"Пятый этаж": куда пойдет Китай?

  • 13 сентября 2016
Полиция Правообладатель иллюстрации NICOLAS ASFOURI

Власти Китая провели рейд по домам жителей деревни Укан на юге страны, чтобы предотвратить возможные акции протеста против приговора руководителю местного отделения Компартии, которого в начале сентября осудили на три года по обвинению в коррупции.

Сама деревня уже несколько лет находится на передовой борьбы крестьян с местными властями, изымающими у них земли для нужд государства. Всенародно избранный глава Укана - тоже нечастое явление в Китае, и некоторым обозревателям деревня вообще видится как полигон для испытания новых сценариев внутреннего развития страны.

Насколько вероятны отступления от социалистической модели в Китае?

Ведущий программы "Пятый этаж" Михаил Смотряев беседует со старшим научным сотрудником Института Дальнего Востока РАН Василием Кашиным.

Михаил Смотряев:Понять, что происходит в Укане, можно, посмотрев сообщения новостных агентств. Избранному главой деревни участнику протестов 2011 года было предъявлено обвинение в коррупции, его осудили на тюремное заключение. Об этой деревне говорят как о полигоне для испытания новых механизмов управления страной, хотя там всего 13 тыс. человек. В последние годы городское население Китая превысило сельское, и такой выбор представляется маловероятным. Стоит ли придавать этому случаю хоть какое-то значение?

Василий Кашин: В последние годы выборы в сельсоветы являются альтернативными, и периодически в них побеждают представители, не одобренные местными партийными властями. Деревня Укан была показательна тем, что там наиболее ярко проявились противоречия, которые есть везде в Китае, которые связаны с изменением социальной модели развития страны: между чиновничеством, связанным с ним крупным бизнесом, которому нужно место для расширения, и местным крестьянством, которое теряет землю. Земельные конфликты - одни из острейших. С ними связаны массовые выступления, убийства, акции протеста. Укан стал символом, где власти в какой-то момент были вынуждены отступить и позволить местному населению выбрать себе руководство и партийное, и сельсовета. Но потом они снова начали наступать, и это руководство оказалось за решеткой. Ситуация там очень запутанная. Быстрое наступление капитализма, урбанизация, ломка старого образа жизни оставляют большое количество людей за бортом, и они протестуют. Протесты могут носить острый характер.

М.С.: В официальном языке слово "капитализм" не приветствуется. Это "социализм с китайской спецификой". Это действительно странная модель, и, по мнению специалистов, ее полезность для Китая исчерпана. 40-50 лет назад у компартии была задача накормить почти миллиард человек. Сейчас уже почти полтора миллиарда, и, в массе своей, они от голода не умирают. Там появился средний класс - 140 с лишним миллионов китайцев, что больше населения средней европейской страны. И требования этих людей уже не сводятся к пище каждый день. Можно ожидать, что, удовлетворив свои материальные потребности, они потребуют гражданских свобод по образцу западных демократий. Насколько справедлив такой прогноз?

В.К.: В Китае есть прослойка людей, озабоченная гражданскими свободами. Это профессионалы, которые имеют высокие доходы, учились на Западе, много бывали там. Но к тому, что происходит в Укане, это не имеет никакого отношения. На видео видно, что люди шли на полицию с красными знаменами. Это совсем другие люди. В Китае ужасающе высок уровень неравенства. На это накладывается левая коммунистическая риторика - права трудящихся, народное государство и тому подобное. Главный дестабилизирующий фактор - огромные массы, которые из-за неравенства не получили того, на что они рассчитывали, в период роста и реформ. Поэтому они готовы поддержать любые радикальные течения. И снижение неравенства - одна из приоритетных задач китайского руководства. И нужно внедрять какие-то механизмы, чтобы не доводить возмущение до крайности, но децентрализации системы руководства китайское руководство не допустит никогда, считая, что это приведет их к катастрофе. В качестве образца для подражания выступает современный Сингапур - идеально организованная автократия, где есть маленькая оппозиция, искоренена коррупция, все работает как часы, высокая степень экономической свободы. Это в лучшем случае. В худшем - они будут продолжать развитие по теперешней модели. Некоторые шаги в этом направлении делаются - например, контроль над СМИ и всеми общественными институтами.

М.С.:Месяц назад редакторы китайских интернет-сайтов получили сообщение, что теперь они несут личную ответственность за то, что на них печатается - мечта для российских законодателей. И это не первый шаг в этом направлении. Правящей партии надо лавировать между 140 миллионами среднего класса и 600 миллионами крестьян, чьи интересы различаются и даже противоречат друг другу. А лавировать они не особо умеют.

В.К.: Они не склонны лавировать. Сейчас им нужна поддержка большинства населения, которое озабочено вопросами неравенства и несправедливости. Вряд ли запросы городского среднего класса сейчас для них на первом месте. Проводимая гигантская антикоррупционная кампания - это срезание целой прослойки элиты и демонстрация народу, что мы с вами против вот этих, политико-экономической элиты, сформировавшейся в последние три десятилетия реформ. Второе направление - поддержка национализма и идеи возрождения величия Китая. Эти идеи находят поддержку и у среднего класса. На этом политика и строится, и особо лавировать тут не нужно. Либералы, которые главным считали экономический рост, постепенно уходят, китайское руководство начинает действовать и в сфере внешней политики, чего раньше не было. Их влияние падает. Это предмет большой борьбы поколений.

М.С.:Много говорится о том, что выработавшаяся в социалистическом Китае в последние десятилетия система механизмов смены власти сейчас тоже сдает позиции, и Си Цзиньпин постепенно приобретает черты Мао. И создается впечатление, что капитализм по гонконгской модели никто строить не собирается. И вектор в сторону западной демократии отсутствует.

В.К.: Следует разделять политику и экономику. Такого политического вектора и не было. Была очень сложная игра Китая, особенно с США. Создавалась иллюзия, что Китай идет по пути перенимания западных идей и институтов. Она поддерживалась китайцами. Но в реальности, даже в 90-е годы, не было и речи о "буржуазном перерождении" Коммунистической партии. Речь шла только о реформе, которая сделала бы партию более гибкой, усилила ее связь с народом. А реформы по западному образцу они не хотят. В качестве примера приводят Индию, которая в год образования КНР, 1949, была более богатой страной, чем Китай. И сравним их сегодня. Такова их аргументация. А вот в экономике больше сторонников приближения к общемировой практике, западным образцам, рыночным экономикам. У каждого китайского руководителя есть свое бизнес-окружение. Возвращения к социализму они не хотят. Но в настоящий момент возникшее неравенство опасно, и необходимо стабилизировать государство за счет его уменьшения - это их приоритет на ближайшие годы. Несколько лет назад начала создаваться система социального обеспечения - начали с пенсионной системы, которой тоже почти не было - 17% населения было ею охвачено, и системы здравоохранения, которая была раньше платной. Но движение это очень медленное, и с этим связано желание сменить положение вещей. Си Цзиньпин сломал старую систему коллективного руководства, базировавшуюся на существовании нескольких уравновешивавших друг друга групп, которые договаривались между собой. Он единоличный лидер в большой степени, и появляются предположения, что он не уйдет после окончания своего второго срока, в крайнем случае - только сменит одну ключевую должность на другую. Важным будет следующий год, когда мы увидим кандидата в следующие лидеры страны. Сейчас такие кандидатуры не просматриваются пока.

______________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Похожие темы

Новости по теме