Бурная первая неделя Бориса Джонсона

  • 24 июля 2016
Борис Джонсон перед заседанием в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Борис Джонсон перед заседанием в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке

У Бориса Джонсона выдалась невероятная первая неделя в качестве министра иностранных дел Британии.

Не успел он освоиться в офисе на Кинг Чарльз Стрит, как пришлось разбираться с попыткой переворота в Турции.

За неделю он провел две конференции в Лондоне по конфликтам в Сирии и Йемене.

Борис Джонсон назначен главой британского Форин-офиса

"Путин как Добби" и другие мысли Джонсона о России

Он посетил дипломатические столицы мира - Брюссель, Вашингтон и Нью-Йорк - пожимая руки коллегам-министрам, чьи имена он, вероятно, сейчас с трудом вспомнит.

Он выступил и проголосовал в Совете Безопасности ООН. Американские журналисты перед телекамерами обвиняли в оскорблении женщины, которая может стать следующим президентом США.

Премьер-министр Тереза Мэй была вынуждена защищать свой выбор главы Форин-офиса как в палате представителей, так и на пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель.

В день съезда Республиканской партии США один из журналистов спросил Джонсона, не является ли он британским Дональдом Трампом - вопрос с намеком как на прическу, так и на политику.

Старт совсем не легкий.

Статус рок-звезды

Когда было объявлено о его назначении, кое-кто в министерстве иностранных дел пришел в ужас.

Чиновник, к которому на условиях анонимности обратился за комментарием журналист респектабельной Financial Times, сказал: "Представьте, что вам сказали, что вашим главным редактором стал Пирс Морган [возглавлявший бульварные газеты Sun, News of the World и Daily Mirror]".

Однако, проведя несколько дней в корреспондентском пуле Джонсона и съездив с ним в Вашингтон и Нью-Йорк, могу сказать, что, по крайней мере, часть дипломатов пересматривает свое отношение к новому начальнику.

Они отмечают, что Джонсон привлекает внимание - как СМИ, так и других политиков. Как заметил один сотрудник Форин-офиса, "теперь у нас министр со статусом рок-звезды".

Подчиненные также отмечают контраст между нынешним главой ведомства и его предшественником Филипом Хэммондом.

По словам одного источника, Джонсон - это рисковый Джеймс Хант, в то время как Хэммонд больше походил на осторожного Ники Лауду [знаменитые гонщики "Формулы-1"]. Хэммонд был известен вниманием к деталям, что очень ценили американцы, особенно во время переговоров об иранской ядерной программе.

Однако Хэммонд не был ярким политиком, ничем особенным не выделялся. Чего не скажешь о его преемнике.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Джонсон встретился и с генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном

На конференции, посвященной борьбе с группировкой "Исламское государство" [запрещена в России и других странах] Джонсон просто блистал популярностью.

Дипломаты и чиновники фотографировались и делали селфи с ним. Другие министры искали возможность с ним поговорить. Исключением оказался немецкий коллега Франк-Вальтер Штайнмайер, чье рукопожатие было настолько коротким, что выглядело почти невежливым.

Всю неделю министр по большей части походил на старого лабрадора, впервые выманившего фазана и довольного своим неожиданным успехом, а его подчиненные - на мальчишку с новым велосипедом, которому невтерпеж прокатиться, но страшно упасть.

Новая повестка дня

Часть дипломатов опасалась, что при Джонсоне министерство не будет заниматься ничем, кроме "брексита". Теперь у них появилась надежда, что активный и честолюбивый министр займется поиском новых подходов и на других направлениях.

В чем на сегодня главный вопрос?

Джонсон всем говорит, что Британия хочет играть более активную роль в мире, и что "брексит" не означает изоляционизма. Однако для этого недостаточно просто разъезжать повсюду, демонстрируя флаг. Итак, чем конкретно собирается заняться в мире Британия?

Говорят, что новый министр объявил "мозговой штурм". Дипломатов просят представлять новые или хорошо забытые старые идеи.

О некоторых таких предложениях, уже одобренных Джонсоном, мне довелось услышать во время его визита в Вашингтон.

По мнению министра, надо активнее собирать свидетельства преступлений "Исламского государства" по мере освобождения контролировавшихся им территорий в Ираке и Сирии.

Он предлагает американцам и другим союзникам вместе подумать, как предотвратить расползание боевиков по миру после взятия их главного оплота Мосула.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Лондон и Вашингтон - по-прежнему ближайшие союзники

В то же самое время, к разочарованию американцев, Джонсон, похоже, пока не готов поддержать направление дополнительных британских сил для борьбы с ИГ.

Для расширения бомбардировок позиций ИГ в Ираке, Сирии и Ливии, не говоря о действиях наземных сил, у Британии нет ни материальных ресурсов, ни политической воли.

Что касается тайных операций небольших групп спецназа, то правительство никогда их не подтверждает и не отрицает, так что использовать их для подтверждения более активной внешней политики Джонсон не сможет.

Ожидается, что на осенней сессии ООН британская дипломатия выступит с крупными инициативами, возможно, числом до четырех или пяти, чтобы миру не казалось, что Лондон не думает ни о чем, кроме "брексита".

Однако многоопытные чиновники отмечают, что энтузиазм и амбиции нового шефа могут столкнуться с препятствиями.

Подводные камни

Он не входит в близкий доверенный круг Терезы Мэй и не пользуется неограниченной проддержкой на Даунинг-стрит, 10.

Команда Терезы Мэй: кто есть кто в новом правительстве Британии

Премьеру и ее советникам может надоесть, если Джонсон будет постоянно привлекать внимание медиа, и особенно ставить их в неловкое положение неосторожными ремарками, что в прошлом случалось с ним не раз.

Пока он был необычно для себя осторожен в официальных заявлениях и строго придерживался подготовленных текстов, но как долго это продлится?

Не исключены трения с министром торговли Лиамом Фоксом и министром по делам "брексита" Дэвидом Дэвисом, как на почве дележа полномочий, так и по существу будущих отношений с ЕС.

Как заявил мне Джонсон, он "абсолютно уверен в возможности найти баланс" в вопросе о доступе Британии к европейскому общему рынку и свободе перемещения рабочей силы. Для убежденных "брекситеров" Фокса и Дэвиса право Лондона регулировать движение людей через свои границы не подлежит обсуждению.

Неизвестно, удастся ли Джонсону выполнить данное при вступлении в должность обещание: "больше Британии на мировой арене".

Но все это - дела будущие.

Пока же дипломаты получили шефа, чья эрудиция и яркая речь вызывают у них уважение.

Партнеры явно озабочены "брекситом" куда сильнее, чем журналистским прошлым Джонсона, и рассчитывают, что он не оставит их без веселых моментов.

А сам новый глава Форин-офиса заявил журналистам в ООН: "Я получил массу удовольствия от моей первой недели в роли дипломата".

Новости по теме