Армения после захвата заложников в Ереване: реформы или кризис?

  • 2 августа 2016
Мужчина на митинге в Ереване держит армянский флаг Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Вооруженное противостояние в Ереване закончилось, но народ требует проведения реформ

Противостояние группы вооруженных людей, в течение двух недель удерживавших в Ереване расположение полка патрульно-постовой службы, и властей закончилось.

20 человек сдались властям, но пообещали продолжить борьбу "в качестве военнопленных".

С 17 июля, находясь на территории полка ППС, они требовали отставки президента и освобождения оппозиционного политика Жирайра Сефиляна, а также всех, кого они считают политзаключенными.

В течение двух недель, пока продолжалось противостояние, были убиты двое полицейских, десятки человек были ранены, более сотни - задержаны или арестованы.

Что произошло в Ереване?

Две недели назад, 17 июля, группа людей ворвалась на территорию полка ППС и захватила его, убив одного полицейского и взяв в заложники несколько других.

Полк окружила полиция. Начались долгие переговоры.

Параллельно с ними у полицейского кордона, ограничивавшего подход и подъезд к улицам, прилегающим к месту события, стали собираться люди.

Они выражали поддержку находящимся в осаде людям, лидерами которых, как вскоре стало ясно, являлись ветеран карабахской войны начала 90-х Павлик Манукян и политический активист Варужан Аветисян.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Ветеран карабахской войны и один из лидеров вооруженных захватчиков - Павлик Манукян

Время от времени между собравшимися и полицейскими проходили стычки и столкновения различной степени интенсивности.

Сочувствие и восхищение

Группа назвала себя "Сасна црер" (в переводе с армянского - "неистовые из области Сасун"), по имени одного из отрядов, воевавших в карабахской войне в начале 90-х годов. Несколько членов того отряда были в числе захвативших территорию полка ППС, в том числе Павлик Манукян.

Они называли происходящее попыткой вооруженного переворота, продиктованного желанием изменить ситуацию в стране, уничтожить коррупцию и добиться справедливости для простых людей.

У многих жителей Армении эти слова вызвали сочувствие, к которому вскоре прибавились симпатия и восхищение.

"В нашей стране, где за последние 20 лет не было свободных и справедливых выборов, восстание - единственный способ сменить власть, - говорили участники митингов в поддержку "Сасна црер", - а эти парни решились на отчаянный шаг. Они стали смертниками ради справедливости, ради нашего достойного будущего", - считает один из местных жителей.

Выступление против властей, как говорили участники митингов, как раз и означало борьбу за справедливость для всех.

Акция, которая поначалу казалась небольшим вооруженным инцидентом, разрасталась. В умах оппозиционно настроенных горожан она уже не была актом захвата полицейского участка. Они начали говорить о той самой "искре", от которой должно было разгореться "пламя народного восстания".

В течение нескольких дней ежевечерние, часто импровизированные митинги в поддержку "Сасна црер" стали собирать уже не сотни, а тысячи участников. Члены вооруженной группы, окруженной в захваченном ими полку ППС, стали символами "борьбы с режимом". Об убитом полицейском почти не вспоминали.

Главным требованием участников этих митингов были перемены. Они говорили о необходимости обуздания коррупции, олигархов и монополий, об экономической свободе и праве на достойную жизнь.

Власть отвечала молчанием. Президент высказался на пятый день событий - и снова замолчал. Руководители правящей Республиканской партии говорили о том, что они стараются "не навредить переговорному процессу" между "Сасна црер" и правоохранителями.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Местные жители несколько раз выходили на улицу с многотысячными акциями в поддержку "Сасна црер"

Это дало повод оппозиции заявить, что власти растеряны, а их молчание объясняется нежеланием "общаться с народом".

Силовые акции

Через неделю после захвата территории полка ППС полиция изменила тактику. Против группы вооруженных людей стали работать снайперы. Стреляли по ногам. 27 июня в перестрелке были ранены Павлик Манукян и его сын Арам.

В то же время акции в поддержку "Сасна црер" становились все более многолюдными и шумными. Начались столкновения с полицией, которая стала применять силу. А когда постсоветская полиция применяет силу, то она, как правило, бывает чрезмерной.

Избитыми оказались несколько десятков человек. Одному подростку выбили глаз. Пострадали и журналисты, причем, по их словам, их избивали намеренно.

Избиения придали протестам новый импульс. К числу митингующих добавились студенты.

Чтобы сбить накал уличных акций и уменьшить поддержку группы "Сасна црер", власти стали арестовывать наиболее активных оппозиционных лидеров. В тюрьме оказались несколько известных политиков.

Однако уличные протесты получили свою собственную логику. Они стали уже не только акциями в поддержку группы, а в первую очередь самостоятельными антиправительственными выступлениями.

Кто против?

Аналитики, наблюдавшие за ходом протестных акций, стали проводить параллели с украинским Майданом.

Другие вспоминали о ереванских событиях 1 марта 2008 года, когда массовые протесты вылились в столкновения с силовиками, в результате которых погибли 10 человек.

Третьи сравнивали происходящее с "арабской весной".

Однако в действительности нынешняя ситуация отличалась от классической - "народ против власти". Мобилизовать значительную часть людей радикальной оппозиции удалось только в "Фейсбуке". На деле же общество раскололось.

Вечерами, когда сотни (а в некоторые дни - тысячи) протестующих проводили митинги у расположения полка ППС или шествия по улицам Еревана, вполне сопоставимое число людей гуляло в центре города, фланировало по бульварам или проводило время в кафе.

Достаточно было пройти по центру города и увидеть лица этих людей, как становилось понятно - либо им протесты безразличны, либо же они не согласны с протестующими.

Наконец, вечером 31 июля группа вооруженных людей заявила о своей сдаче. Все они немедленно были задержаны. Многие в Армении считают, что в тюрьму они отправились, окруженные ореолом героев, "самоотверженно вставших на защиту народа".

И хотя им грозят многолетние сроки заключения, их сторонники надеются, что вскоре "герои" выйдут из тюрьмы - когда после выборов в стране изменится политическая ситуация.

Что будет?

Со сдачей "Сасна црер" открытая фаза противостояния закончилась.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Сможет ли действующая власть провести те реформы, которые требует народ?

И хотя немноголюдные митинги еще продолжаются, у протестующих нет лидеров - большинство из них находится в тюрьме, причем некоторым уже предъявлены обвинения в организации массовых беспорядков. Они отвергают обвинения.

Однако проблемы остаются. Вызвавшие недовольство людей коррупция и олигархическая система армянской экономики продолжают существовать, периодически говорится и об оттоке населения.

Эти проблемы надо решать.

"Ясно одно: во внутренней общественно-политической жизни Армении необходимо ускорить процесс коренных реформ", - заявил президент Серж Саргсян 1 августа, сразу по завершении противостояния.

Но сможет ли власть провести те реформы, которых требуют граждане?

Похожие темы

Новости по теме