Прыгунья Дарья Клишина: если бы не суд с ИААФ, результат в Рио был бы выше

  • 23 августа 2016
Media playback is unsupported on your device
Дарья Клишина: если бы не суд с ИААФ, результат в Рио был бы выше

Российская прыгунья в длину Дарья Клишина объяснила свой низкий результат на Олимпиаде в Рио волнениями из-за судебного разбирательства с Международной федерацией легкой атлетики.

Клишина, двукратная чемпионка Европы в помещении в прыжках в длину, изначально была единственным легкоатлетом из России, получившим разрешение на участие в Олимпиаде в Рио, поскольку последние три года тренируется в США и не контактирует с российской антидопинговой системой.

ИААФ в июле разрешила ей выступать в качестве "независимого спортсмена", но за несколько дней до старта Игр отменила это решение, как заявлялось, после получения новых сведений от канадского юриста Ричарда Макларена, расследующего применение допинга в России.

Российская легкоатлетка вернула себе разрешение участвовать в соревнованиях через Спортивный арбитражный суд лишь за день до старта. В финале в Рио Клишина прыгнула на 6 метров 63 сантиметра и стала девятой.

Корреспондент Би-би-си Ольга Слободчикова встретилась с Дарьей Клишиной во время ее короткого визита в Москву после выступления на Олимпиаде.

"Недовольна результатом"

Би-би-си: Вокруг вас сложилась весьма странная ситуация: вас сначала допустили до Игр, единственную из сборной, потом не допустили, а потом снова допустили. Как это все сказалось на вашей подготовке и вашем эмоциональном состоянии?

Д.К.: Конечно, сказалось. Это было за полторы недели непосредственно до Олимпийских игр. Было тяжело просто головой. Я знала, что, в принципе, тело чувствует себя хорошо и я нахожусь в хорошей форме, но последнюю неделю, когда я уже прилетела в Рио, я уже ничего не делала кроме разминок, потому что я просто приходила на стадион, просто говорила тренеру, что я не могу ничего делать. Мне было тяжело сфокусироваться на какую-то серьезную работу на тренировке. Конечно же, эти полторы недели были упущены в плане тренировочного процесса, что и привело к более низкому результату, нежели тот, что мы ожидали.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В карьере Клишиной были прыжки дальше семи метров, однако в финале Олимпиады она показала результат 6,63

Би-би-си: Расскажите о судебном заседании, которое было незадолго до вашего старта. Как вы можете прокомментировать претензии, которые вам предъявляли ВАДА и ИААФ?

Д.К.: Они основывались исключительно на докладе Макларена. Конечно, я нервничала, потому что это был мой первый судебный опыт, и я надеюсь, что он же будет и последним. Четыре часа длилось заседание. По сути мы обсуждали только один вопрос - вопрос допинга в России. Это не касалось меня, это касалось федерации, поскольку федерация отстранена. К моему счастью, все-таки меня допустили, потому что, конечно же, это было очень близко к Олимпиаде. Узнала я, получается, за ночь до своей квалификации.

Би-би-си: В итоге довольны ли вы своим выступлением на этой Олимпиаде? Кажется, что все-таки нет.

Д.К.: Конечно, я не могу быть довольна своим результатом. Я не завышаю планок. Я не буду говорить, что я бы завоевала медаль, если бы у меня не было этого суда. Но я думаю, что мое место в любом случае было бы гораздо выше, чем девятое. Здесь, конечно, немножко обидно, но приходится оценивать эту ситуацию с холодной головой. Против этой ситуации нельзя было ничего сделать. Как бы я ни старалась сфокусироваться и отстраниться от всего происходящего вокруг меня, сделать это было очень сложно. Несмотря ни на что, я рада, что была на Олимпиаде, что мне удалось попрыгать в финале. Это был мой первый опыт, и его уже не вычеркнешь из моей истории.

"Все так же буду тренироваться в США"

Би-би-си: Какие у вас планы дальше? Будете ли вы готовиться к Олимпиаде в Токио?

Д.К.: У меня этот сезон еще не закончен. У меня еще три старта будут в Европе, я еще нахожусь в тренировочном процессе. А дальше я все так же буду тренироваться в Америке. Токио - хоть это и через четыре года, но время летит быстро. Конечно же, я буду готовиться к этой Олимпиаде.

Би-би-си: Для вас решение тренироваться в США стало, во всяком случае в плане Олимпиады, судьбоносным. Но как оно было принято, почему вы решили переехать? Как вы оцениваете опыт тренировок в США по сравнению с тем, как вы тренировались в России?

Д.К.: Переехала я три года назад еще, и оно было основано совсем на другом. Я даже не подозревала, что через три года, в мой первый олимпийский опыт, возникнет данная ситуация, которая позволит только мне ехать на Олимпиаду, да еще и таким сложным путем. Это было после 2013 года, после чемпионата мира в Москве. Я приняла решение, что в моей жизни что-то нужно менять. Я решила попробовать поехать в Америку, посмотреть процесс тренировок, попробовать пожить так. Первые два месяца у меня были пробные, я не знала понравится ли мне, не знала, куда я еду в принципе, к кому и что меня там ждет. Но мне понравилось, и после этого я приняла решение, что я хочу на полноценной основе тренироваться в Америке.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Дарья Клишина рада, что выступила на Олимпиаде, несмотря ни на что

Би-би-си: Вы подверглись критике в соцсетях за то, что вы тренируетесь в США и из-за этого стали единственной допущенной до Игр спортсменкой. В их представлении это выглядело как ваше упущение. Как вы относитесь к этой критике?

Д.К.: Получается, что я оказалась в этой ситуации случайно. Я не переехала туда два месяца назад. Это уже три года. Я считаю, что, если у меня тренер не русский, если у меня тренер американец и я тренируюсь в Америке, то я все равно выступаю за Россию, и в этом ничего страшного нет. Конечно, было много отрицательных откликов в мою сторону, но по сути получается, что я ни при чем. Такая ситуация сложилась, потому что я хотела что-то поменять в своей жизни, я не убегала из России, не собиралась менять гражданство и выступать за Америку, как многие люди сразу же посчитали. Я там так же тренируюсь - так же интенсивно, как в России. Мне кажется даже иногда, что мы там гораздо больше делаем на тренировках и больше уделяем этому времени, чем здесь.

"Проблему допинга никто не отрицает"

Би-би-си: На ваш взгляд, в каком состоянии находится российская легкая атлетика в результате этого скандала?

Д.К.: На самом деле состояние печальное. Я понимаю других спортсменов. У тебя отбирают мотивацию: приходить и тренироваться только ради себя, не ради результата, не ради медали, очень сложно. Какой бы ты ни был сильный психологически человек, каждый день преодолевать себя без какой-то цели впереди - это очень тяжело. Хотелось бы верить, что наша сборная не развалится и что никто не упадет духом, все будут дальше тренироваться. Хочется просто пожелать всем держаться, потому что, конечно же, когда-нибудь у этой ситуации наступит разрешение, ей придет конец, но, к сожалению, мы не знаем, когда это будет. Все ждут разрешения этой ситуации в положительную сторону, просто хочется надеяться, что все наши спортсмены смогут так же, как и я, спокойно приезжать и выступать на соревнованиях, завоевывать медали и показывать высокие результаты вместо того, чтобы переживать, сидеть дома и тренироваться, можно сказать, в никуда.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption По словам российской спортсменки, соперницы на Олимпиаде сочувствовали ее ситуации

Би-би-си: Российской легкой атлетике предъявляются очень серьезные претензии. Есть ли, на ваш взгляд, в России действительно проблема масштабного использования допинга? Что, по вашему мнению, нужно сделать спортивным чиновникам, чтобы ее решить?

Д.К.: Эту проблему никто не отрицал и не отрицает. Ее нужно решать, и каждый из спортсменов из любой страны хочет выходить на спортивную арену и быть уверенным, что вокруг него находятся чистые спортсмены и что он побеждает или проигрывает в чистой борьбе. Это абсолютно нормальное желание. Пожелание чиновникам не буду выражать, потому что я спортсмен и мое дело - здесь, на дорожке. Но конечно, нам нужна поддержка, нам нужна помощь. Спортсмены там, наверху, ничего не решают, и одним нашим голосом ситуация не исправится в нужную сторону. Сама эта ситуация не развеется.

"В Рио меня жалели"

Би-би-си: После решения МОК, когда стало известно, что российские спортсмены все-таки будут допущены, было много критики. От западных спортсменов звучали высказывания о том, что это решение подрывает олимпийских дух. На ваш взгляд, доказали ли российские спортсмены, что они чистые, и что нужно сделать, чтобы это доказать?

Д.К.: Я слышала несколько вариантов критики [этого решения] - как отрицательной, так и положительной. Многие, конечно, всех сгребают в одну кучу, и думают, что все русские готовятся на допинге, невзирая на личность спортсмена, на его репутацию. Если ты русский, значит у тебя проблемы с допингом. Я думаю, очень сложно докричаться до всех. В мой адрес, во всяком случае от людей, которые со мной тренируются, а у нас в группе нет больше русских, такого не было. Все меня очень поддерживают. Они знают, что у меня есть друзья в России, у которых никогда не было и нет проблем с допингом. Даже те девочки, которые прыгали в длину на Олимпиаде, некоторые подходили и просто жалели, обнимали меня, когда я приходила на разминку и не могла ничего делать, еще до решения, когда я не знала, буду выступать или нет.

Би-би-си: Произошли ли для вас изменения в допинг-контроле на фоне этого скандала?

Д.К.: Я всегда очень много тестировалась. В этом году я с октября была в Америке, и каждый месяц у меня был тест. На Олимпиаде я сдала два теста: до квалификации и после финала. Приходят так же часто, реже приходить не стали. Даже после того, как был выигран суд, мне сразу сказали: пожалуйста, следите за своей системой ADAMS - это то, где мы отмечаем наше местоположение, чтобы нас в любой момент могли найти. У меня никогда проблем с этим не было, но иногда возникают такие ситуации, когда планы очень резко меняются, и я уже первым делом задумываюсь, что мне нужно быстрее там что-то поменять [смеется]. Нужно всегда иметь под рукой интернет, чтобы позаботиться о тех людях, которые могут зайти к тебе в гости в любой момент.

Новости по теме