Пресса Британии: Эрдоган хочет проучить Запад при помощи России

  • 8 августа 2016
Британские газеты

В обзоре британских газет:

  • "Отважный шаг" главы Международного паралимпийского комитета
  • Эрдоган выбирает Москву
  • Зачем Путину Сирия?

Из паралимпийцев - в изгои

Все ведущие британские издания пишут о полном отстранении российской сборной от участия в Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро.

Газеты приводят обширные цитаты из выступления главы Международного паралимпийского комитета (МПК) Филипа Крэйвена, заявившего, что "антидопинговая система в России сломана, коррумпирована и полностью скомпрометирована".

Обозреватель Independent Иэн Херберт подчеркивает, что руководство МПК не только встретилось с автором скандального отчета Ричардом Маклареном, который рассказал подробности подмены Москвой допинговых проб, но и выслушало и другую сторону - точку зрения Паралимпийского комитета России.

"Поскольку именно слова звучат громче всего, было очень важно, чтобы глава МПК Филип Крэйвен не миндальничал, озвучивая свое решение. И он не стал этого делать", - пишет Independent.

"Речь идет не об отдельных личностях или отдельных видах спорта. Речь идет о системе допинга, поддерживаемой государством. Речь не об атлетах, которые обманывают систему, а о государственной системе, которая обманывает атлетов", - заявил, в частности, Крэйвен.

Примерно такого же заявления Independent ожидал и от президента Международного олимпийского комитета Томаса Баха, который, "выступая перед миллиардами зрителей на церемонии открытия Игр, имел возможность рассказать о том, что натворили россияне".

"Только представьте себе тот оглушительный эффект, который произвел бы этот немецкий юрист, заявив [на церемонии открытия]: "Россия, ты опозорила спорт и саму себя. Ты чудовищно несправедлива", - фантазирует газета. - Нет. Ни слова. Лишь заговорщическое молчание, которое заставляет спортивное руководство выглядеть в глазах всего мира как резервация для людей богатых, напыщенных и пекущихся исключительно о собственных интересах".

Обозреватель Independent особенно возмущен тем, что президент МОК "еще имел дерзость читать нам морали", имея в виду упоминания Томаса Баха о том, что "мы живем во все более эгоистичном мире".

"Это тот самый Бах, который даже не позвонил Макларену по поводу его отчета, пока МОК не решил, что полный запрет на участие россиян будет неподобающим", - возмущается издание.

"Яркость выступления коллег Баха из Паралимпийского комитета лишь подчеркивает то, насколько серой и бессмысленной личностью является он сам", - заключает Independent.

На принципиальную разницу подходов МОК и МПК к допинговому скандалу обращает внимание и Times.

"На минуту-другую в Рио был соблазн посокрушаться над жестокостью решения об отстранении паралимпийцев от праздника спорта, на подготовку к которому они потратили четыре года, - пишет газета. - Однако соблазн этот быстро сменился желанием горячо приветствовать МПК за отвагу пойти на тот шаг, для которого МОК оказался слишком слабым и скомпрометированным".

Издание напоминает, что из 389 российских олимпийцев 278 все-таки попали на Олимпиаду, а в субботу Беслан Мудранов даже принес российской сборной первое золото.

"После того как МОК выбросил белый флаг, у Паралимпийского комитета наверняка тоже был большой соблазн сдаться. Однако вместо этого МПК принял решение, установившее золотой стандарт для всех управляющих организаций, полностью исключив Россию за преступление по организации фармацевтического мошенничества - с самого верха", - утверждает издание.

МОК уже попытался оправдаться, заявив, что в случае с паралимпийцами решение принять было намного проще, так как ситуация сильно отличается - в России есть лишь один Паралимпийский комитет и лишь одна национальная федерация. Однако, по мнению обозревателя Times Пола Хэйуорда, оправдание это весьма неубедительно.

"Бьющие кнутом формулировки сэра Филипа Крэйвена выдвигают целый ряд обжигающей своей правдивостью фактов, которые пытался затушевать завороженный Кремлем МОК", - продолжает Times, вновь повторяя жесткие выражения его доклада.

"Полагать, что паралимпийцы "выше" мошенничества, так как это не согласуется с идеей сверхгероизма, которую они привносят в спорт, всегда было нереалистично, - пишет газета. - Соблазн допинга столь же велик. И это решение бросает вызов нашему привычному восприятию, когда каждый паралимпиец для нас - пример абсолютного триумфа личности над превратностями судьбы".

"Однако большинство из них действительно являются такими примерами, - напоминает Times. - И мы помним об этом именно благодаря "чистым" атлетам".

Эрдоган хочет "проучить Запад" при помощи Москвы

Financial Times пишет о предстоящей на этой неделе поездке в Санкт-Петербург турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Издание обращает внимание на то, что свой первый визит после неудавшейся попытки переворота в Турции Эрдоган совершит не в одну из стран-союзников по НАТО, а в Россию, отношения с которой еще недавно были весьма далеки от дружеских.

"Поскольку и Запад, и Россия гадают, какой путь после путча изберет Эрдоган, быстро использовавший произошедшие в стране события для проведения чисток среди своих оппонентов, саммит [в Петербурге] приобретает значительно более широкое геополитическое значение", - предупреждает газета.

По мнению аналитика Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, которого цитирует FT, трения между Турцией и НАТО очень выгодны России.

Издание напоминает, что потепление отношений между Москвой и Анкарой началось в июне, еще до попытки переворота, когда Кремль принял извинения Эрдогана за сбитый на границе с Сирией российский военный самолет. Буквально в течение нескольких дней после этого Россия начала переговоры об отмене санкций, введенных Москвой после этого инцидента.

По мнению FT, Москву и Анкару объединяет, помимо всего прочего, не только общий интерес обеспечения безопасности на Ближнем Востоке, но и общее желание "проучить Запад".

Важной деталью, по мнению издания, является и то, что после попытки путча Россия публично, однозначно и недвусмысленно поддержала Эрдогана, в то время как США по-прежнему отказываются выдать Анкаре проживающего в Пенсильвании 75-летнего имама Фетхуллу Гюлена, которого в Турции обвиняют в организации переворота.

"Я обращаюсь к США: что вы за стратегический партнер, если вы по-прежнему принимаете у себя человека, об экстрадиции которого я прошу", - заявил Эрдоган, попутно обвинив Запад в поддержке терроризма и намекнув, что "сценарий переворота писался за пределами Турции".

FT цитирует неназванного турецкого дипломата в Москве, который заявил изданию: "Наши отношения с США - хуже, чем когда-либо за последние 50 лет... и это, безусловно, делает привлекательной перспективу задружиться с Москвой".

Газета напоминает, что президент Путин всегда рад любым трениям внутри Североатлантического блока, так как Москва крайне недовольна расширением НАТО, а недавно даже открыто назвала его угрозой своей безопасности. Малашенко говорит о "возрождении теории о том, что Россия и Турция должны держаться вместе, поскольку обе страны являются бывшими империями... - европейскими, но в то же время уникальными".

В частных разговорах, однако, турецкие чиновники и дипломаты совершенно меняют тон и настаивают, что не собираются сжигать мосты с США и выстраивать альянс с Россией.

Они напоминают, что тесные отношения Вашингтона и Анкары переживали и не такое - достаточно вспомнить вторжение на Кипр в 1974 году, отказ Турции предоставить свою территорию американским войскам для вторжения в Ирак в 2003, поддержка американцами иракских курдов при режиме Саддама Хуссейна или (уже в последнее время) курдов, воюющих с запрещенной экстремистской группировкой "Исламское государство".

Однако дипломаты опасаются, что Анкара может использовать Москву в качестве рычага давления на Запад, в том числе по поводу Сирии. В частности, ожидается, что Турция снизит накал публичной критики в адрес президента Башара Асада и в частном порядке согласится с Москвой в том, что его режим является гарантией сохранности суверенитета Сирии - по крайней мере, на переходный период. До настоящего времени Турция поддерживала повстанцев, воюющих с войсками Асада.

В ответ Турция будет ожидать от Москвы поддержки по вопросу сирийских курдов, однако, по мнению опрошенного FT российского эксперта по международной политике, на это вряд ли стоит рассчитывать.

Издание подытоживает статью цитатой одного европейского дипломата: "Эрдоган может беситься, как ему вздумается, но мы нужны ему. Он знает, что не может доверять Путину. Сколько русско-турецких войн было за последние 300 лет? И сколько из них турки выиграли?"

Сирийская кампания для Путина - реванш за Афганистан?

"Пожалейте Алеппо, который Путин бомбит для спасения российской гордости", - так озаглавлена колонка в Guardian. Статью дополняет подзаголовок: "Президент не забыл провал в Афганистане в 1980-х и хочет взять реванш в Сирии".

Обозреватель Guardian напоминает, что вскоре после начала российской военной операции в Сирии в сентябре 2015 года президент США Барак Обама заявил, что Москва там увязнет.

Однако - 10 месяцев спустя - российские войска помогают Башару Асаду взять Алеппо, последний стратегический бастион сирийской оппозиции, и нет никаких признаков того, что российская военная машина буксует. Более того, побед на ее счету явно больше, чем поражений: вряд ли кто-то еще помнит, что в марте Путин объявил о выводе из Сирии российских войск.

Издание перечисляет семь наиболее популярных вариантов объяснения российской кампании в Сирии:

- Путин очень не любит народные восстания и хочет не допустить смены режима в Дамаске, как это произошло в 2011 году в Тунисе, Египте и Ливии;

- он хочет сохранить остатки российского влияния в Арабском мире;

- он хочет продемонстрировать, что Россия пойдет на все, чтобы защитить своих союзников;

- он хочет отвлечь внимание от Украины и получить ряд уступок со стороны Запада, таких как ослабление санкций в отношении Москвы;

- он хочет не упустить возможность и воспользоваться нежеланием Вашингтона глубже увязать на Ближнем Востоке;

- он полагает, что, создав хаос в регионе, даже без определенной выгоды для себя, Россия все равно сможет помешать осуществлению планов Запада;

- вся операция - элемент исключительно внутренней политики Москвы: национализм и демонстрация военной мощи нужны Путину для сохранения собственной власти.

Автор согласен, что, возможно, в каждом из этих объяснений есть доля истины, однако обращает внимание на еще одну причину - желание Путина взять реванш за унизительное поражение советских войск в Афганистане в 1980-х годах.

Когда Обама обещал, что Россия увязнет в Сирии, он фактически сравнил Путина с Брежневым, отправившим советские войска в Гиндукуш. Та война кончилась для России плохо, и заместитель госсекретаря США Тони Блинкен назвал вмешательство россиян в Сирии ужасной стратегической ошибкой, добавив: "Полагаю, они помнят Афганистан".

"Да, в Кремле еще как помнят Афганистан, - пишет Guardian. - И российское руководство хочет, чтобы Сирия стала полной противоположностью той катастрофы. Сирия призвана восстановить статус России как мощной военной державы".

Несмотря на то, что сам Путин не служил в Афганистане, поражение советских войск оставило на нем свой отпечаток, полагает автор.

И хотя на пропагандистских листовках 1989 года Амударью пересекали на бронированных автомобилях улыбающиеся советские солдаты, армия сверхдержавы едва могла стерпеть такое унижение - поражение от афганских моджахедов, "Стингеры" которым поставляло ЦРУ.

"Афганистан стал для Советского Союза тем же, чем Вьетнам - для Соединенных Штатов, - пишет Guardian, - с той только разницей, что СССР вскоре после этого распался и перестал существовать". И сирийская кампания для Путина - это своеобразная месть Америке за поражение почти тридцатилетней давности.

Автор перечисляет сходства и отличия двух военных операций - как с точки зрения действий Москвы, так и с точки зрения реакции Вашингтона.

Однако некоторые уроки Афганистана Путину действительно следует держать в голове, полагает издание.

"Как советская армия не могла удержать Афганистан, так ни силы Асада, ни "Хезболла", ни иранские войска, участвующие в противостоянии, не могут даже надеяться установить контроль за всей территорией Сирии", - полагает Guardian, хотя России и удается удерживать у власти Башара Асада.

"Путин, конечно, помнит, как человек, которому он нередко пытался подражать, могущественный глава советской разведки Юрий Андропов, заявил на собрании политбюро в 1979 году: "Мы не можем потерять Афганистан". Путин считает, что он не может потерять Сирию", - заключает издание.

Обзор подготовил Николай Воронин, bbcrussian.com