Внутренний монолог из России - на сцене в США

  • 12 ноября 2010
Спектакль "Павлик - мой Бог!"
Image caption В спектакле "Павлик - мой Бог" Павлик Морозов становится вымышленным собеседником героини

Несмотря на то, что театральная читка как жанр больше популярна в Европе и Америке, чем в России, где она существует не более 10 лет, показ российских пьес в таком формате, хотя и не является "выездным брендом", похоже, способен заинтересовать зарубежную публику и привлечь внимание к современным драматургам из России.

На прошедшей неделе американские зрители смогли познакомиться с новыми российскими пьесами, уже получившими награды и отмеченными критиками на родине. Пьесы были показаны сразу на двух площадках - студенческого театра Cabaret в Йельском университете и экспериментального театра La MaMa в Нью-Йорке - в формате театральных читок.

Пронизывающие автобиографические истории драматургов Нины Беленицкой ("Павлик - мой Бог") и Марины Крапивиной ("Мартовские иды") смотрелись и слушались на одном дыхании и нашли явный отклик у американских зрителей.

Восприятию способствовал и профессиональный и очень удачный перевод на английский, а также то, что пьесы читали молодые американские актеры.

Трудности перевода

Драматург Марина Крапивина, в прошлом журналист, рассказала во время обсуждения со зрителями, что написала свою пьесу - внутренний монолог женщины, узнающей о смерти матери-алкоголички - за две недели "потоком сознания". В истории Нины Беленицкой девочка хочет заявить о нежелании бросившего ее отца общаться с ней и ее сестрой в вышестоящие инстанции, поэтому легендарный Павлик Морозов становится ее героем и вымышленным собеседником.

"Честно говоря, я очень волновалась в связи с этой поездкой, не знала, поймут ли в Америке мою пьесу без исторического контекста, переживала из-за перевода, ведь каждая фраза несет смысл", - поделилась Нина Беленицкая с bbcrussian.com. "То, что зрителям понравилось, что они реагировали на шутки, для меня - приятный сюрприз. В целом, американские зрители оказались намного более интерактивными, чем российские".

На вопрос о том, как работалось с американскими актерами, один из постановщиков читок, режиссер Михаил Овчинников, с юмором ответил: "Американские актеры очень профессионально работали, сразу откликались на наши пожелания. В России же актер, как правило, несколько раз подумает и в итоге сделает так, как хочется ему".

Другой постановщик, работавший над представленными читками, актер и режиссер Марат Гацалов существенных различий в работе с актерами в России и Америке из полученного опыта не заметил: "Был бы хороший переводчик, а обо всем остальном можно договориться, и разница в культурах и менталитете будет не помеха".

Новое прочтение

В представлении обывателя разнообразие театральных жанров, как правило, сводится к спектаклю как результату совместной и часто продолжительной работы режиссера и актеров. Простое зачитывание текста пьесы со сцены театра представляется несопоставимым с полноценной постановкой. И все же читка является вполне самостоятельным и довольно распространенным жанром театрального действа, а последние 10 лет - и в России.

Image caption Режиссер Марат Гацалов считает, что разницы между актерами в России и Америке нет

"Читка - это не новый жанр, ей много столетий, - рассказывает театральный критик и обозреватель газеты "Ведомости. Пятница" Валерий Золотухин. - Драматурги всегда читали свои пьесы в кругу друзей и со сцены. В России это направление стало расцветать только с конца 1990-х, но за десять лет существования - в основном, благодаря фестивалям современной пьесы "Новая драма", "Любимовка", пермскому фестивалю "Текстура" - читка стала самостоятельным жанром и обросла своими традициями".

Конечно, читки пьес представляют интерес прежде всего для профессионалов, людей, связанных с театром и драматургией.

"Читка и эскиз спектакля - это разведка боем, - рассказал Марат Гацалов bbcrussian.com. - Это попытка нащупать и услышать автора, что особенно интересно для режиссера. Поскольку театр - дело коллективное, восприятие пьесы в таком формате сильно отличается от самостоятельного ее прочтения. У меня бывали случаи, как, например, с пьесой "Жизнь удалась" [одноименный спектакль по пьесе П. Пряжко, поставленный М. Гацаловым и М. Уваровым, получил "Золотую маску" 2010 года в номинации "Эксперимент" - bbcrussian.com], когда после читки я полностью менял свое отношение к произведению".

В Европе, в частности в Англии, этот жанр известен и любим уже давно. А в Америке, по словам Нины Беленицкой, он стал таким обычным явлением, что уже успел поднадоесть: "Когда мы показывали пьесы в Йеле, американские коллеги жаловались нам, что на их читки ходит все меньше народа, в основном это - люди среднего и старшего возраста, молодежь не ходит вообще. Поэтому они страшно завидовали нам, когда мы рассказали про фестиваль "Любимовка", Театр.doc [независимый театральный проект, созданный в Москве в 2001 году группой молодых драматургов - bbcrussian.com], куда в последние годы приходит столько зрителей, что некоторые вынуждены стоять в коридоре".

Валерий Золотухин объясняет преимущества читки перед спектаклем для любителей и профессионалов так: "Когда ты приходишь на читку, есть ощущение, что ты попадаешь в скрытый мир театра, в цех, где люди работают, пьесы обсуждаются... Ты в кругу профессионалов и видишь изнанку театра, но не ту, где правят бал актеры и режиссеры. Кроме того, читка - это часто открытие новой пьесы или возможность увидеть актера в новом жанре".

Новая драма в России - вся из андеграунда

Жанр читки неразрывно связан с драматургией, как правило, с современной. Благодаря им драматурги становятся активными участниками магического процесса перехода текста пьесы с бумаги на сцену. Часто именно они читают свои пьесы зрителям. Если же это делают актеры, автор все равно присутствует в зале, чтобы после принять участие в дискуссии.

Image caption Гацалов репетирует с американскими актерами спектакль

"В Йеле я узнала о том, что американская театральная школа ХХ века начиналась с драматургического факультета, который есть и сегодня. В России драматург пока не вписан в театральный процесс, на драматургов не учат, а учат на режиссеров, актеров, в этом главное различие. Вся новая драма в России - из андерграунда", - говорит Нина Беленицкая.

"В Америке, - добавляет Марат Гацалов, - на первом месте стоит высказывание драматурга, которое должен транслировать режиссер. В России же режиссер выходит на первый план, а зрители идут не на пьесу, а на ее интерпретацию."

При этом, в современной российской драматургии происходят интересные изменения, наблюдается явный поворот в сторону так называемых вербатиумных пьес (техника "вербатиум" подразумевает выбор темы и построение спектакля на основе данных интервью, реальных документов, связанных с темой) и документального театра.

Пример - недавняя пьеса "Мотивилихинский рабочий" М. Дурненкова, Ю. Клавдиева и А. Родионова, написанная по материалам интервью с работниками этого крупного оружейного завода, которые брали сами авторы. И это не единственная пьеса подобного рода, идущая в Театре.doc, название которого говорит само за себя.

На вопрос о том, где можно почитать работы молодых российских авторов, участники гастрольного тура назвали сообщество new drama в ЖЖ, сайт фестиваля "Любимовка", а также упомянутый Театр.doc, куда, по словам Марата Гацалова, стекается вся современная драматургия страны.

А для тех, кто любит, чтобы им почитали вслух, существует Театр.doc. Вход на многочисленные читки и спектакли, как всегда - подчеркивают на сайте театра - бесплатный.

Фото Ольги Петровой и Марины Тетериной.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.