свой протестный заряд через весь XX век.

Наконец, не только внутри российского общества существует проблема глубокого взаимного недоверия.

В обстановке резкого охлаждения отношений между Москвой и Западом повышается недоверие к России и со стороны иностранных ученых, которым предстоит решить, приезжать в страну или нет. РЭШ всегда славилась высоким уровнем международного сотрудничества.

"Сейчас с этим стало сложнее. Иностранцы по-прежнему приезжают, поскольку репутация РЭШ за границей достаточно серьезная", - говорит Вебер.

"Но ученому нужна атмосфера, спокойствие, окружающая среда, в которой он или она могли бы трудиться. Гнетущее напряжение, которое сейчас создалось в международной обстановке, в финансовой среде, действительно накладывает серьезный отпечаток на наше международное сотрудничество. Человек в итоге взвешивает еще серьезнее, стоит ли ему приезжать в Москву", - резюмирует руководитель РЭШ.

Новости по теме