Пресса Британии: Фарадж смеется последним

  • 5 июля 2016
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • Наследие Найджела Фараджа
  • Угроза британской экономике
  • Кто будет разговаривать с Европой?
  • Жан-Клоду Юнкеру следует уйти

Фарадж: уходя - уходи

Все британские газеты пишут о решении лидера Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджела Фараджа уйти с поста лидера партии.

Daily Telegraph в своей редакционной статье пишет, что Найджел Фарадж войдет в историю как человек, который помог Великобритании выйти из состава ЕС.

Более того, можно считать, что его роль в "брексите" была уникально важной, так как "если бы он и его партия не кусали премьер-министра Кэмерона за пятки, он никогда не согласился бы проводить референдум по этому вопросу.

Роль, которую сыграл Фарадж, добиваясь проведения референдума, стала венцом его достижений. Достижение тем более удивительное, что, несмотря на многочисленные попытки, ему так и не удалось быть избранным депутатом британского парламента.

Но, конечно, вклад Фараджа в общественную жизнь не ограничивается одним лишь референдумом.

Многое из того, что он сделал, сложно считать позитивным. Например, в том, что касается иммиграции. Он поставил этот вопрос на повестку дня, в то время как многие другие политики это делать отказывались.

Но его роль в этих дебатах была спорной и сеяла распри. Озлобление, запятнавшее дебаты в обществе по этому вопросу, многие считают прямым последствием его бестактного подхода к вопросам миграции и расовой принадлежности.

Теперь, когда главная цель его жизни достигнута, было бы хорошо, если бы он ушел с политической арены. Его отсутствие поможет сторонникам и противникам выхода из ЕС найти общий язык, пишет Daily Telegraph.

Sun в своей редакционной статье на ту же тему пишет, что многие ненавидели Фараджа. Многие считали его клоуном. Но вышло, что Найджел Фарадж смеется последним.

Его пребывание на посту лидера партии закончилась полной победой: его единственная цель - независимость Британии - достигнута.

Мы, пишет Sun, с уважением относились к его таланту выражать настроения народа, хотя у нас с ним было много разногласий. Он сеял распри и иногда был просто оскорбительным.

Вынудив Дэвида Кэмерона провести референдум, Фарадж стал главной угрозой своим собственным чаяниям. Многие из тех, кто хотел бы проголосовать за выход из ЕС, отдали свой голос за то, чтобы остаться, так они не могли быть на его стороне.

Но, "когда мы будем процветать вне ЕС, мы будем благодарить за это Фараджа, как бы это ни было кому-то неприятно", пишет Sun.

Слабость британской позиции

Times публикует статью своего экономического обозревателя Оливера Камма, в которой тот пишет, что сам факт того, что Великобритания проголосовала за "брексит", может привести к абсолютно ненужной рецессии.

Среди экономистов царит консенсус, что если "брексит" и в самом деле произойдет, то это приведет к долгосрочным негативным последствиям в том, что касается роста экономики, в связи с ограничениями мобильности товаров, финансов и рабочей силы.

Вопрос, стоящий сейчас перед политиками, состоит не в том, как сделать так, чтобы "брексит" сработал, а в том, как свести до минимума его отрицательные последствия.

Наиболее рациональным вариантом было бы решение Британии обратиться с просьбой вступить в Европейскую экономическую зону. Это позволило бы нам сохранить доступ к общему европейскому рынку и получать доходы от договоров о свободной торговле, заключенных ЕС.

Но у членства в ЕЭЗ есть цена, которая может оказаться неприемлемой для британских политиков: Лондон должен будет платить членские взносы ЕС, подчиняться практически всем правилам ЕС, включая принцип свободы передвижения, и при этом быть не в состоянии влиять на торговую политику блока.

Соответственно, на данный момент неясно, как именно Британия сможет оказать какое-то давление на своих партнеров, когда дело дойдет до переговоров.

В руках Британии есть довольно сильные карты - гибкий рынок труда и высокий уровень занятости. Но у нее есть и слабые карты - низкий уровень производительности и значительный бюджетный дефицит.

И если мы будем надеяться на то, что Европа будет умолять нас помочь ее собственной экономике, то, скорее всего, мы будем разочарованы.

Бюджетный дефицит сейчас весьма значителен - к концу 2015 года он достигал 7% ВВП.

Добиться роста британской экономики будет очень сложно. Потребители не могут продолжать тратить деньги, также как и государственный сектор экономики.

Сбалансированный подъем экономики будет зависеть от того, сколько британских товаров будут покупать иностранные потребители, и от уровня инвестиций в британскую экономику.

И именно в этот момент мы решили подвергнуть риску наш доступ к 500-милионному европейскому рынку, что создало огромную неопределенность в том, что касается стратегии британского бизнеса.

Нам придется жить с нашим выбором, но для того, чтобы приходить к оптимальным решениям, следует понимать, насколько слабы сейчас наши позиции, пишет Оливер Камм в Times.

Острый дефицит переговорщиков

Financial Times пишет, что британское правительство обратилось за помощью к частному сектору, в надежде, что крупные компании предоставят ей своих специалистов, так как в рядах государственных служащих Великобритании практически нет людей, способных вести сложные торговые переговоры.

Сэр Джереми Хэйвуд, самый высокопоставленный госслужащий Британии, провел переговоры с рядом компаний, в том числе с аудиторами EY и KPMG, и консалтинговой компанией McKinsey, в рамках подготовки к началу переговоров с Брюсселем, которые премьер-министр Дэвид Кэмерон назвал "самой серьезной за последние десятилетия задачей, стоящей перед государственными чиновниками".

"Мы хотим, чтобы в переговорах участвовали самые талантливые и самые лучшие", - говорится в заявлении правительства. "Мы должны задействовать не только чиновников с необходимыми навыками и экспертизой, но и людей со стороны".

Представители компаний сказали сэру Джереми, что их сотрудники уже по горло заняты помогая клиентам справиться с последствиями "брексита", и что, хотя они и хотели бы оказать помощь, это обойдется налогоплательщикам в копеечку.

Среди государственных чиновников мало людей с экспертизой в определенных сферах международных отношений. Великобритания не заключила ни одного торгового договора с 1973 года, когда она передала эту функцию Европейскому Союзу.

Сэр Саймон Фрейзер, бывший глава канцелярии министра иностранных дел, сказал в июне, что среди британских чиновников лишь 20 человек обладают достаточным опытом для проведения торговых переговоров, в то время как со стороны ЕС таких человек 600.

Британское правительство считает, что ему в самом ближайшем будущем понадобятся от 700 до 750 опытных торговых переговорщиков для того, чтобы заключить соглашения с ЕС и другими странами.

Газета цитирует неназванного опытного адвоката, по словам которого, его коллеги не хотят принимать участия в этом процессе, и который назвал "пустыми мечтами" планы правительства нанять специалистов из частного сектора.

"Секретариату кабинета министров следует открыть глаза", - говорит он. "Они будут вести переговоры с опытными людьми из ЕС, которые знают каждую запятую всех правил", - пишет Financial Times.

Аdieux Juncker?

Times в своей редакционной статье пишет, что Жан-Клож Юнкер, который два года назад был возведен в чин председателя Европейской Комиссии, продемонстрировал, что он непригоден для работы и не в состоянии предлагать разумные и последовательные решения проблем, возникающих перед всем континентом.

Он часто принимает эксцентричные решения. Он игнорирует остальных членов комиссии и страны ЕС, прекрасно понимая, что его почти невозможно снять с должности. Председатель Еврокомиссии может быть уволен лишь Европейским парламентом, и добиться этого чрезвычайно сложно.

По словам газеты, канцлер Германии Ангела Меркель пришла к выводу, что упорство Юнкера способствовало решению британских избирателей проголосовать за "брексит", и что он стал частью проблемы.

Только Германия может изменить точку зрения Европейского парламента или же убедить самого Юнкера уйти на покой рано, но с достоинством.

Юнкер чуть было не подорвал политику санкций, наложенных ЕС на Россию, отправившись в июне в Петербург пожать руку президенту Путину.

Во время миграционного кризиса он пытался заставить страны ЕС принять квоты на перераспределение беженцев и угрожал им штрафами, если они на это не согласятся.

В том, что касается "брексита", он требует, чтобы Лондон задействовал 50-ю статью Лиссабонского договора как можно скорее, что ускорит процесс выхода Британии из состава ЕС. Его цель ясна: после того как Британия задействует 50-ю статью, она выложит все свои карты на стол, и Еврокомиссия сможет диктовать ей условия.

Ангела Меркель и другие политики озабочены тем, какой будет Европа через 10 лет. Подход Юнкера отметает любую возможность реформ, которые бы укрепили власть стран-членов ЕС.

Это не тот человек, который должен возглавлять переговоры с Британией, и не тот человек, который должен представлять интересы 27 стран, остающихся в Евросоюзе, пишет Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com