Кому принадлежат острова в Южно-Китайском море?

  • 12 июля 2016
Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Филиппинские рыбаки ведут промысел у островов Спратли уже несколько десятков лет

Постоянная палата третейского суда в Гааге постановила, что Китай не имеет приоритетных прав на использование Южно-Китайского моря.

Иск в международный арбитраж подали в 2013 году Филиппины, которые утверждают, что деятельность Китая в этой акватории, включая острова и рифы, проходит в нарушение норм международного права.

Власти КНР вообще не принимали участие в процессе, так как не признали правомерность иска и правомочность трибунала в вынесении решения по этому вопросу. Пекин считает спорные острова эксклюзивной экономической зоной, а китайский народ пользуется ими более двух тысяч лет.

Соединенные Штаты в преддверии вынесения решения отправили в регион свой авианосец, что вызвало резкую реакцию в Пекине.

Как будут развиваться события дальше?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с заместителем директора Института Азии и Африки Андреем Карнеевым и адвокатом Сергеем Голубком.

_________________________________________________

М.С.: Еще в 2013 году, когда иск был подан, в Пекине сказали, что будут строить острова, а не участвовать в разбирательстве. И кажется, что, несмотря на принятое решение, в акватории Южно-Китайского моря ничего не изменится?

Андрей Карнеев: Пекин с самого начала заявлял, что проигнорирует любое решение этого арбитража, и потом это часто повторял. За несколько месяцев до принятия решения уже было ясно, что решение будет таким. Психологически, это большой удар по позициям Пекина, но с военно-стратегической точки зрения ситуация сильно не изменится. Но теперь Китаю продвигать свою интерпретацию и позицию будет труднее, все-таки это решение позиции Пекина в регионе усложнит.

М.С.: Пекин еще может предъявить старинные документы, хотя эта карта уже разыгрывалась. Насколько обязателен к исполнению вынесенный вердикт? Ведь средств проследить за исполнением решений этого суда нет?

Сергей Голубок: Решение арбитража, безусловно, обязательно к исполнению - это толкование конвенции ООН по морскому праву, на основании которого действовал этот арбитраж. Но у этого органа нет собственных механизмов обеспечения исполнения, нет полиции по международному морскому праву или других сил принуждения.

Но сегодняшнее решение и не требует исполнения, потому что оно носит декларативный характер. В нем указывается, что действия Китая не соответствуют нормам международного права - прежде всего, действия по созданию искусственных островов, по тому вреду, который наносится морской природе. Решение арбитража не призывает к силовым действиям.

М.С.: Там не только Филиппины. Можно ли ожидать более конкретных исков, и где они будут рассматриваться?

С.Г.: Исков ожидать можно, но государства региона получили то, что хотели, - признание неправомерности действий Китая. Действия Китая нарушают права всего человечества, ставя под угрозу морскую экосистему. Дальнейшие действия лежат в плоскости переговоров, региональных соглашений. Арбитраж, который рассматривал это дело, состоит из наиболее авторитетных специалистов в этой области. С точки зрения международного права вопрос закрыт.

М.С.: В Вашингтоне, видимо, такого результата ожидали, и решили подкрепить его посылкой авианосца. В этой связи в китайской прессе появились высказывания, что Китаю пора готовиться к военной конфронтации, но такое тоже уже происходило. С одной стороны, совсем игнорировать решение арбитража нельзя. Но, возможно, США и Японии не стоило загонять Китай в угол, не бряцать оружием, а попытаться дать Пекину возможность сохранить лицо? Или этот этап давно пройден?

А.К.: Насколько правомочно решение арбитража в вопросах, которые касаются суверенитета стран над территориями? Тогда любая страна, имеющая территориальные споры с соседом, может подать в международный арбитраж? При всей внешней объективности этого решения, остается вопрос о политической составляющей.

Понятно, что за Филиппинами стоят США, а решение отражает конфронтацию между Китаем и рядом его более мелких соседей, а с другой стороны - растущее соперничество между Китаем и США. Обе стороны сделали достаточно, чтобы усугубить эту ситуацию. Ситуация непростая, имеет потенциал дальнейшей эскалации. Решение бьет по самолюбию китайцев, оно провоцирует Китай на продолжение достаточно жесткой линии. Ставки в регионе высоки, дальнейшая эскалация может быть опасной.

М.С.: Особенно если сопоставить военные возможности главных участников конфликта. А насколько вопрос о суверенитете, популярный сейчас в Китае, имеет право на существование? Речь же идет не о территориальных водах, а об эксклюзивной экономической зоне. Здесь все гораздо запутаннее.

С.Г.: Арбитраж не занимался делимитацией - определением, кому принадлежат территории. Поэтому сложно говорить о покушении на суверенитет. Китай - участник конвенции по международному морскому праву, поэтому он должен принимать решения этого арбитража. Поскольку речь шла об экономической зоне, и Китай настаивал, что острова - это скалы, а международный арбитраж с этим не согласился. Он пришел к выводу, что данные объекты находятся в ведении Филиппин, и Китай не может препятствовать навигации, устанавливать там искусственные острова и осуществлять остальные действия, которые он там осуществляет.

И вообще, речь идет о морской экосистеме, которая представляет интерес для всего человечества. Китай нарушает положения конвенции по морскому праву, которые защищают коралловые рифы, редкие виды черепах и тому подобное. А США в Конвенции ООН по морскому праву вообще не участвуют. Речь идет о том, готовы ли государства-участники конвенции выполнять взятые на себя обязательства.

Арбитраж очень хорошо сформулировал проблему: между Китаем и Филиппинами было недопонимание по поводу того, как следует толковать нормы морского права. Мы это недопонимание устранили, а теперь участники конвенции должны выполнять свои обязательства по конвенции. Так что это не межгосударственное противостояние в чистом виде.

М.С.: США пользуются ситуацией в регионе для противостояния Пекину. Следует заметить, что верхние эшелоны власти в США, Китае, Филиппинах и Вьетнаме вопросы охраны морской экологии волнуют в последнюю очередь?

А.К.: Си Цзиньпин встречался сегодня с [главой Еврокомиссии] Юнкером и сказал, что все острова Южно-Китайского моря издревле являются частью китайской территории. Так что, похоже, речь идет не о том, как рационально хозяйствовать и какие должны быть зоны вокруг территорий, а о территориальных спорах в этом регионе внутри группы государств. И без Китая эти споры существовали бы все равно между другими странами региона.

Интересно, что президент Тайваня заявила, что ее страна также не принимает это решение гаагского арбитражного суда. Так что проблема комплексная, и речь идет, в том числе, о суверенитете над территорией, и существует она уже десятки лет. "Девятипунктирная линия", законность которой отрицает решение арбитража, возникла еще в 1948 году, до образования КНР. Когда все эти страны были относительно бедными и малоразвитыми, эти споры были отложены, а теперь, когда эти страны активно осваивают шельф, они вступили в схватку. Конфликт политизировался, и простого выхода здесь нет.

М.С.: Чтобы эти страны сели за стол переговоров, все они должны обладать большой долей рассудительности и здравомыслия. Такое в международных отношениях случается нечасто. По какому направлению может пойти дальнейшая эскалация? Построенные Китаем острова планируется оснастить системами ПВО, раннего предупреждения, морскими патрулями - там есть за что бороться, в том числе со стратегической точки зрения.

А.К.: Ситуация действительно довольно напряженная, заявления сделали несколько высокопоставленных китайских государственных деятелей, все они говорили о невозможности признать такое решение.

Эксперты считают, что Китай может быть спровоцирован на конкретные шаги, например, объявить все Южно-Китайское море зоной распознавания военных самолетов. Такое уже было в другой части этого региона, но тогда США направили туда военные самолеты, чтобы дезавуировать шаг Пекина. Это вызвало серьезную полемику, не спровоцирует ли это Китай на более серьезные шаги. Здесь степень напряженности еще более высока. Остается надеяться, что в Вашингтоне и Пекине на это не пойдут.

М.С.: Насколько возможно разрешение проблемы, когда многотысячелетние притязания сторон аннулируются, все сядут за стол переговоров и поделят все заново, чтобы все были довольны?

С.Г.: Чтобы что-то делить, нужны территории, подлежащие разделу. Трибунал объяснил, что там нет островов, о которых можно говорить, кому они принадлежат. Там есть объекты, которые не создают вокруг себя территориального моря, поэтому это пространство не относится к территориальной сфере какого-либо государства. Там есть права на свободу навигации для государств, которые не являются прибрежными. Это общее пространство, достояние человечества, должно управляться в соответствии с конвенцией ООН. Китай пока ее положения не соблюдает. Это соблюдение может быть предметов переговоров.

М.С.: Остается надеяться на здравомыслие сторон.

____________________________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме