Эксперты на саммите НАТО рассуждали о новой холодной войне с Россией

  • 9 июля 2016
Сессия в Варшаве
Image caption Сессия экспертов была посвящена будущему отношений НАТО с Россией

Участники форума экспертов при саммите НАТО в Варшаве предостерегли от повторения холодной войны и новой гонки вооружений с Россией, хотя и признали, что это почти неизбежно.

"Риск не в том, что Россия вторгнется в Польшу или Балтию. Огромный риск заключается в том, что конфронтация, к которой мы пришли и которую варшавский саммит "скрепил печатью" со стороны Запада, - и конечно, были решения Москвы, которые скрепили ее с российской стороны, - эта конфронтация, которую часто сравнивают с "холодной войной", на самом деле отличается от нее", - сказал глава московского Центра Карнеги, политолог Дмитрий Тренин.

Тренин выступал на сессии, посвященной отношениям с Россией, на форуме экспертов при саммите НАТО на следующий день после того, как участники саммита утвердили план размещения в Польше и странах Балтии четырех батальонов союзников с целью сдерживания России.

По мысли Тренина, опасное отличие нынешней конфронтации от противостояния советских времен - в том, что силы радикально неравны, и более слабый соперник Россия, чтобы компенсировать неравенство, демонстрирует склонность к риску.

Ответ на милитаризацию России

"Мы видим это над Балтийским морем, мы видим это на Черном море. Мне это представляется очень опасным", - сказал Тренин, имея в виду, очевидно, действия российской военной авиации, которые западные страны называют провокационными.

Image caption По мнению Андрея Кортунова, возможные экономические и социальные трудности не заставят Россию выйти из этой гонки

Председатель Парламентской ассамблеи НАТО Майкл Тернер сказал, что новая гонка вооружений - ответ на милитаризацию России, быстрый рост ее военных расходов, масштабные учения близ западных границ.

"Ожидать, что Запад не ответит? Конечно же, ответит, и именно к этому мы, к сожалению, и пришли на этом саммите, где обсуждается вопрос сдерживания России", - сказал Майкл Тернер.

Тернер отчасти отвечал партнеру по дискуссии, генеральному директору Российского совета по международным делам Андрею Кортунову, который призвал не допустить новой гонки вооружений.

При этом Кортунов предположил, что возможные экономические и социальные трудности не заставят Россию выйти из этой гонки.

На вопрос Би-би-си, как долго Россия может выдержать это соревнование со значительно более мощным соперником, Кортунов сказал, что это сложный вопрос, ответ на который зависит от многих факторов.

"Это зависит от динамики цен на нефть, от потенциальных реформ российской экономики. Но я думаю, что российская система имеет определенный запас прочности. Я определенно не жду фундаментальных изменений по крайней мере до следующих президентских выборов в 2018 году", - сказал Кортунов Русской службе Би-би-си после сессии форума.

Пжемыслав Журавски вель Граевски из департамента политики МИД Польши резче всех других участников дискуссии высказался о противостоянии с Россией и о том, какая из сторон была его инициатором.

"Чтобы нас не пришибло обломками"

Доктор Журавски вель Граевски напомнил, что Запад создал огромную систему институтов и площадок для диалога с Россией, шел на множество уступок и компромиссов, получал в ответ обещания - например, обещание вывести войска из Приднестровья и урегулировать конфликты Грузии с сепаратистами.

"Теперь часть Грузии оккупирована Россией, а войска до сих пор находятся в Приднестровье - вот результат этого диалога! Россия устраивает эскалацию, а потом спрашивает: а что вы мне дадите за деэскалацию? - вот какого она хочет диалога", - заявил польский дипломат и политолог.

Задавшись вопросом, что же делать Западу и России, чтобы избежать дальнейшего обострения, Дмитрий Тренин и Андрей Кортунов призвали хотя бы стабилизировать отношения на нынешнем низком уровне.

"Сейчас нет шансов на продуктивную дискуссию о новой архитектуре безопасности в Европе. Я думаю, сейчас надо сосредоточиться на том, чтобы нас не пришибло обломками старой разрушенной архитектуры", - сказал Тренин.

Image caption Тома Гомар считает, что раскола по "российскому вопросу" между странами Восточной и Западной Европы нет

Глава московского Центра Карнеги предположил, в частности, что стороны должны перестроить работу Совета НАТО - Россия, превратив его из инструмента сотрудничества в инструмент предотвращения конфликтов, а также наладить круглосуточную связь между военными, чтобы они могли быстро разобраться в случае каких-либо инцидентов.

Журавски вель Граевски рассуждал о том, что у Запада и России принципиально разные ценностные установки (об этом же говорил и Майкл Тернер), а также о том, что высшее российское руководство на четыре пятых состоит из выходцев из спецслужб с их специфическим мировосприятием.

По его словам, это руководство склонно действовать в личных и клановых интересах, а не в интересах нации.

Ввиду этого, сказал представитель департамента политики МИД Польши, Запад должен просто твердо стоять на своем. По его мнению, необходимо придерживаться трех принципов.

Опасный партнер

"Это принцип солидарности - на войне нельзя делать то, что от тебя хочет твой враг [...] Второй принцип - мы должны относиться к России реалистично, не питать иллюзий, а также не принимать мифы, созданные российской пропагандой, - об обиженной России, страдающей после поражения в холодной войне, или о Путине как христианском рыцаре-защитнике Европы от ислама", - подчеркнул Журавски вель Граевски.

Третий принцип, по его мнению, должен состоять в необходимости дать России ясно понять, что ее власть распространяется на территорию внутри ее границ, а не вне их и не вести с Россией торг за счет, например, Украины.

Некоторые заявления политиков "старой Европы" на тему России заставляют восточно-европейцев - таких, как Журавски вель Граевски, - сомневаться, что их союзники по НАТО разделяют их стремление к солидарности в "российском вопросе".

Так, президент Франции Франсуа Олланд заявил в Варшаве, что для Франции Россия - не противник, не угроза, а партнер.

Однако директор Французского института международных отношений, специалист по России Тома Гомар объясняет, что это вовсе не означает отсутствия единства по "российскому вопросу", - это единство демонстрируют все решения, принятые Европой и в том числе Францией после аннексии Крыма и событий на Донбассе.

"Просто если вы сидите в Риге, вы смотрите на вещи совершенно иначе, чем если вы сидите, например, в Берлине, это очевидно, - говорит Тома Гомар. - Для Франции после терактов в январе и ноябре прошлого года приоритетной является угроза с юга. Это не значит, что нет озабоченности российской проблемой, это не значит, что Россия не считается опасной, это просто означает, что у таких стран, как наша, иная расстановка приоритетов".

Image caption Премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас убежден, что размещение войск союзников в Прибалтике станет хорошим базисом для диалога с Москвой

Все участники саммита НАТО в Варшаве, утвердив план размещения батальонов на восточном фланге и некоторые другие меры противодействия российской угрозе, как они ее видят, неизменно повторяли и слова о необходимости диалога с Россией. Сейчас, по оценке большинства в НАТО, Россия к доброжелательному диалогу не готова, но приглашение к нему следует оставить в силе.

При этом многие считают, что решения варшавского саммита, вопреки заявлениям Москвы, не ведут к нарастанию напряженности, а как раз создают хорошие предпосылки к будущему более спокойному общению.

Так, по мнению премьер-министра Эстонии Таави Рыйваса, размещение четырех батальонов союзников в его стране, а также Латвии, Литве и Польше, как символ и демонстрация готовности НАТО защитить соседей России, должно стать "хорошим базисом для содержательного диалога" с Москвой.

"Я думаю, ответ России никак не должен быть агрессивным, потому что этот шаг НАТО не агрессивен по сути и не направлен против кого-либо, включая Россию. Я считаю, что диалог возможен и в такой форме, когда мы, НАТО, посылаем четкий сигнал, что мы едины", - сказал Рыйвас Русской службе Би-би-си.

Новости по теме