"Здравый консерватизм" вместо жесткости: в России новый министр образования

  • 19 августа 2016
Ливанов, Васильева Правообладатель иллюстрации ranepa.ru, mon.gov.ru
Image caption Бывший министр образования и науки Дмитрий Ливанов (слева) и новый - Ольга Васильева

Президент России Владимир Путин 19 августа согласился с предложением премьер-министра Дмитрия Медведева назначить новым главой министерства образования и науки замначальника управления администрации президента по общественным проектам Ольгу Васильеву.

Теперь уже бывший министр Дмитрий Ливанов станет спецпредставителем президента по торгово-экономическим связям с Украиной.

Про Ольгу Васильеву известно немного, хотя ее исторические работы, посвященные в основном истории Русской православной церкви в XX веке, легко находятся в интернете. Так, на сайте "Богослов.ру" приведен список из около 100 ее статей на русском и английском языках.

Ольга Васильева родилась в 1960 году в татарском городе Бугульма. Первое образование - дирижерско-хоровое отделение Московского государственного института культуры, затем она окончила исторический факультет Московского педагогического института и факультет "Международные отношения" Дипломатической академии.

Заведующая кафедрой религиоведения Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра истории религии и церкви Института российской истории РАН - вот лишь некоторые из ее статусов и регалий.

"Политика в период президентства Владимира Путина - это взвешенный рационализм и поворот к консерватизму, - заявила Васильева в 2014 году. - Общественный позыв возвращения к традиционным ценностям происходит параллельно с тем, когда многие страны Европы с точки зрения традиционализма смотрят на нас как на последний оплот. Такое было примерно в 1848 году. Это то, о чем писал Тютчев".

И еще одна цитата с сайта ОНФ: "Хочу напомнить слова нашего соотечественника Николая Бердяева, который никогда не был консерватором, но очень хорошо понимал истоки и значение консерватизма: невозможно нормально, здорово развиваться обществу без консервативных сил. Консерватизм поддерживает связь времен, не допускает окончательного разрыва и соединяет будущее с прошлым".

Русская служба Би-би-си попросила российских экспертов по образованию подвести итоги деятельности Дмитрия Ливанова на посту министра образования и науки и оценить назначение на этот пост Ольги Васильевой.

Борис Деревягин, независимый аналитик в сфере образования

"Ливанову удалось ввести то, о чем говорили с конца 1990-х годов, - мониторинг эффективности вузов. Отчасти это было сделано по принципу "лес рубят - щепки летят", но большого числа пострадавших я не вижу. Был скандал в 2012 году, когда мониторинг затевался, но в результате деятельности межведомственной комиссии, куда пригласили и представителей федеральных органов власти, и академической среды, и студенческих организаций, - удалось выработать механизм, когда даже при поглощении одного вуза другим значимых негативных последствий не проявляется.

ЕГЭ во время Ливанова прошел некоторую коррекцию: введена возможность повторной сдачи, экзамен по математике разделен на общий и профессиональный, при этом была ужесточена процедура экзамена. То есть продолжается политика по введению единого образовательного стандарта. Сама академическая среда была вынуждена признать, что ЕГЭ оказался эффективным инструментом прогнозирования обучения студентов.

Правообладатель иллюстрации RIA
Image caption Незадолго до отставки Дмитрий Ливанов высказался в поддержку расширения списка предметов, которые сдаются в форме ЕГЭ

Союз ректоров с 2010 по 2013 годы проводил регулярные полугодовые исследования, согласно которым средний балл ЕГЭ в целом позволяет прогнозировать успеваемость в вузе, вне зависимости от региона и направления образования. Фактически до введения ЕГЭ в 2009 году и его окончательной реализации при Ливанове, в России не было столь жесткого единого стандарта для выпускников школ.

Реформа РАН проводилась теми же жесткими методами, что введение мониторинга эффективности вузов. Проблема в том, что никаких конструктивных сценариев реформы сама академическая среда не вырабатывала. Было много взаимоисключающих концепций. К сожалению, в этом вопросе говорить о позитивных итогах рано. В науке минимальный лаг от инновации до массового внедрения - это 10 лет. Возможно, последствия этой незаконченной Ливановым реформы еще проявятся.

Ольга Васильева достаточно известна в академической среде. Действующий ученый, входила в состав министерских советов, опытна в административной вертикали. Надо понимать, что у нового министра есть преимущество по сравнению с предшественниками: она женщина, и претензии к ней академическое сообщество будет выражать в более корректной форме, что способствует формированию позитивного диалога.

Вряд ли стратегическая линия развития образования, намеченная в конце 90-х годов, изменится. Наоборот, учитывая политэкономическую и геополитическую ситуацию нужно ждать ужесточения требований к академическому сообществу, но это будет уже после выборов".

Александр Привалов, научный редактор журнала "Эксперт"

"Ливанов - худший министр образования в новой России. Он продолжал абсолютно разрушительную линию на так называемую реформу образования и науки, основной вектор которой - это бухгалтерия и бюрократизация. Ливанов внес в этот процесс еще и личный фактор. Он начал свою деятельность на посту с заявления, что преподаватели вузов, которые получают гроши, заслуживают этих денег. Хотя его ведомство десятилетиями платило эти деньги. Он был груб, презирал людей, числа его презрительных высказываний по отношению к подчиненным, учителям, педагогам вузов, научным работникам, просто никто не знает, - настолько их много.

Главное, была абсолютно оскорбительная практика. Он вел руководство этой сферы - весьма тонкой сферы, связанной с качествами живых людей - ровно так, как если бы гонял дрессированных мышей. Ну при этом зарезали две трети, ну и черт с ними…

Правообладатель иллюстрации RIA
Image caption Дмитрий Ливанов (слева) объединил несколько российских академий наук, а их имущество перевел в управление Федерального агентства научных организаций

Всерьез радоваться можно будет только в том случае, если выяснится, что новый министр образования, про которую я ровно ничего не знаю, будет не просто новым именем в соответствующей графе, а будет менять политику. На это пока надежды очень немного, но она есть".

Олег Смолин, заместитель председателя комитета Госдумы по образованию

"Я хорошо лично знаком с Ольгой Васильевой, и у меня ожидания от ее назначения, скорее, положительные. Я надеюсь, что Ольга Юрьевна проявит здравый консерватизм, который требуется в образовательной политике. Я знаю, что она человек неравнодушный, мы с ней работали в комиссии по делам инвалидов при президенте, где она позволяла себе критику министерства по этому вопросу.

При этом я, конечно, понимаю, что министр - человек несвободный, он должен играть по тем правилам, которые заданы командой, поэтому радикального изменения образовательной политики не ожидаю, но на некоторые существенные изменения надеюсь.

Во-первых, можно остановить абсолютно неоправданную ломку системы высшего образования, хотя бы приостановить. Нет никаких доказательств, что гигантские вузы, которые сейчас создает министерство, дают более качественное образование. Нет формулы: чем крупнее вуз, тем умнее студент. Я не раз говорил, в том числе Дмитрию Медведеву, что самые лучшие вузы за рубежом, включая Кембридж, Оксфорд, Гарвард, - это вузы средние по размерам, а не самые крупные.

Вторая задача, которая по плечу министру, - это снизить бюрократизацию российского образования. Это не требует денег, это проблема не только министерства образования, но, к сожалению, российский учитель абсолютный рекордсмен мира по времени, которое он затрачивает на заполнение разных бумажек, и эту нагрузку можно сократить раза в два-три. Народ уже вздохнет с облегчением".

Новости по теме