Пресса Британии: что делать после "брексита"?

  • 29 июня 2016
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • "Брексит": главный вопрос - миграция
  • Лучше никуда не спешить
  • Разъединенное королевство

Несовместимые требования

Times пишет в своей редакционной статье, что британский премьер-министр Дэвид Кэмерон во вторник отправился в Брюссель, чтобы сообщить европейским лидерам новость, которая им была уже известна, но в которую они не хотели верить, а именно, что Великобритания проголосовала за выход из состава Европейского Союза.

Это решение кроет в себе целый ряд монументальных проблем для преемника Кэмерона, который уже заявил, что уйдет с поста премьер-министра и лидера Консервативной партии.

Следующему лидеру консерваторов придется договариваться о том, чтобы Британии был с одной стороны предоставлен доступ к единому европейскому рынку, а с другой была бы дана возможность контролировать миграцию из стран ЕС.

Никакое другое решение не разрешит охвативший страну политический кризис. Никакое другое решение в долгосрочной перспективе не обеспечит единства Соединенного Королевства.

Иммиграция не менее важна для британской экономики, чем доступ к общему европейскому рынку. Но результат референдума указывает, что поток миграции должен контролироваться, как минимум ради того, чтобы те, кто боятся миграции, больше бы ее не боялись.

Британии будет сказано, что эти две цели несовместимы, но этого все равно следует добиться.

На данный момент Брюссель и остальные 27 стран Евросоюза настаивают на том, что Британии не будет предложено никакой сделки на льготных условиях. Эта позиция должна измениться, пишет газета.

Если глас народа не будет услышан, то следующим политическим землетрясением будет избрание Марин Ле Пен на пост президента Франции и коллапс евро, в случае если она вернет французский франк.

И Британия, и Евросоюз стоят на пороге исторических событий.

В этих условиях жизненно необходимо новое британское руководство с четким видением будущего. Кто бы ни стал новым лидером Консервативной партии, это должен быть человек смелый и убежденный, пишет газета Times.

Переговоры с Брюсселем подождут

Financial Times публикует статью своего аналитика Мартина Вулфа, который напоминает, что до референдума Борис Джонсон, один из лидеров кампании за "брексит", заявлял, что никаких экономических последствий для Британии от выхода из ЕС не будет.

Сейчас, тогда как курс фунта упал до уровня, не виданного за последние 30 лет, рейтинговые агентства Standard & Poor и Fitch понизили рейтинг Британии, а курс акций британских банков резко упали, становится ясно, что он был не прав.

Да, Борис Джонсон имеет такое же отношение к экономическому прогнозированию, как английская сборная к футболу, иронизирует газета.

Всем было известно, что "брексит" приведет к серьезным экономическим проблемам. Было бы лучше ничего не делать вообще. Великобритания должна понять, чего конкретно она добивается. Будет удивительно, если стране удастся избежать рецессии.

Вполне вероятно, что избиратели начнут сожалеть о сделанном выборе.

Но можно ли остановить весь процесс "брексита"? С юридической точки зрения да.

Как вполне справедливо заявляют сами сторонники "брексита", Великобритания - парламентская, а не прямая демократия. Если страна хочет выйти из состава ЕС, то Лондон должен задействовать 50-ю статью Лиссабонского договора.

С точки зрения закона, прошедший референдум был лишь консультативным, и только парламент может задействовать 50-ю статью.

Когда Консервативная партия выберет нового лидера, а может даже и после следующих выборов, премьер-министр Джонсон может, перефразируя императора Хирохито в конце Второй мировой войны, заявить, что, учитывая "неожиданные" экономические проблемы и риск распада Соединенного Королевства, ситуация стала неблагоприятной.

Он может просто игнорировать результаты референдума, либо назначить новый.

Но с политической точки зрения это будет чрезвычайно сложно сделать, даже для Бориса Джонсона.

В таком случае, Британия должна настойчиво предлагать ЕС пересмотреть принцип свободы передвижения. Но наиболее вероятно, что Евросоюз откажется это сделать.

В таком случае "брекситерам" придется признать то, что они до сих пор отрицали: а именно, что они не могут сидеть на двух стульях одновременно. Они не могут рассчитывать как на доступ к единому европейскому рынку, так и на контроль над миграцией из ЕС.

Соответственно, сейчас лучше ничего не делать вообще. Великобритания должна понять, чего конкретно она добивается. А ЕС должен решить, насколько нерушимым может быть принцип свободы передвижения.

Великобритания должна подождать и не запускать действие 50-й статьи Лиссабонского договора, так как в противном случае у нее не останется никаких козырей, и она будет просто изгнана из ЕС через два года, без какого бы то ни было соглашения по торговле.

Да, тупиковая ситуация не может продолжаться бесконечно. Но для обеих сторон было бы выгодно избежать слишком быстрого и слишком жесткого расставания.

Говорят, пишет Мартин Вулф, что в далеком прошлом, приговоренный к смертной казни человек сказал своему королю, что может научить его лошадь петь. "Хорошо, - ответил король. - Но если через год лошадь не запоет, ты будешь казнен".

Услышав об этой сделке, сокамерник приговоренного усомнился в его способностях научить лошадь петь, на что тот ответил: "Теперь у меня есть еще один год жизни, чего еще недавно не было. За год много чего может произойти. Король может умереть. Лошадь может умереть. Я сам могу умереть. И кто знает? Может быть, лошадь все-таки запоет!"

Я предлагаю подождать еще около года, пишет Мартин Вулф в Financial Times.

Что ждет Шотландию?

Guardian в своей редакционной статье на ту же тему, пишет, что теперь весьма разъединенному королевству придется как-то выходить из ситуации, созданной столь удивительным результатом референдума.

Результаты голосования можно анализировать как угодно и ставить во главу угла возраст, класс, партийную принадлежность или уровень образования избирателей. Но наиболее опасным оказался географический раскол, пишет газета.

За выход проголосовала Англия (за исключением Лондона) и в меньшей степени Уэльс. Избиратели трех чрезвычайно важных частей Соединенного Королевства - Шотландии, Северной Ирландии и Лондона - теперь оказались перед лицом возможного выхода из ЕС, против чего они проголосовали.

Наиболее серьезные политические последствия будут ощущаться в Шотландии, где менее чем два месяца назад было в третий раз переизбрано националистическое правительство.

Первый министр Шотландии Никола Стерджен отреагировала на "брексит" с присущим ей политическим мастерством. Она уже заявила в шотландском парламенте, что будет защищать интересы Шотландии на всех фронтах - в Европе, куда она отправляется для переговоров с депутатами Европейского парламента, а затем и с Еврокомиссией; в Лондоне, где она добивается того, чтобы Дэвид Кэмерон и его преемник серьезно относились к интересам Шотландии; дома, где она создала совет экспертов, в который входят представители разных партий, с тем, чтобы они помогали шотландскому правительству разрабатывать свою политику и тактику по отношению к "брекситу".

Стерджен заслуживает полной поддержки, в том числе и со стороны английских сторонников ЕС.

Результат референдума вновь поднимают вопрос о возможном выходе Шотландии из состава Соединенного Королевства.

Сама Никола Стерджен пока не призывает к повторному референдуму о независимости и лишь говорит, что этот вопрос в принципе может быть поднят.

Одним из наиболее шокирующих аспектов кампании в преддверии референдума по "брекситу" был тот факт, что интересы Шотландии и Северной Ирландии практически не упоминались.

Но никто, ни в одной части так называемого Соединенного Королевства, не должен сомневаться в том, что результат референдума поставил под вопрос само будущее страны, пишет Guardian.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com