Бить или не бить: что психологи говорят о наказании детей

  • 5 июля 2016
Дитя Правообладатель иллюстрации Science Photo Library
Image caption По статистике ЮНИСЕФ, ежедневно в мире гибнет более 300 детей

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства РПЦ назвала телесные наказания детей "правом от Бога", чем вызвала сложную гамму чувств у многих россиян.

"Не подлежит сомнению, что как Священное Писание (Прит. 22:15; 23:13-14; 29:15; Евр. 12:6-11 и др.), так и Священное Предание Православной Церкви рассматривает возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей", - утверждается в пресс-релизе Московского Патриархата, который счел принятую в понедельник Думой новую редакцию статьи 116 УК РФ о побоях, запрещающую поднимать руку на детей, противоречащей православному учению.

Поправки критиковала и известная своими социально консервативными взглядами член Совета Федерации Елена Мизулина, опасающаяся введения в России принципов ювенальной юстиции.

Некоторые священники подчеркивают, что вопрос трактовки пассажа из Священного писания об избиении детей - двойственный сам по себе.

В обсуждении закона особенно подчеркивалось, что большинство психологов и психиатров выступают против наказаний, не видя в них никакого образовательного эффекта, но считая их исключительно отравляющими отношения.

Шлепать детей законодательно запрещено в 44 странах мира, как раз в эти дни соответствующий закон был одобрен во Франции.

Би-би-си поговорила об этом с Сергеем Ениколоповым, заведующим отделом клинической психологии научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук.

Би-би-си: Мы хотели спросить у вас о телесных наказаниях в отношении детей. Существует ли по этому вопросу научный консенсус?

Сергей Ениколопов: Нет, его нет: есть последователи [Бенджамина] Спока, которые говорили, что наказывать нельзя ни при каких обстоятельствах. В советское время - возможно, под воздействием идей [Антона] Макаренко - через парткомы и профкомы прорабатывались родители и идея о недопустимости телесных наказаний ходила на государственном уровне. Я хорошо помню, как в третьем-четвертом классе многие мои одноклассники приходили в школу и не могли сесть за парту, у них там все горело. Но прошло пару лет - и уже садились гордые, потому что родителям как-то ставились в вину телесные наказания. Сейчас, когда этого нет, статистика показывает, что наказания в семье стали применять куда чаще: личная неудовлетворенность, начальник на работе наорал - крайним оказывается ребенок. Феминистки считают, что мужчина ответственен за насилие, но сейчас мы видим, что бывает и со стороны жены.

Би-би-си: Мы как раз и звоним потому, что все обсуждают эти поправки к закону о побоях и реакцию РПЦ на них.

С. Е: Патриархию я вообще сейчас не буду трогать [...]. Но и эта дискуссия, принимать - не принимать, - идёт довольно давно. Причем, как я понимаю, большая часть обсуждений касается насилия между мужем и женой и практически никто не говорит о детях, даже если мы почитаем комментарии в интернете. Но если мать и отец бьют друг друга, то и ребенку достанется первому, тут иногда сразу два злыдня на него. А побои, естественно, к хорошему не приводят, возникает так называемое кольцо насилия - когда человек, которого били, вырастает с убеждением, что порка - это нормально.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Многие психологи рекомендуют проговоривать с детьми негативные эмоции, которые они испытывают

Би-би-си: Есть такая консервативная позиция: "Если не наказывать вообще, дети распоясаются, вот посмотрите на выпускников на "Гелендвагенах"...

С. Е: Выпускников на "Гелендвагенах", скорее всего, держали в строгости их отцы. Что касается того, что вы назвали консервативной позицией... Смотрите, тут обе крайности плохие: кто-то кричит, что нужно совсем не наказывать, кто-то - наоборот, бить ремнем. И совсем не обозначать рамок поведения тоже, наверное, неправильно. У академика Ивана Павлова был отец, который закрывал от детей книжный шкаф на ключ и давал доступ к нему, когда они выполняли работу по дому или саду. То есть, чтение книг было вознаграждением. И дети в результате очень тянулись к знаниям - братья Павловы оба выросли профессорами.

Очень важно дать ребенку понять, что он сделал что-то не так, сразу после проступка: невозможно наказывать его в субботу за что-то, что было сделано в понедельник, если оно не вскрылось в субботу.

Возвращаясь к вашему вопросу о научном консенсусе - главная проблема тут вот в чем - и это, к сожалению, недоработка психологов, наверное, - нет рекомендаций, которые позволяли бы родителям понять, как поощрять или наказывать своего ребенка, что для него кнут, а что - пряник.

Сайты Би-би-си