Российские партии перед выборами в Думу

  • 3 августа 2016
Российская Госдума Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Выборы в Госдуму намечены на 18 сентября

Центризбирком сообщил о завершении приема имен кандидатов для предвыборной кампании перед предстоящими в сентябре выборами в Государственную думу России.

В комиссии сообщили, что в кампании примет участие 21 политическая партия. Всего в министерстве юстиции России их зарегистрировано 77 - то есть огромное большинство, более двух третей, фактически отстранены от реального политического процесса.

Как предсказывают эксперты, большинству партий, которые не станут принимать участие в выборах, грозит к 2019-2020 годам полная ликвидация.

Причиной этому может стать выписка из закона, предусматривающая ликвидацию партии в случае неучастия в выборах в течение семи лет.

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан с помощью гостей-экспертов - председателя Псковского регионального отделения партии "Яблоко" Льва Шлосберга и политолога, президента Фонда эффективной политики Глеба Павловского, пытается понять, нормальный ли это процесс и какова в целом судьба партийного строительства в постсоветской России.

_______________________________________________

А.К.: Двадцать одна партия допущена к выборам, а в министерстве юстиции зарегистрировано 77. С одной стороны, кажется совершенно ненормальным: две трети партий отсечены от реального процесса. А с другой, 21 партия - непомерно много, даже если отрешиться от специфики современной российской политической системы, с ее партией власти и практически задавленной оппозицией. В большинстве стран на внимание избирателей могут претендовать две, от силы три-четыре партии.

Глеб Павловский: Мы имеем дело не с нормальной политической активностью, где происходит естественный отбор более известных и приемлемых для избирателя партий, а действует в основном администрация президента в связке с Государственной Думой, которые постоянно изменяют избирательное законодательство, что неправильно, потому что это не позволяет планировать. А то, что уже сделано, никак не связано с отбором избирателя, а только с желанием допуска или недопуска.

А.К.: В Британии зарегистрировано 492 партии - притом что население в Британии в три раза меньше, чем в России. Тогда встает вопрос: что такое партия? В России в 2001 году был принят федеральный закон о политических партиях, все партии должны были пройти перерегистрацию. И тут с помощью актов начали законодательно отсекаться те или иные неугодные партии. Одна мера - требуемая по закону численность партии. До 2004 года было достаточно 10 тысяч человек, в декабре 2004 года - в соответствии с поправками - 50 тысяч, потом стали говорить, что должно быть 100 тысяч человек.

Г.П.: В администрации думают над задачей, с их точки зрения, рациональной - минимизации препятствий для центра и местных администраций. А новые партии, новые конфликты - с их точки зрения, препятствие.

Как мы недавно видели на праймериз "Единой России", они не хотят видеть не только оппозицию, но даже и многих кандидатов от "Единой России", потому что они губернаторов не устраивают. Кроме численности партии, есть еще сбор подписей, который сделан уникально непроходимым для партий, которые не представлены уже в Думе, и сроки.

Здесь действия власти носят совсем скандальный характер, потому что, используя Конституционный суд, выборы передвинули на несколько месяцев, чтобы сделать их непроходимыми для независимых депутатов, потому что собрать в короткий срок летом подписи очень трудно. Президент подписал указ, что на это выделяется 48 дней, и даже в эти дни все собирать подписи нельзя. Суть системы в том, чтобы каждая партия или депутат были неоднократно унижаемы, прежде чем они смогут в чем-то принять участие.

А.К.: Эту процедуру должна проходить большая часть партий, но не все. 14 партий от этого освобождены. Кто, как и почему? Плюс к партиям, которые уже имеют думские мандаты, к ним добавили партии, которые проявляли политическую активность, участвовали в региональных выборах. Здесь "Единая Россия", "Справедливая Россия", ЛДПР, КПРФ. Но есть партии, менее известные - например, "Гражданская сила". По какому принципу формируется этот список?

Г.П.: Отбираются партии, которые, по мнению Кремля, украсят это соревнование. Ведь можно оставить только "Единую Россию", КПРФ и Жириновского, но это будет некрасиво. Поэтому добавляются партии, с которыми, видимо, существуют те или иные соглашения, которые на публику не выходят.

Есть еще спойлеры - партии, которые создаются с самого начала, чтобы мешать тем партиям, которые покажутся опасными. Несколько таких спойлеров приставлены к коммунистам, несколько - к либералам. Это такие коммерческие предприятия, которые многие этого и не скрывают. Есть партии типа "Яблока", которые представлены в региональных заксобраниях, и им решили дать возможность поучаствовать.

А.К.: Есть ли у партии "Яблоко" чувство, что вы будете принимать участие в реальном формировании политической жизни в стране?

Лев Шлосберг: "Яблоко" - старейшая политическая партия в стране, в 1993, 1995 и 1999 годах она избиралась в Государственную Думу России, около 200 ее депутатов представляют ее в государственных и муниципальных органах, у нас три фракции в региональных законодательных собраниях. Политическая жизнь идет на разных уровнях. То, что в течение трех созывов наша партия не смогла создать фракцию в Государственной Думе России, означает только, что нас там не было.

А.К.: Вас там не было потому, что власть, действующая сегодня в России, сознательно шла на то, чтобы не допустить "Яблоко" к участию в выборах?

Л.Ш.: После вторых президентских выборов Ельцина политическая система России начала очень сильно меняться. Эти выборы уже в общероссийском масштабе были нечестными и несправедливыми. С приходом Путина система начала приобретать законченные черты корпоративного государства, и партия, представляющие интересы либерального избирателя, в этой системе была не нужна. В 2003 году была проведена масштабная фальсификация итогов избирательной кампании, когда ночью на сайте избиркома к голосам за "Единую Россию" добавилось около полутора миллионов. А "Яблоку" тогда не хватило долей процента, чтобы в четвертый раз создать фракцию в Госдуме.

К следующим выборам территория была зачищена, что привело к сложным политическим условиям, и в 2007 году наш результат был менее 2%. Мы не считаем эти результаты честными, но провести альтернативный подсчет голосов у нас нет возможности. А после 2011 года в российской политике наметились перемены, он был связан с очень коротким и быстро прошедшим испугом властей возмущением людей результатами парламентских выборов 2011 года, которые были очень грубо сфальсифицированы.

Произошли определенные изменения в законодательстве: партии типа "Яблока", получившие значительную поддержку населения, но не прошедшие в парламент, стали получать госфинансирование, резко изменился барьер для создания самих партий - сегодня любые 500 человек могут создать политическую партию, - и мы оказались отвечающими критериям, по которым партия может идти на выборы без сбора подписей. Это - имитация выборов, имитация конкуренции, но они нужны, чтобы скорректировать политическое лицо властей.

После 2014 года, после Крыма, ситуация совершенно другая. Россия - восстанавливающаяся империя, и в этой ситуации общественное мнение не благоприятствует либеральным партиям. Но люди, для которых свобода является ценностью, хотят видеть в парламенте своих представителей, которые говорили бы от их имени.

Главная интрига - расколотое общественное мнение, общество более чем наполовину абсолютно равнодушно к выборам. Люди не считают государство своим, это враждебная сила, к ее формированию они не желают иметь никакого отношения. Люди много лет видят, что от результатов выборов уровень и качество их жизни не зависят, что власти не выполняют взятые на себя обязательства. Поэтому наш главный оппонент на выборах - колоссальное разочарование людей в политической системе вообще, нежелание участвовать в любой форме волеизъявления, которые формируют государство, неверие во все политические институты. Так что обсуждать кремлевские интриги нет смысла - они всегда были. Это очень доходный бизнес для некоторых людей, но это не имеет отношения к подлинной политике.

А.К.: А есть ли вообще смысл вести какую-либо политическую деятельность в такой атмосфере?

Л.Ш.: Да, есть. У нас в стране простая альтернатива. Либо дело скатится к стихийным формам - революциям, переворотам, "майданам", - либо изменения в государстве происходят в рамках легальной политической системы. Я абсолютный противник революций, они всегда приводят к крови. Все, что можно сделать для сохранения политического развития в мирных рамках, нужно делать. Мы должны искать избирателя, который сохранил голову на плечах, способность самостоятельно рассуждать и внутреннее чувство ответственности за страну. Люди, которые не хотят уезжать из России, в том числе в замечательный город Лондон.

А.К.: Есть понятие "партия власти", которая сложилась с 90-х годов. Иногда возникают усилия, вроде бы даже искренние, создать полноценную двухпартийную систему. Но получается только игрушечная оппозиция вроде "Справедливой России" или задавленной партии "Яблоко", ее не возникает. Почему? Это часть игры, или здесь объективная причина?

Г.П.: У нас очень своеобразная система. Она не просто авторитарная, она отчасти тираническая, но нуждается в поддержании гигантской электоральной машины, которая поглощает больше усилий и средств, чем в те времена, когда выборы кое-что значили. Она держит аппарат в определенном тонусе, создает систему показателей, которые очень важны для аппарата. Эта деятельность активизировалась особенно в период третьего президентства, когда власти начали искать новую форму управления. Возникла идея, которую я, увы, разделял: что должны быть основные партии, которые будут консолидированно представлять позиции общества. Это аппаратно рациональная, но глупая идея.

Россия - гигантская страна, она чудовищно разнообразна, и это разнообразие от политиков скрыто. Партий у нас должно быть больше, а не меньше, чем в Британии. Потом на выборах их должно оставаться мало - должны возникать коалиции, свободные блоки. Это все отменено решением построить сверхпрочную политическую государственную систему. В итоге строится сверххрупкая система, которая подчиняется одному человеку, но это система без сдерживающих сил, без ограничений. Избирателям надо переключиться на малые партии и одномандатников, что даст шанс появления в Думе новых лиц.

А.К.: "Яблоко" часто упрекают, что она не идет на союз с другими оппозиционными партиями, не позволяет создать мощный единый оппозиционный блок.

Л.Ш.: Эта информация распространялась людьми, которые предпринимали титанические усилия для уничтожения "Яблока" и самой возможности создания объединенной демократической партии в России. Не все эти люди живут сейчас в России, не все они живы, и я никого по имени вспоминать не буду. Во время этой предвыборной кампании были предприняты усилия, чтобы демократический блок был единым. Я разговаривал с Михаилом Касьяновым, Алексеем Навальным, были предложены условия для создания коалиционного списка на базе партии "Яблоко". По некоторым обстоятельствам этот список в том виде, как он планировался, не был создан.

_______________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме