"Пятый этаж": доклад Чилкота - так был ли сговор или обман?

Тони Блэр и Джордж Буш Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Перед публикацией доклада Чилкота с его содержанием ознакомились Джордж Буш и Тони Блэр

Сегодня обнародован итоговый доклад независимой комиссии во главе с сэром Джоном Чилкотом, посвященный участию британских войск в иракской кампании 2003-2009 годов. За это время в Ираке погибли 179 британских военнослужащих и десятки тысяч мирных жителей.

В ходе подготовки вторжения не утихали споры о том, располагает ли Ирак химическим и биологическим оружием, может ли он их применить, и насколько достоверны сведения разведки. По сей день раздаются призывы отправить руководившего страной в то время Тони Блэра на скамью подсудимых в Гаагу. Сам Блэр, отвечая на вопросы комиссии в 2010 году, заявлял, что устранение режима Саддама Хусейна было верным решением, что он и сегодня поступил бы так же. Кто ответит за развязывание войны с неочевидным результатом, унесшей тысячи жизней?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует с писателем, арабистом Андреем Остальским.

Михаил Смотряев: Доклад Чилкота хоть в какой-то мере явился для вас неожиданностью?

Андрей Остальский: В докладе много всего важного и интересного, но политический вопрос, который всех волновал, был: просто ли ошибся Тони Блэр? Чилкот дал заранее понять, что будет остро критиковать правительство, военных, спецслужбы и, разумеется, тогдашнего премьер-министра Блэра. Но категорического утверждения, что Блэр ввел в заблуждение парламент и общественное мнение намеренно, что он солгал, в докладе не оказалось. Сейчас адвокаты тщательно анализируют текст, пытаясь найти основания для подачи гражданских исков против Тони Блэра, а, может быть, и уголовного дела. Оснований для различных интерпретаций достаточно. Пока неясно, что из этого выйдет. Сам Блэр признает большое количество ошибок до, во время и после войны, что решения основывались на недостаточном количестве информации.

М.С.: В докладе более 2,5 млн слов, вчетверо больше, чем в "Войне и мире". Интерес представляет не столько мнение Джона Чилкота, хотя он глава независимой комиссии и работал над этим с 2009 года, сколько большой массив документов, которые были получены комиссией и обнародованы впервые. Ведь первые попытки привлечь Блэра к суду были еще в 2003 году, но безрезультатно. А сейчас представители семей погибших военных заявили, что не исключают судебного преследования, и существует вероятность, что, покопавшись в этих документах, найдут юридические лазейки для предъявления претензий британскому правительству. Но какие претензии можно предъявить Тони Блэру? Служба в армии предполагает, что человек будет участвовать в боевых действиях и может погибнуть.

А.О.: Да, будут изыскивать в документах возможность для начала судебно-уголовных действий. Например, всем бросилась в глаза фраза, что еще за год до начала военных действий Блэр написал Джорджу Бушу, что поддержит его "в любом случае". То есть - вот он, сговор и обман. Но это не бесспорная трактовка, можно интерпретировать эту фразу и иначе. Речь может идти о моральной или политической поддержке. Найдутся высококвалифицированные юристы, которые докажут и одно, и прямо противоположное. Я пока не вижу оснований для судебных действий, но суды в Британии независимы, и может найтись судья, который примет такое дело к рассмотрению.

М.С.: Такие записки, подобно той, что была процитирована, обнародованы в большом количестве. В ней же говорится, что надо избавиться от Саддама, потому что он - потенциальная угроза. Юристы могут эту фразу использовать и во вред, и на пользу Блэру.

А.О.: Защитник скажет, что "избавиться" можно по-разному. Из фразы не следует, что Блэр предлагает воевать.

М.С.: Но важно даже не то, был ли сговор, хотя, если это будет доказано, прибавит лет к тюремному сроку. Но беспокоит другое: разведданных было недостаточно, глава спецслужбы был уверен, что бактериологическое оружие транспортируется в красивых стеклянных контейнерах, как в голливудских фильмах, проколов было много. Но, когда война началась, пошли первые военные потери. Мы еще не говорим о гражданских потерях, даже оценки которых разнятся на порядок. Но вот война закончилась, 200 военнослужащих погибло, результата никакого. Кто несет ответственность?

А.О.: Тони Блэр сказал, что берет на себя ответственность за совершенные серьезные ошибки. Но он категорически настаивает, что никогда не лгал, не пытался вводить кого-то в заблуждение. И Чилкот поддерживает такую трактовку событий. А уголовное преследование за ошибку - проблематично. И Международный суд в Гааге уже заявил, что подобные вопросы ему неподсудны, он судит за конкретные преступления против человечества.

Насколько британский суд может Блэра судить, можно ли применить к нему процедуру британского импичмента, неизвестно. В Британии импичмент - специальное судебное заседание Парламента, который может приговорить человека даже к судебному сроку. Но уже много лет эта процедура не применялась, это очень старый закон.

М.С.: А Блэр, признавая ошибки, говорит, что и сегодня он принял бы то же самое решение, потому что мир надо было избавить от Хусейна. И при этом в конце своего выступления он заявил, что сегодня мир не стал более безопасным. Здесь имеется противоречие. Сегодня мы знаем, что у Саддама не было оружия массового поражения. И знаем, что последовало за свержением Хусейна - арабская весна, колоссальная неразбериха на Ближнем Востоке - список бесконечен.

А.О.: Арабская весна - это отдельное явление. Блэр утверждает, что она все равно началась бы в районе 2011 года, в том числе и в Ираке, и гражданская война там началась бы все равно. Но это гипотетические рассуждения. А надо ли было избавляться от Саддама Хусейна?

Я провел большую часть жизни в Ираке, пристально рассматривал ситуацию изнутри, поскольку дружил с высокопоставленными иракцами. Саддама ненавидели все, в том числе его ближайшее окружение. До меня стала доходить информация о людях, которых я знал, что их убили, пытали, рассказывали о заживо похороненных бульдозером, коллективных изнасилованиях.

И сирийский, и ливийский режимы - тоже не сахар, но в сравнении с режимом Саддама - это какой-то детский вариант. Там вся система была построена на унижении нижестоящих, а тем более, противников. Даже сталинскую Саддам переплюнул. Сталин был жесток, а Саддам, судя по всему, был садистом, получал удовольствие от участия в убийствах и наблюдая пытки.

Там был знаменитый генерал Рашид, командовал центральным участком фронта в войне с Ираном. Мы были знакомы, он вроде неплохо ко мне относился. Однажды он посадил меня, угостил чаем и, глядя в глаза, начал рассказывать, как они поймали коммуниста, связанного с курдами, а курды - предатели, и стали отрезать ему язык, выкалывать глаза, выпускать кишки и так далее.

Когда сталкиваешься с такими вещами часто, то с собственной психикой тоже что-то странное начинает происходить. Генерала Рашида Саддам потом убрал, но он убивал и членов своей семьи - вертолетные, автомобильные катастрофы и тому подобное. Поэтому, когда в 2003 году я услышал о начале военных действий, то я обрадовался, хотя умом понимал, что, наверное, напрасно.

Ликование такое, что в начале XXI века не стали терпеть существование такого режима. Он и террористов поддерживал. Он действительно представлял опасность и для региона, и для мира. Но принимать решение об участии в войне - очень трудно. Погибнут люди.

М.С.: Но государству, играющему важную роль в мире, негоже принимать решение об участии в войне, основываясь на разведданных из голливудских фильмов. Надо было пригласить специалистов и спросить: если мы уберем суннитскую верхушку, шииты не начнут резать всех подряд? Этого тоже нельзя было допускать.

А.О.: Блэр признал свою ошибку в этом отношении. И у Чилкота говорится, что, прежде всего американцы, проявили беззаботность и не подумали о послевоенном устройстве. Даже Блэр призывал Буша получше обдумать последствия, но Буш его игнорировал. Чилкот его упрекает, что он надеялся на личную дружбу с Бушем, а надо было быть настойчивее и задействовать институты давления на США. К послевоенному устройству американцы подошли небрежно, по-кавалерийски, а британцы плелись у них в хвосте.

М.С.: Вы помните карикатуры, где премьер Тони Блэр изображался в роли "пуделя Буша", которое не забыто и сегодня.

А.О.: Это не совсем справедливо, но основания для этого он дал. Что касается оружия массового поражения, то, раз не доказано, что оно там было, то с юридической точки зрения надо считать, что его там не было. Но в это верили все в МИДе, в разведке, аппарате правительства, аппарате парламента, большинство депутатов и заграничные партнеры - французы, шведы. Оружие не было найдено, хотя никто не сомневался тогда, что оно у Саддама есть.

Откуда было взяться другому мнению? Так что, возможно, оружие это было, но Саддам его спрятал или вывез из страны, частично в Сирию. А часть уничтожил, а ученые с соответствующей документацией были под рукой, чтобы можно было быстро возобновить его производство. Так что легко сказать, что там ничего не было, не зная ничего ни об Ираке, ни об арабах. И Доналд Трамп сегодня сказал, как он уважал Саддама, какой это был замечательный политик.

И если сегодня главный злодей Блэр, а не Саддам, то мы тоже какие-то акценты неправильно расставляем.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме