В Латвии запретили проводить съемки российского сериала о Холокосте

  • 17 августа 2016
Кулдига Правообладатель иллюстрации kuldiga.lv
Image caption Съемки российского сериала должны были пройти в латвийском городе Кулдига

Власти двух регионов Латвии запретили съемки российского мини-сериала "Парад Алле" по совету латвийской спецслужбы.

Действие минисериала происходит в 1941 году: в провинциальный латвийский город приезжает советский цирк. По стечению обстоятельств вкоре после этого в город входит немецкая армия, после чего начинаются характерные для оккупированных территорий события.

Премьера фильма должна состояться на российском Первом канале.

Однако сегодня неясно, смогут ли авторы закончить съемку картины: уже два региональных самоуправления отказались сотрудничать со съемочной группой, а менеджер с латвийской стороны ушел из проект из-за сомнений относительно его содержания.

Цирк и Холокост

Главную роль в фильме исполнит Александр Робак.

"Фильм про цирк и про Холокост, - рассказывает Русской службе Би-би-си режиссер и соавтор сценария Олег Газе. - Продюсер этой картины - трижды номинант на Оскар, самый известный продюсер России и президент Ассоциации продюсеров кино и телевидения России Сергей Сельянов. Снимаются Владимир Стеклов, Сергей Барковский, Владимир Селезнев".

Сценарий "Парада Алле" попал в распоряжение полиции безопасности (ПБ) Латвии, которая усмотрела в нем элементы, "выгодные для российской пропаганды".

"ПБ оценила первоначальный материал, в том числе сценарий, и пришла к выводу, что съемки такого фильма создают и распространяют выгодные для российской политики ссылки к историческим событиям и обобщения по поводу отношений между жителями Латвии и их действий во время Второй мировой войны. Об этом полиция безопасности информировала самоуправление Кулдиги", - говорит Русской службе Би-би-си представительница полиции безопасности Лига Петерсоне.

Ранее в публичном пространстве звучали предположения представителей ПБ о том, что речь идет об эпизодах участия жителей Латвии в преследовании евреев.

Правообладатель иллюстрации Three Lions
Image caption События в сериале разворачиваются во время Второй мировой войны

Запрета нет, снимать нельзя

Формально, запрета на съемки нет.

"У самоуправления нет инструментов для запрета на съемки в публичном пространстве", - сказала председатель думы Кулдигского края Инга Берзиня.

Однако муниципалитет имеет полное право отказаться от сотрудничества со съемочной группой: не давать разрешение на съемки на своих объектах, не перекрывать улицы, не убирать дорожные знаки.

Так и сделали в Кулдиге. Глава самоуправления добавила, что более решительные действия со стороны думы невозможны, а участникам съемок выданы легальные латвийские визы.

Олег Газе, в свою очередь, утверждает, что на начальных этапах между съемочной группой и местным самоуправлением никаких разногласий не было.

"Замечательный был контакт, подписали договор о съемках в местном краеведческом музее. У нас не было разногласий, а за день до начала съемок возникло вот такое вот", - рассказывает он.

"Нам было принципиально снимать в Кулдиге. Это красивый город, тут сохранился колорит Восточной Европы. Власти с нами сотрудничали, мы с ними сотрудничали".

"Это всегда выгодно для города. А сейчас тут уже вся съемочная группа. Если бы три месяца назад нам сказали, что снимать нельзя, то никто бы не поехал. Снимали бы в Литве, Эстонии, в Выборге... Я ехал с открытым сердцем", - утверждает он.

Сколько именно Кулдига могла бы заработать на съемках фильма, режиссер сказать не смог. Но, по его словам, речь идет о сотнях тысяч евро: жилье, питание, транспорт, компенсации.

Несмотря на очевидные плюсы, способствовать съемкам отказались и в другом латвийском городе - Цесисе.

Правообладатель иллюстрации Keystone
Image caption В Латвии нет единства относительно того, как относится к действиям советских солдат во время Второй мировой войны

"Они просили снимать именно на тех объектах, которые принадлежат самоуправлению, просили также перекрыть движение транспорта. Мы отправили им письмо с отказом. У нас есть письмо от полиции безопасности", - сообщил Русской службе Би-би-си глава самоуправления Цесиса Янис Розенбергс.

"Мы проконсультировались с полицией безопасности. Приняли во внимание их рекомендацию - о том, что этот фильм показывает историю Латвии необъективно", - объяснил он.

"Мы - знаковый город для латвийской истории, поэтому было принято решение о том, что самоуправление не может поддержать такой фильм. Это, конечно, не означает, что они не могут снимать в общественных местах, не мешая потоку транспорта и людей", - продолжает представитель самоуправления Карлис Плотс.

А по словам Дидзиса Эглитиса, бывшего менеджера картины с латвийской стороны, подобного рода отказ от сотрудничества фактически ставит крест на съемках.

"Все не так просто. Надо убрать дорожные знаки, потом надо как-то регулировать движение без этих знаков, а чтобы все это организовать, нужна поддержка думы. Там предусмотрены массовые сцены с участием 200 - 300 актеров в исторических костюмах, надо заблокировать несколько кварталов. А город может отказаться заблокировать улицу, поскольку это ограничивает свободу людей", - говорит он Русской службе Би-би-си.

Тем не менее, представители съемочной группы утверждают, что намерены закончить съемки - сейчас, вопреки первоначальным планам, они проходят на частной территории, а не на муниципальных объектах.

Холокост до немцев

Сам Дидзис Эглитис от участия в работе над картиной отказался - и снова по причине сомнений относительно ее содержания.

"Я хотел, чтобы продюсер дал мне возможность посмотреть последнюю версию после монтажа, чтобы там брали во внимание мнение исторического консультанта. Об этом договоренности достигнуть не удалось", - поясняет он.

"Я сам профессиональный представитель этой индустрии, и я знаю, насколько меняется содержание фильма во время съемок", - добавил он.

Вместе с тем Дидзис Эглитис признается: сценарий хороший, баланс соблюден, а сомнений относительно добрых помыслов авторов картины у него нет. Кроме того, режиссер обещал принять во внимание рекомендации независимого историка, приглашенного для оценки сценария.

Все обвинения в антилатвийском характере картины Олег Газе отметает. "У них (полиции безопасности) был рабочий, самый сырой, даже не законченный сценарий, [cоставленныйъ до того момента, когда за мой счет был приглашен консультант, который дал свое заключение. На два листа, не самое большое. Он пометил те места, где, как ему кажется, нужны были доработки", - рассказывает режиссер мини-сериала.

"Это касалось бытовых вещей - например, каких-то имен у латышей нет. Это касалось и вопроса участия местного населения в Холокосте. Мы нашли какие-то драматургические возможности обойти и убрать те вещи, которые могли бы вызывать острую и болезненную реакцию. Чего мы не хотели, так это скандала. Мы хотели просто работать".

Что касается приглашенного консультанта-историка Айгара Уртанса, то он верит: режиссер прислушается и, согласно своим обещаниям, внесет правки.

"У людей, которые приехали снимать фильм, были самые благородные намерения, они хотят снять художественный фильм без политики и пропаганды", - говорит он Русской службе Би-би-си.

По словам историка, самые большие проблемы сценария связаны с взаимоотношениями между местными латышами и евреями.

"Насколько я понимаю, в полиции безопасности каким-то образом достали первый вариант сценария, там было очень много концептуальных вопросов, которые не соответствуют истории", - продолжает он.

"Самое главное - что истребление евреев начинается до прихода немецких войск. Это миф, никакого истребления евреев до прихода немцев не было. В советской историографии этот миф оброс всякими "фактами", и западная историография приняла это без критики", - говорит историк.

По его словам, у людей, которые приехали снимать фильм, были самые благородные намерения - они хотели снять художественный фильм без политики и пропаганды.

Новости по теме