Уимблдон: люди, которые кричат "аут"

  • 5 июля 2016
Майкл Сэдлер
Image caption Линейный судья Уимблдонского турнира Майкл Сэдлер

В современной истории тенниса было немало случаев, когда даже самые сдержанные игроки ломали ракетки, пререкались с публикой или срывались на судей.

Кому же понравится, когда в очень важный для игрока момент раздается пронзительное "аут". Бывало, что теннисисты даже не пытались скрыть раздражение.

Кто эти люди, забирающие у игроков очки, стоящие по бокам корта в смешных позах и умеющие видеть до миллиметра?

Мы побеседовали с линейным судьей Уимблдонского турнира Майклом Сэдлером.

Стопроцентное зрение

Майкл работает линейным судьей уже 20 лет. Многое изменилось за это время – форма, размеры призовых, даже появилась технология "Ястребиный глаз" (hawk-eye), но приемы судей остаются прежними.

"Есть определенная техника. Мы никогда не ведем мяч глазами. Мы следим за розыгрышем, и когда мяч на нашей стороне корта, мы переводим взгляд на линию и ждем отскока мяча. Если пропустить этот момент, то уже видишь восходящий мяч, а это неправильно, именно так происходят всякие ошибки".

Главная задача судьи – опережать мяч, смотреть туда, куда он упадет через доли секунды. На разных линиях используется разная техника.

"При подаче мы ждем, пока игрок подкинет мяч, после чего переводим глаза на линию квадрата подачи. На задней линии - мы даем мячу долететь до сетки, после чего фиксируем взгляд на линии", - объясняет Сэдлер.

Мой собеседник носит очки, а мне всегда казалось, что у линейных судей стопроцентное зрение.

"Да, у нас должно быть стопроцентное зрение, иногда речь идет о миллиметрах, которые нам надо разглядеть. Каждый год мы проверяемся у врача. Допускаются очки для коррекции – кому-то удобнее в темных, кому-то в антибликовых", - говорит он.

Чтобы квалифицироваться на Уимблдон, необходимо пройти проверку у окулиста, который дает специальное заключение для Всеанглийского клуба лаун-тенниса. Майкл утверждает, что постоянное напряжение глаз никак не сказывается на состоянии зрения, оно не падает, но в конце дня глаза очень устают.

"Мы работаем посменно – час на корте, час вне корта. В среднем получается, что мы судим до пяти матчей в день, все зависит от их продолжительности".

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Российская теннисистка Елена Веснина вышла в полуфинал турнира Большого шлема, обыграв в четвертьфинале Доминику Цибулкову

Голос - важен

Как же становятся линейными судьями? Объясняет Майкл Сэдлер: "В рамках программы Уимблдона оъявляются наборы на курсы линейных судей. Там обучают самым базовым вещам. По окончании, если у вас подходящий голос и вы легко освоили технику, вас могут отправить на следующий курс, где кроме более продвинутых навыков линейного судейства также обучают основам работы судьи на вышке".

Завоевать свое место под солнцем на самом старом и престижном турнире Большого шлема можно только отработав на множестве более мелких турниров. На них линейные оттачивают технику, а судья на вышке оценивает их после каждого матча. Главные критерии – правильность решений на линии и отчетливые команды.

"Нас все время оценивают, присуждают баллы. Чтобы попасть на Уимблдон, надо провести на других турнирах определенное количество дней в году. Если положительных баллов большинство, то появляется хороший шанс попасть на турнир "Большого шлема", - говорит Сэдлер.

Игрок в бешенстве

Для Майкла работа линейным судьей – хобби. Он работает на полную ставку в другом месте, где его всегда отпускают на время Уимблдона. Но, по его словам, это занятие легко сделать основным – турниры разного калибра проходят в Британии круглый год.

"С моим опытом мне достаточно отработать на других соревнованиях 30 дней в году, чтобы подтвердить свою квалификацию для Уимблдона. Но обычно мы все работаем гораздо больше дней", - говорит он.

В 2009 году в полуфинальном матче US Open против Ким Кляйстерс Серена Уильямс, взбешенная тем, что проигрывает встречу, сорвалась на линейного судью, которая объявила зашаг на подаче Серены. Линейный судья подошла к судье на вышке и сказала, что Серена грозилась ее убить.

Американку тут же дисквалифицировали, а победу присудили Кляйстерс, хотя ей до победы и так оставалось два мяча.

По словам Майкла Сэдлера, так далеко спортсмены обычно не заходят, обычно больше достается судье на вышке, но порой на их лице читается неприязнь, особенно когда линейный кричит "аут" на решающем очке.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Серена Уильямс выиграла четвертьфинал Уимблдона-2016 у россиянки Анастасии Павлюченковой

Традиция - превыше всего

Сегодня спортсмены почти ничем не рискуют: ошибку линейного судьи можно исправить с помощью новых технологий. "Ястребиный глаз" либо подтвердит, либо опровегнет мнение человека на линии. Но чем чреваты такие ошибки для самих судей?

"После каждого матча на линейного судью заполняется специальная карточка. Если по ходу матча его hawk-eye подтвердил, что его решение было верным, ему дадут дополнительный балл, если он ошибся – дадут негативную оценку. Но еще хуже, когда твое решение опровергает сам судья на вышке, потому что ему сверху показалось, что ты ошибся. Тогда отзыв будет совсем неважный", - объясняет Майкл.

После завершения Уимблдона карточки Майкла и его коллег подвергнутся тщательному разбору, и если кто-то из них допустил слишком много ошибок, его или ее рейтинг будет понижен.

Однако, уверен Сэдлер, этого не произойдет, во-первых, потому, что изначально на Уимблдон допускаются только самые лучшие, а во-вторых, на травяном покрытии судить проще, чем на харде: линии нарисованы мелом, который облаком взвивается вверх, если мяч его задел.

Что же касается "Ястребиного глаза", Майкл убежден, что эта технология никогда не сможет вытеснить линейных судей по двум причинам.

Первая заключается в том, что иначе теннисистам будет очень одиноко на корте, считает мой собеседник, и он не шутит. А вторая – традиция, превыше которой не может быть ничего в истинно английском спорте.

Новости по теме