Что стоит за отставкой Сергея Иванова?

  • 13 августа 2016
Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Согласно неформальной табели о рангах, пост главы администрации рассматривается как третий, а возможно, и второй по влиятельности в России

Российский президент Владимир Путин освободил Сергея Иванова от должности руководителя своей администрации, сообщила пресс-служба Кремля.

Иванов назначен спецпредставителем президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта.

Главой администрации президента назначен Антон Вайно, который ранее занимал пост заместителя Иванова.

Как заявил на встрече с новым главой администрации Владимир Путин, кандидатуру Вайно ему рекомендовал сам Сергей Иванов.

По словам Путина, Иванов покинул должность по собственному желанию.

С помощью политолога Марии Липман ведущий "Пятого этажа" Александр Кан пытается понять, что означает эти перестановки в высших эшелонах российской власти.

Александр Кан: Несмотря на то, что времени прошло еще очень мало, уже нет недостатка во всевозможных комментариях, предположениях, объяснениях, догадках и разгадках в связи с новостью о смене главы президентской администрации в России. Я внимательно с ними ознакомился. Конечно же, как всегда, у нас очень много всевозможных теорий, так или иначе объясняющих этот шаг. Путин говорит о том, что Иванов сам просил освободить его от этой должности, просил, вроде бы, давно. У него была личная трагедия - гибель сына, он не мог оправиться от этой трагедии. Мне это человеческое объяснение кажется вполне вероятным. Возможно, там какие-то другие обстоятельства тоже есть… Насколько вам представляется, что отставка Сергея Иванова была действительно добровольной?

Мария Липман: Когда речь идет о таком важном лице, как глава администрации президента, я думаю, что необходимо рассматривать не только личные мотивы и, в первую очередь, не личные. Потому что эта должность действительно чрезвычайно влиятельна и эта отставка абсолютно неожиданна. Я бы обратила внимание на то, что такой до мозга костей лояльный человек, как Сергей Марков, назвал отставку Иванова сверхнепредсказуемой и громом среди ясного неба. Никто, никто сегодня не взялся сказать: "Да, я говорил, я знал, что скоро Сергей Иванов уйдет с этой должности".

Есть люди, которые говорят, что они предсказывали (и действительно это имя возникало) возвышение того, кто занял должность Сергея Иванова. Но эту отставку не предсказывал никто. Когда меняется человек на таком влиятельном посту, конечно, это рождает массу теорий. К сожалению, у нас кроме теорий ничего нет, у нас нет в общем никаких основательных данных для того, чтобы предпочесть одну теорию другой. Но нет сомнений, что здесь мотивы политические и чрезвычайно существенные. Связаны они, я думаю, далеко не в последнюю очередь, с предстоящими выборами президента в 2018-ом году. И с тем, какую систему государственного управления президент Путин хочет выстроить к этому времени.

А.К.: Мы к этому еще вернемся. Вы сказали ключевую фразу о том, что должность главы президентской администрации чрезвычайно важна. В этом видится, по крайней мере, с формальной точки зрения, некоторая аберрация. Есть президент - глава государства, есть премьер-министр - глава правительства, есть главы обеих палат парламента. Именно они в формальной иерархической структуре являются важнейшими лицами государства. Глава президентской администрации в этом списке не значится, тем не менее, все прекрасно понимают, что эта должность чрезвычайно важна. Как так получилось и почему? В чем значимость этой должности?

М.Л.: Есть формальное распределение полномочий, которые значатся в конституции, и есть неформальная система властных отношений, которая выстраивается в нашей стране. Между прочим, так было и при советской власти, когда тоже была система советов и был формально законодательный орган в стране, но, тем не менее, управляющей силой была Коммунистическая партия Советского Союза. Так, в советской конституции не было записано, что партия является главным управляющим органом.

Подобно этому и сегодня есть формальная система сдержек и противовесов, есть конституционные органы власти. Там действительно присутствуют все, о которых вы сказали: законодательная власть или представительная, как ее тоже можно называть, исполнительная власть есть - это кабинет министров, премьер-министр, есть судебная власть. Тем не менее, совершенно очевидно для всех, что центр принятия решений - это Кремль. Все остальные органы власти, все остальные конституционные сдержки и противовесы практически выхолощены, во всяком случае, они играют глубоко подчиненную, вторичную, третичную роль по сравнению с центром принятия решений, который располагается в Кремле. Если он в Кремле, то, конечно, глава кремлевской администрации оказывается чрезвычайно влиятельным человеком.

А.К.: Понятно. Вы говорите о том, что эту перестановку необходимо увязывать с предстоящими в 2018 году президентскими выборами и, наверное, не обошлось без влияния будущих выборов в Государственную Думу, которые пройдут совсем уже скоро, через месяц. Тем не менее, среди версий отставки, мы читаем и о том, что это лишь очередной шаг вообще в смене высшей президентской команды, что те люди, которые пришли вместе с Путиным к власти или были его соратниками еще с ленинградско-петербургских времен, постепенно отходят. Они чувствуют себя с президентом на равных, а для молодой поросли "президент - сакральная фигура", как выразился один политолог, комментируя сегодняшнее событие. В какой степени эта версия имеет под собой какую-то основу?

М.Л.: Прежде всего, я сказала бы, что никто не чувствует себя с президентом на равных. Те люди, с которыми он начинал свой профессиональный путь в тех или иных органах власти, действительно к нему близки, находятся во власти или вблизи власти длительный период. Они за это время обросли системой клиентов, групп интересов и так далее и действительно, даже и не чувствуя себя с президентом на равных, обладают в общем все-таки значительным политическим влиянием.

На сегодняшний день просматривается тенденция постепенной замены этих людей на людей более молодых, более технократических, которые не могут на сегодняшний день похвастаться тем, что у них есть значительная собственная группа интересов и клиентов, у которых нет, собственно говоря, ничего, кроме того, что их возвысил президент, назначил их на ту или иную должность.

Еще небольшое время тому назад среди особенно тех, кто критически настроен к самому президенту или к системе власти, которая сложилась в стране, высказывались соображения, что элита российская стареет, что стареет сам Путин; те люди, которые с ним начинали и которые к нему близки, - это люди, которые за 60, а кому-то близко к 70, и что это будет иметь несомненные последствия, потому что перекрыта дорога для более молодых; они тем временем подрастают, у них карьерные устремления, и это будет создавать конфликт.

Между тем президент, как мы видим, эти опасения опроверг. Он смотрит вперед, он выстраивает свою систему власти, он укрепляет свою власть, и это - один из способов. Действительно новый глава администрации, которым назначен Антон Вайно, - это человек 44 лет, и это не первый за короткое время перетряски кадров и новых назначений человек, иной совершенно возрастной группы, чем сам президент и то окружение, которое у него было до сих пор. Поэтому и напрашивается объяснение, что это имеет отношение к дальнейшему укреплению власти Путина в преддверие 18-го года, когда Путин вправе претендовать на участие в очередных президентских выборах и тем самым еще на 6 лет пребывания у власти.

А.К.: Еще одна любопытная версия или любопытное объяснение всего того, что происходит, - это попытка рассмотреть произошедшее в рамках традиционной, сложившейся уже дилеммы между силовиками и экономистами, - так условно их называют, - двумя этими блоками в российской власти. С одной стороны, люди, которые представляют силовые органы власти - военных, ФСБ, полицию, прокуратуру, с другой стороны, тех, кто способствует или выступает за экономический блок.

Противоречие здесь налицо, в особенности в последние годы, когда снижающиеся цены на нефть приводят к падению курса рубля, санкции, то есть экономическая ситуация не так уж благоприятна. Очевидно, какая-то необходимость для корректировки экономического курса возникает. Сергей Иванов в силу своего происхождения принадлежит к клану силовиков. Можно ли говорить о том, что его отставка есть попытка каким-то образом переформатировать курс общий?

М.Л.: Действительно огромный перекос во влиятельности в сторону силовиков. Он начался не сегодня, он происходит на протяжении последних, я думаю, как минимум, 4-х лет со времени возвращения Путина в Кремль, а на самом деле, конечно, и раньше. Но означает ли отставка с этой должности Сергея Иванова ослабление группы силовиков, если о таком вообще можно говорить, - это вопрос гораздо более сложный.

Надо все-таки признать, что на сегодняшний день мы не располагаем информацией для того, чтобы это утверждать. Я хочу сослаться на запись в «Твиттере» московского корреспондента газеты Guardian, который написал, что от того, что Кремль такой непрозрачный сегодня, мы вправе высказывать и сравнивать друг с другом совершенно противоположные версии, не имея ни для одной никаких оснований: то ли Иванов был сторонник слишком мягкой линии, то ли Иванов был сторонник слишком жесткой линии; то ли Иванов был слишком близок к президенту, то ли он стал отдаляться в последнее время; то ли он как-то устал и не в состоянии работать так напряженно, как нужно, то ли, наоборот, он стал слишком энергичен и инициативен.

Это те версии, которые перечислил более-менее корреспондент Guardian в своей записи в "Твиттере" именно, чтобы немножко сбить пафос с тех объяснений, которые некоторые сегодня рискуют высказывать, что вот это означает ослабление лагеря силовиков и, может быть, укрепления лагеря, не знаю, либералов, экономических реформаторов. Нет у нас на сегодняшний день оснований для того, чтобы делать такие утверждения. Например, опять-таки, процитированный мною лояльный просто до последней степени Сергей Марков говорит о том вдруг, что Антон Вайно, назначенный на эту должность, - это человек, близкий к Медведеву, это назначение порадует Запад и тех, кто выступает за сближение с Западом.

Одновременно все-таки большинство аналитиков, кто изучает все эти передвижения в элитах, говорит о том, что Вайно рекомендован самим Сергеем Ивановым и тем самым, значит, не принадлежит к кругу Медведева. Просто все эти теории, мне кажется, стоят не слишком дорого, потому что это домыслы, это, если угодно, перемалывание слухов, ни один из которых на самом деле не подтвержден никакой конкретной информацией. Можно говорить действительно о том, что Антон Вайно сам не является силовиком, а является таким вот профессиональным бюрократом в чисто профессиональном смысле слова.

Утверждается, что он пользовался уже некоторое время личным доверием Путина и, возможно, назначен на свою должность как человек молодой, энергичный, исполнительный, ответственный, на которого можно положиться в исполнении того курса, который выбирает у нас все-таки один человек в стране. А какой курс он выбирает и делает ли он такой выбор раз и навсегда, - это совершенно не ясно. Напротив, Путин любит лавировать, он любит совершать непредсказуемые шаги, очень не любит, когда пытаются угадать его следующее движение, следующий политический шаг. Я полагаю, что этот стиль государственного управления будет сохраняться и дальше.

А.К.: Это изменение произошло. Могут быть какие-то последствия в каком-то обозримом будущем, в течение ближайших нескольких месяцев, которые помогут нам понять, получить ответы на все эти вопросы, которые мы сейчас пытаемся...?

М.Л.: Думаю, что нет, я думаю, что важно сейчас наблюдать за тем, какие еще отставки последуют, возможно, тоже из администрации президента или которые затронут еще каких-то людей, которые с Путиным, как Сергей Иванов, 17 лет вместе работают с момента, как Путин стал руководителем страны. Это, кстати, не первая такого рода отставка: у нас до этого был Владимир Якунин, тоже из числа ближнего круга президента Путина. Это мы будем видеть: какого рода назначения делаются, продолжится ли эта линия на выдвижение более молодого поколения людей без таких глубоких корней в российской элите, без своих групп клиентов, или будут какие-то иные тенденции заметны в новых назначениях.

Я думаю, что весьма вероятно, новые назначения и перестановки последуют. Этот процесс длится уже не первую неделю, много разных новых назначений у нас произошло, перемещений с места на место. Это будет продолжаться. Что касается курса, то, мне кажется, что наиболее вероятна не какая-то радикальная смена курса, что вот будет курс на гораздо более радикальное закручивание гаек, допустим, какие-то военные действия где-то и превращение российского режима окончательно в жесткий авторитарный или, наоборот, какая-то либерализация. Мне кажется, что Путин как блестящий тактик, как человек, который решает проблемы, которые перед ним встают, неожиданными путями и приспосабливается к новым поворотам, к новым проблемам, что он будет и дальше управлять страной именно так, именно приспосабливаясь, решая какие-то проблемы и не совершая радикального выбора курса в ту или иную сторону.

А.К.: Последний вопрос - касательно самого Сергея Иванова. Он перемещен на должность, которая называется «спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта». Я даже не уверен, что такая должность существовала до того, как на нее назначили сегодня Сергея Иванова. Опять по этому поводу приходится слышать разные оценки. Кто-то говорит, что это вообще чуть ли не позорное, постыдное смещение, другие говорят, что это очень важная должность, через которую проходят огромные многомиллиардные финансовые потоки. Что вы можете сказать по этому поводу?

М.Л.: Действительно должность создана специально, ее не было раньше. Будут ли через эту должность, через Сергея Иванова проходить гигантские потоки, это мы увидим, это пока что совершенно не понятно. После того, как Сергей Иванов в течение длительного, по российским меркам, времени занимал столь влиятельную должность, как глава президентской администрации, это, конечно, понижение, - тут не может быть вопроса. Можно только задаваться вопросом о том, будет ли какое-то новое назначение для него, которое снова его поднимет? Мне кажется, это все-таки маловероятно. Все-таки ему 63 года, и представить себе, что в преддверие президентских выборов в 18-ом году он получит какое-то новое важное назначение, да и какое собственно? Мне кажется, это маловероятно. Мне представляется все-таки, что это такая тихая отставка. Не оставлен человек совсем без дела на пенсии, ему предлагается должность, по сравнению с его предыдущей все-таки скромная.

______________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Похожие темы

Новости по теме