Как изменилось лицо российской дипломатии?

  • 30 июня 2016
Глава МИД России Сергей Лавров на фоне герба России Правообладатель иллюстрации RIAN
Image caption Глава МИД России Сергей Лавров столкнулся с новыми глобальными вызовами

Президент Владимир Путин провел в четверг встречу с российскими послами со всего мира. Такие мероприятия устраиваются раз в два года. Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, как за это время изменился имидж российской дипломатической службы.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике":

"За последние два года лицо российской дипломатии стало более обветренным и забронзовевшим. Потому что она живет в режиме форс-мажора фактически постоянного, в режиме давления с западной стороны, в режиме участия в ряде очень сложных дипломатических процессов (как минимум, это минский процесс и Сирия), в условиях необходимости в ускоренном порядке резко продвигаться по новым направлениям, в Азию. В общем, у российской дипломатии очень много работы и забот.

Если рассматривать [российскую дипломатию] не в общем контексте, а в контексте профессионального дипломатического мастерства, она закаляется и становится все более умелой.

Тот факт, что именно Мария Захарова является официальным лицом российской дипломатии, я думаю, подтверждает то, что ее стиль (действительно не вполне стандартный для классической дипломатии) одобряет руководство МИДа и руководство страны. Мария Захарова человек невероятной активности, потрясающей трудоспособности, она просто, что называется, горит на работе. И теми средствами, которые она считает наиболее убедительными, она доводит и отстаивает российскую позицию".

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам:

"Изменились условия, в которых дипломатия работает. Условия стали более жесткими, в какой-то степени даже более враждебными по отношению к России. Это, естественно, меняет и стиль дипломатии, меняет и те задачи, которые перед дипломатией ставятся. То есть сейчас, по всей видимости, во главу угла должна быть поставлена задача выхода из того кризиса, а вернее, из тех многочисленных кризисов, в которые мы оказались втянутыми, минимизация ущерба и восстановление тех позиций, которые в той или иной степени были утрачены.

Имидж российской дипломатии стал другим. Если два-три года или пять лет назад российская дипломатия старалась очень часто избегать жестких формулировок, каких-то жестких вопросов, старалась смягчать свою риторику, то теперь мы видим, что сейчас преобладает более решительный, более жесткий дипломатический стиль.

Я думаю, что пресс-секретарь - это лицо, которое очень близко к руководителю. Это обычно бывает личный выбор руководителя. Независимо от того, идет речь о президенте страны или министре иностранных дел, это то лицо, которое общается с руководителем на постоянной основе. Поэтому я очень сомневаюсь, что Захарова бы удержалась на своем месте, если бы отражала какую-то другую точку зрения, а не точку зрения Сергея Лаврова".

Правообладатель иллюстрации RIAN
Image caption Мария Захарова привнесла нестандартность в традиционный стиль российской дипломатии

Тони Брентон, бывший посол Великобритании в России:

"Конечно, ситуация, в которой Россия оказалась, если говорить о ее отношениях с Западом, за последние два года изменилась коренным образом. Поэтому и посыл, который должен был исходить от России, тоже изменился. Он стал гораздо более резким, и это выразилось в стиле высказываний, и в готовности критиковать западные страны. Когда я был послом Британии в России в 2008-2009 годах, и отношения между странами были относительно хорошими на фоне того, что происходит сейчас, даже тогда они [россияне] были готовы на резкие, с их точки зрения, высказывания, если им казалось, что это было необходимо.

Давайте я выражу свою мысль так: России предстоит сделать очень много, чтобы вернуть свои отношения с Западом в нормальное русло, так как после всего того, что случилось с Украиной, имидж России в глазах Запада оказался изрядно подмочен. Я думаю, что они проявили мудрость, назначив на место пресс-секретаря российского МИДа привлекательную женщину, которая относится к своим обязанностям как профессионал, чтобы таким образом попытаться исправить создавшееся положение. Но, в конце концов, людей можно убедить в чем-то не качествами человека, передающего этот посыл, а содержанием самого посыла. И России еще нужно сделать очень много, чтобы объясниться в вопросе с Украиной".

Армен Оганесян, главный редактор журнала "Международная жизнь":

"Я присутствовал сегодня на встрече президента с послами России. И если сопоставлять, что изменилось за два года, то, наверное, общая ситуация в мире стала намного более напряженная. Она стала напряженной вокруг России, в отношениях Россия - США, Россия - Европейский союз. Но неизменна одна константа - это курс на независимость внешней политики. И пришло осознание, что в современном мире проводить этот курс становится делать все сложнее. Для того чтобы его отстаивать, требуется все больше и интеллектуальных усилий, и энергичных политических действий. Принципы [внешней] политики не изменились, изменились действия, они стали более решительными.

Изменилось принципиально отношение к партнерам. Партнерство может быть провозглашено, но не подкреплено никакими дальнейшими шагами - с этим Россия столкнулась в лице некоторых старых, традиционных партнеров в Европе, в лице США. Теперь появился более строгий подход к самому термину. Партнерство перестало рассматриваться как какой-то гуманитарный и вербальный бонус, как нечто, что декларируется, но не подтверждается никакими действиями.

Я бы сказал, что изменился несколько взгляд на состояние мировой политики и вообще мира вокруг. Наметились некоторые принципиальные расхождения в отношении ценностей, которых придерживаются Россия и, скажем, страны Запада. В отношении к новым законам, которые создают видимость демократии, но фактически поддерживают меньшинство, игнорируя ценности, ориентации и представления большинства в Европе. Россия это болезненно воспринимает, поскольку христианство в России переживает ренессанс, а на Западе - упадок. И ушедшая в прошлое идеологическая борьба все-таки сейчас, если не вышла на первый план, то во многом составляет матрицу отношений между Россией и Западом сегодня".

Похожие темы

Новости по теме