"Безумный российский народ - это миф"

  • 19 сентября 2016
Избиратели Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Новая Дума сменит парламент, избранный в 2011 году, когда за выборами последовали массовые протесты и обвинения в фальсификации результатов

Явка на думских выборах, по официальным данным, составила 47,81%, при этом самой низкой она оказалась в Москве и Петербурге. Как считает социолог и философ Григорий Юдин из Московской высшей школы социальных и экономических наук, это результат сознательной стратегии властей. По просьбе Русской службы Би-би-си Юдин нарисовал портрет российского избирателя.

Григорий Юдин:

Поскольку социологию в России с успехом замещают опросы общественного мнения, а другой информации о себе самом общество практически не получает, то в последние годы по стране распространилось представление о "безумном народе", который ее населяет.

"Безумный народ" имеет три особенности. Во-первых, он всегда един (предстает в облике 86%). Во-вторых, он всегда поддерживает власть, какие бы идиотские инициативы она ни предложила. В-третьих, он начисто лишен логики и рассудка, поскольку одобряет то, что для него самого очевидно вредоносно, и даже в этом противоречит сам себе.

Главный результат прошедших выборов в том, что "безумный народ" - это миф.

В условиях рекордно низкой явки в 48%, со всеми вбросами и подвозами, правящая партия получила чуть более половины голосов - то есть около четверти населения России с правом голоса.

А поскольку некоторые голосующие пользуются своим правом два раза и более, то эту цифру стоит разделить приблизительно на два.

Остальные не готовы в сентябрьский день выйти из дома, чтобы поддержать власти - и это практически всё, что нужно знать о "безумном народе".

Что еще могли бы россияне сделать в существующих условиях, чтобы этот миф наконец исчез?

"Партия непредставленных"

Правда состоит в том, что по распределению мест в Государственной думе мы можем узнать о российском обществе так же мало, как по цифрам опросов.

Постоянно падающая явка на выборах сигнализирует о том, что официальная картина всё дальше расходится с реальной жизнью.

Всё больше людей не находят себе места в выстроенной политической системе, разочаровываются в ней и предпочитают уйти в тень. Эта категория составляет реальное большинство - "партию непредставленных".

У этой партии пока нет собственной повестки - зато у нее уже есть солидный совместный опыт и совместное недовольство, в нужный момент она всегда сможет сказать: "это вы тут наворотили, мы в этом не участвовали".

Партия непредставленных пока полностью деполитизирована - это результат сознательной стратегии властей на протяжении многих лет.

Если ваша единственная задача состоит в том, чтобы удержать власть, то деполитизация - идеальный инструмент. Она выталкивает людей из политики и делает для них безумной саму мысль о том, чтобы объединиться в целях отстаивания собственных интересов.

Центральной власти вовсе не нужно, чтобы ее любили - вполне достаточно того, что люди с опаской относятся друг к другу.

Стратегия деполитизации раз за разом обеспечивает властям нужный результат при голосовании. Она всякий раз состоит из одних и тех же элементов: снизить явку, мобилизовать легко рекрутируемые группы и контролируемые территории (в этот раз Думу всей стране выбирали Чечня и Кемеровская область), вбросить и переписать протоколы по необходимости.

Эта стратегия работает раз за разом, однако она имеет свои издержки.

И все-таки непредсказуемость

Расширение серой зоны, зоны непредставленности, увеличивает непредсказуемость. Карта больше не соответствует территории.

Выдавленные из системы массы обязательно вспомнят о своем демократическом праве при накоплении реальных противоречий. Когда это случится - неизвестно, но это совершенно точно произойдет неожиданно для системы, ведь для учета и отражения этих противоречий в ней нет места.

Мобилизация в таких случаях всегда бывает быстрой и неконтролируемой. Владимир Путин уже высказал удовлетворение вчерашней явкой, и его можно понять - слабый парламент не сможет служить ему противовесом.

Но чтобы не лишиться легитимности самому, президенту придется к следующему плебисциту запустить новый виток мобилизации самостоятельно.

Возникший кризис репрезентации - это умеренное, молчаливое, но всё более упорное "нет", которое получает существующая система.

Соответственно, это ресурс для противостояния системе со стороны демократических сил. Сейчас этот ресурс зачем-то взялись стыдить и обвинять в том, что он "не оторвал зад от дивана", чтобы провести в парламент "достойных людей" (сложно себе представить, как может добиться успеха политик, который обвиняет в своих неудачах собственную целевую аудиторию).

Вместо этого имело бы смысл оценить рациональность молчаливого большинства и поинтересоваться, что смогло бы вернуть его в политику. Но для этого, конечно, придется сначала научиться его уважать.

Новости по теме