Российские политики об Эрдогане: говорить с ним нужно, верить ему нельзя

  • 9 августа 2016
Владимир Путин Реджеп Тайип Эрдоган Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption Путин и Эрдоган встретились впервые с того момента, как турецкие ВВС сбили российский Су-24

После того как в ноябре прошлого года Турция сбила российский Су-24, с жесткой критикой на президента Реджепа Тайипа Эрдогана обрушились не только российские власти, но и многочисленные российские политики, эксперты и даже деятели культуры.

Русская служба Би-би-си пообщалась с авторами наиболее острых высказываний - и узнала, что они думают о Турции и Эрдогане теперь, после его встречи с Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге.

Вначале мы поместили прежние цитаты, за ними следуют новые комментарии.

Франц Клинцевич, первый заместитель председателя комитета по обороне и безопасности Совета Федерации, 5 января 2016 года в интервью изданию "Я так думаю":

"Выстроить эти отношения по другому сегодня практически невозможно. Уже выстроена парадигма таких отношений, и задал эту парадигму не Эрдоган, а "вашингтонский обком". Он просто выполняет. Я думаю он капитально просчитался - он подставил своими действиями сегодня не только США, но и Европу, и перспективы налаживания хороших отношений я не вижу. Да и считаю - не нужно, пока существует марионеточное и абсолютно бессовестное руководство".

В разговоре с Би-би-си 9 августа:

"Мое отношение к Турции и Эрдогану не изменилось, но Эрдоган понимает, что ситуация, которая сложилась вокруг него, такова, что отношения с Россией выгодней и надежней. Он эти моменты просчитывает. Правильно делает и наше руководство. Плохой мир всегда лучше хорошей войны, которая просматривается в наших отношениях. Нейтралитет Турции может быть выгоден и с точки зрения Сирии, потому что роль Турции в этом конфликте колоссальна. Американцы делали то, что позволяли подконтрольные Эрдогану спецслужбы. А Россия, благодаря этой встрече, будет продолжать вести борьбу с международным терроризмом.

Сбитый летчик Олег Пешков - он никуда не денется. Нам придется не раз говорить, а Турции - делать шаги в сторону семей погибших. Но это политика. Мы играем на долгосрочную перспективу".

Михаил Старшинов, первый заместитель председателя комитета Госдумы VI созыва по делам национальностей, 6 декабря 2015 года в интервью pravda.ru:

"Никто не призывает идти войной на Турцию, это безответственно и неконструктивно. Реакция должна быть другой: пусть теперь Эрдоган, грубо говоря, подавится своими помидорами и огурцами. Мы легко купим их в другом месте, а он пусть объясняет своим людям, почему для них закрыли российский рынок и почему им теперь придется обходиться без российских товаров".

В разговоре с Би-би-си 9 августа:

"Очевидно, что возобновление отношений - это хорошо, а критика - не самоцель. Эрдоган хорошо понимает, почему связи испортились - я имею в виду сбитый самолет, и он извинился. Встречу с Путиным я только приветствую, отношения должны быть добрососедскими".

Леонид Калашников, первый заместитель комитета по международным делам Госдумы VI созыва, 27 июня 2016 года в разговоре с РИА Новости:

"Люди в России быстро не забудут нашего сбитого летчика, на это потребуется время… Можно восстановить авиасообщение быстро, но восстановить туристическое сотрудничество будет гораздо сложнее. Наши компании ушли с рынка, туристов нужно будет заново ориентировать и убеждать ехать отдыхать и убеждать, что Турция достаточно безопасная страна".

В разговоре с Би-би-си 9 августа:

"От того, что встреча прошла, безопасной страна не стала, ведь безопасность страны измеряется, в частности, количеством терактов. Но я думаю, что на встрече больше будут заключаться соглашения по экономике - газопровод, атомная станция, возобновление поставок фруктов и овощей. Конечно, Эрдоган не изменился, доверие ему под вопросом. Это не дружба и даже не теплые отношения. Путин это понимает.

Мое критическое отношение к Эрдогану не изменилось. К России его толкнули обстоятелтьства: и Америка, и Европа относятся к Турции с опаской, и я их понимаю. Он не может находиться в изоляции. Разрушение отношений с Россией повлекло миллиардные убытки. Но Россия будет исходить из своих интересов, а не из того, что хочет дружить. Времена, когда пьяный Ельцин называл Клинтона другом, прошли".

Игорь Коротченко, председатель Общественного совета при Министерстве обороны, политолог, 19 февраля 2016 года в своем Twitter:

"Эрдоган должен помнить, чем недавно закончилась для козла Тимура попытка боднуть тигра Амура - козла вынесли на брезенте".

В разговоре с Би-би-си 9 августа:

"Я напомню, что для возобновления отношений России и Турции были три условия: официальные извинения за сбитый самолет, компенсация материального ущерба за самолет и наказание виновных. Эрдоган также предложил компенсацию семьям погибших, но те отказались. Как известно, летчик [предположительно сбивший самолет] арестован, он проходит по делу о мятеже, и к этому, очевидно, будет добавлен и инцидент с Су-24. Боевик, застреливший пилота, также арестован. Турция полностью выполнила все условия. Поэтому есть возможность нормализовать отношения.

Моя личная позиция - Эрдогану верить нельзя, это восточный политик, который действует в своих интересах. Если нам что-то выгодно - можем работать. Что нам выгодно? Закрытие сирийско-турецкой границы, чтобы в Сирию оттуда не шло оружие, чтобы Турция начала борьбу с ИГ (деятельность организации запрещена в России), признала легитимность президента Сирии Башара Асада. Бросаться в объятия мы не должны, и позиция должна быть максимально прагматичной".

Говоря о туризме, открыть курорты для россиян можно только со 100-процентной гарантией их безопасности, включая проверку нашей ФСБ".

Роман Арефьев, депутат Городской думы Салехарда, 5 июля 2016 в своей соцсети:

"Они позабыли турецкую подлость,

А нации гордость для них пустота!

И смерть офицеров уже им не в горесть,

Для них это видимо лишь суета!"

В разговоре с Би-би-си 9 августа:

"Мое мнение не изменилось. Ехать в Турцию я бы не рекомендовал, там небезопасно. Но нормализация отношений меня радует: в любом случае, руководству виднее, есть же еще экономические составляющие. Сам я в Турцию не поеду и сбитый самолет им не прощу".

Новости по теме