Русская любовь фантаста Герберта Уэллса

  • 21 сентября 2016
Герберт Уэллс Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Герберта Уэллса связали с Россией политика и любовь

150 лет назад, 21 сентября 1866 года, появился на свет Герберт Уэллс - талантливый самородок, сын прислуги, начавший работать с 13 лет и впоследствии ставший знаменитым писателем, основоположником социальной фантастики. Сейчас трудно представить, что сто с небольшим лет назад этого популярнейшего жанра не было.

Уэллс придерживался умеренно левых взглядов, в "Машине времени" прозрачно критиковал классовое расслоение, а в "Войне миров" колониализм, в начале XX века состоял в Фабианском обществе, влившемся потом в Лейбористскую партию. К "стране большевиков" относился с благожелательным интересом, хотя без некритического восторга Бернарда Шоу и Анри Барбюса.

Россия дважды оставила в жизни английского литературного классика заметный след.

Практически все знают о его поездке в Москву и Петроград в сентябре 1920 года и кремлевской беседе с Лениным. В СССР особенно любили подчеркивать, что вот, мол, даже профессиональный фантаст не верил в план ГОЭЛРО, а Ленин оказался прав.

Встречался Уэллс и со Сталиным - в июле 1934 года.

"В моем сознании был образ завистливого, подозрительного деспота, безжалостного, жестокого доктринера и самодовольного горца. Все подозрения перестали существовать, после того как я поговорил с ним несколько минут. Я никогда не встречал человека более искреннего, порядочного и честного; в нем нет ничего темного и зловещего", - написал он о своем собеседнике.

Что тут скажешь? Умел обаять, когда хотел!

Менее известно, что много лет рядом с Уэллсом была русская женщина - Мария Закревская-Будберг, сама по себе интереснейшая личность. Ее жизнь - авантюрный роман, какого не сочинил бы и Уэллс.

Красавица, чуть ли не до 40 лет выглядевшая на 18, не прилагая к тому никаких особенных усилий.

Предполагаемая шпионка высокого полета, причем одновременно советская и британская.

Фрейд, Рильке, Чуковский и Моэм беседовали с ней о философии и литературе. Блок посвятил стихи: "Вы предназначены не мне. Зачем я видел Вас во сне?"

Роковая женщина

Дочь обер-прокурора Сената Игнатия Закревского выделялась в Смольном институте двумя качествами: способностью к языкам и популярностью у противоположного пола.

У Марии Будберг были два заурядных мужа: одного, молодого дипломата Ивана Бенкендорфа, в 1919 году убили в его эстонском имении то ли красные, то ли обычные уголовники, другой, остзейский барон Николай Будберг, недолго прожил с ней в эмиграции в Берлине и уехал в Латинскую Америку, где его следы затерялись. И два великих любовника: Максим Горький и Герберт Уэллс.

Причем оба предлагали ей руку и сердце, но Мария, по непонятной причине, отказывалась. По словам Уэллса, однажды пригрозила выпрыгнуть на ходу из машины, если он не прекратит настаивать.

Знаменитый разведчик

В 1918 году 26-летняя Мура имела роман с работавшим в России британским дипломатом и разведчиком Брюсом Локкартом.

"Что-то вошло в мою жизнь, что было сильней, чем сама жизнь. С той минуты она не покидала меня, пока не разлучила нас военная сила большевиков", - написал в мемуарах Локкарт, человек, надо полагать, не сентиментальный по профессии.

В ночь на 1 сентября 18-го влюбленную пару арестовал лично комендант Кремля Мальков - по известному делу о так называемом "заговоре послов".

То, что Локкарта вскоре выслали на родину, политически понятно. Но то, что в те безжалостные времена оставили в живых и выпустили Муру, с ее-то происхождением и связями, объяснить сложно.

По одной версии, она была завербована ЧК, по другой - очаровала могущественного заместителя Дзержинского Якова Петерса. Некоторые авторы замечали, что одно другому не мешает.

Пролетарский писатель

После освобождения и вынужденного расставания с Локкартом Мария Будберг перебралась в Петроград, где по рекомендации Корнея Чуковского поступила работать секретаршей и переводчицей в созданное Максимом Горьким издательство "Всемирная литература".

Спустя считанные недели она уже жила в квартире "буревестника революции", вела хозяйство и заправляла всеми делами.

Горький полушутя-полусерьезно называл ее "железной женщиной". "Вы хотели бы, чтобы в такое время я была кружевной?" - отвечала она.

"Горький, хоть и не говорил ни слова ей, но все говорил для нее, распустил весь павлиний хвост. Был очень остроумен, словоохотлив, блестящ, как гимназист на балу", - вспоминал Чуковский первое редакционное заседание, на котором присутствовала новая сотрудница.

Весной 1919 года ее снова арестовала ЧК - на сей раз без конкретного повода. Горький написал записку хозяину Петрограда Григорию Зиновьеву: "Нельзя ли выпустить ее на поруки мне? К празднику Пасхи?" Зиновьев просьбу удовлетворил, Пасху они встретили вместе.

С Уэллсом Мария познакомилась, когда тот в сентябре 1920 года был гостем Горького. Их роман начался уже тогда, но Мария предпочла остаться с Алексеем Максимовичем.

Потом были отъезд в Эстонию к сыну и дочери от брака с Бенкендорфом, а затем в Германию, короткое замужество за Будбергом и воссоединение с Горьким на острове Капри.

Из-за истории с Локкартом власти Веймарской республики считали ее советским или британским агентом, несколько раз допрашивали и обыскивали квартиру, но доказательств не добыли.

Муза двух классиков

Правообладатель иллюстрации РИА Новости
Image caption "Самое умное, чего достиг человек, - это умение любить женщину" (Максим Горький)

В СССР с Горьким Мария Будберг не поехала, а отправилась к Герберту Уэллсу, который, оказывается, не переставал помнить ее. С 1933 года они жили вместе.

До последних дней Горького на его прикроватной тумбочке стояла фотография Будберг. Отношения не были прерваны окончательно. Мария четырежды навещала его в Москве, в последний раз присутствовала при его смерти.

До сих пор ходят слухи, что она якобы отравила Горького по приказу НКВД, однако трудно представить, чтобы Сталин после этого отпустил ее на Запад.

Уэллс ревновал, но простил.

"Я люблю ее голос, люблю ее присутствие, ее силу и ее слабость", - писал он в автобиографии.

Мария прожила с Уэллсом 13 лет, ухаживала за ним в болезни, и, как Горького, проводила в последний путь.

Сама она умерла 2 ноября 1974 года в возрасте 82 лет.

Всего двумя годами ранее она консультировала сериал Би-би-си "Война и мир".

Несгораемая любовь

Марию Будберг называли "красной Матой Хари" и "русской Миледи", хотя, скорее всего, зря.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Мария Будберг до конца жизни сохранила ясную голову и острый язык, и не отказывалась за ужином от рюмки

Многие знакомые утверждали, что главный секрет ее обаяния заключался в умении слушать.

Была ли она чьим-то агентом? Любила ли своих мужчин, и кто из них был главным в ее жизни?

Этого мы не узнаем никогда. Она не оставила воспоминаний, и за три месяца до смерти сожгла огромный личный архив, хранившийся в трейлере во дворе ее дома под Флоренцией.

Дочь вспоминала их разговор: "Что же ты наделала, мама? Ведь там была вся твоя жизнь, твоя любовь!".

"Здесь ты ошибаешься, детка, - ответила старая дама. - Любовь невозможно уничтожить. Если, конечно, речь вправду шла о любви".