Российская оппозиция заплатила за свечи и поиграла в выборы

  • 20 сентября 2016
Мария Баронова Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Кандидат проекта Ходорковского "Открытые выборы" Мария Баронова заняла лишь четвертое место в своем округе в центре Москвы

Все участники выборов разных уровней, которых в большей или меньшей степени можно назвать представителями демократически настроенной части российского общества, потерпели в минувшее воскресенье оглушительное поражение - говоря попросту, не победил никто.

Речь идет о так называемой "несистемной оппозиции": хотя по своим взглядам эти политики занимают широкий спектр от либералов до националистов, они прежде всего - антипутинцы и четко позиционируют себя как сторонников смены власти в России.

Некоторые оппозиционеры провели очень яркую - и дорогую! - кампанию, другие почти не занимались агитацией, просто потому что на это у них не было денег.

И первые, и вторые одинаково не могут похвастаться особыми успехами. Стоила ли игра свеч?

Яблочный северо-запад

Никому из оппозиционеров не удалось пройти в новый парламент. В будущей Госдуме останутся все те же четыре парламентские партии, но за вычетом тех отдельных депутатов, которые позволяли себе независимую позицию - последним из них был Дмитрий Гудков, вышедший из "Справедливой России" и не переизбравшийся сейчас по списку "Яблока".

Само "Яблоко" не смогло преодолеть трехпроцентный барьер и таким образом лишилось государственного финансирования.

Ни "Яблоку", ни "Парнасу", ни кому-либо из других "несистемных" политических сил не удалось провести в Госдуму ни одного одномандатника. В новый парламент вообще попали всего два кандидата, представляющие непарламентские партии, и те вполне пропутинские.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Несмотря на провал "Яблока" на парламентских выборах, основатель партии Григорий Явлинский по-прежнему считает себя будущим кандидатом оппозиции на пост президента страны

"Парнас" в результате потерпел поражение на всех выборах всех уровней.

Для "Яблока" главным и единственным успехом стало прохождение в несколько региональных парламентов. На решения законодательных собраний "яблочники" повлиять не смогут, но благодаря их мандатам партия сохранила возможность участвовать в будущих выборах без сбора подписей.

Географически почти все победы "Яблока" связаны с северо-западом страны: демократы сохранят фракции в традиционно "своих" регионах - Карелии и Санкт-Петербурге, вернули одного из своих лидеров Льва Шлосберга в Псковское областное собрание и завоевали мандат в Новгородской областной думе.

В Москве "Яблоко" также традиционно для себя показало более высокий результат, чем в целом по стране - около 10%, а в отдельных округах даже конкурировало за второе место.

Самой масштабной в столице стала предвыборная кампания Дмитрия Гудкова, который шел от "Яблока" по Тушинскому одномандатному округу, провел более 250 встреч с избирателями и сумел привлечь колоссальную для оппозиционного кандидата сумму в своей избирательный фонд - 40 млн рублей. Столько, например, потратила партия "Парнас" целиком на всю свою федеральную кампанию.

Тем не менее, Гудков проиграл, причем до реальной конкуренции с единоросом Геннадием Онищенко дело так и не дошло. По мере подсчета результатов Онищенко уверенно опережал демократа и в итоге набрал на девять с лишним тысяч голосов больше.

"Мы своим разносчикам должны были платить"

На первый взгляд, административный ресурс, узнаваемость кандидатов от власти, доступ на федеральные телеканалы - все это полностью нивелировало усилия несистемных оппозиционеров, пытавшихся бороться с системой честными приемами - то есть силами своих идейных сторонников и на весьма скромные денежные пожертвования.

Гудков вложил много сил и средств - и занял лишь второе место. Такого же результата - причем с намного более скромными финансовыми вложениями - удалось добиться еще нескольким одномандатникам "Яблока". Вторые места в своих округах, по предварительным данным, занимают Сергей Митрохин, Юлия Галямина и Кирилл Гончаров.

Похожий результат показал единый кандидат "Яблока" и "Парнаса" Андрей Зубов. В его центральном округе Москвы намного заметнее была предвыборная кампания Марии Бароновой, представлявшей проект "Открытые выборы" Михаила Ходорковского, но в результате она заняла лишь четвертое место с 8%.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В уходящем составе Госдумы Дмитрий Гудков оставался последним депутатом, открыто выступавшем с резкой критикой властей и голосовавшем против одиозных законопроектов своих коллег

Впрочем, проигравшие отказываются считать свои усилия бессмысленными.

Более того, глава предвыборного штаба Дмитрия Гудкова Максим Кац по-прежнему считает, что при равных финансовых условиях его команда добилась бы успеха - поскольку, на его взгляд, штаб Гудкова работал намного эффективнее штаба Онищенко. Однако Кац делает важную оговорку: сравнивать надо реальные финансовые условия, а не номинальные размеры избирательных фондов кандидатов.

"Официально у всех кандидатов одинаковый лимит предвыборного бюджета. Но я приблизительно могу понять, сколько штаб Онищенко тратил на агитацию, плюс мне сообщали инсайды, - рассказал Максим Кац в интервью Би-би-си. - Если прикинуть по количеству статей в СМИ и умножить их на приблизительные расценки - я же знаю, сколько могут стоить такие публикации. И если посмотреть в целом на масштабы его кампании - все это тянет на 320 миллионов".

По наблюдению Каца, реальной работой по расклеиванию билбордов и плакатов в поддержку Онищенко в районе занимались в свое рабочее время муниципальные работники, то есть обычные дворники.

"А мы своим разносчикам должны были платить", - приводит пример Кац и еще раз повторяет, что при равных финансовых условиях штаб Гудкова победил бы административный ресурс.

Третье место в этом округе с небольшим отставанием от Гудкова занял военный обозреватель Игорь Коротченко - он избирался от партии "Родина" и тоже, по оценке Максима Каца, провел "очень дорогую" кампанию, давшую Коротченко в итоге очень приличное число голосов избирателей.

В чем "Парнас" обошел "Яблоко"

Один из лидеров незарегистрированной "Партии 5 декабря" Сергей Давидис, шедший на выборы в федеральном списке партии "Парнас", тоже настаивает на существовании прямой корреляции между величиной избирательного фонда и результатом на выборах.

"Для того чтобы избиратель мог выбирать, он должен узнать о кандидате. Есть понятие "шести или семи касаний" с избирателем, которые должен сделать кандидат. Это чисто технические дела, и они стоят денег. Обзвонить избирателей, обклеить район своей агитацией. Деньги являются необходимым фактором. Но не достаточным", - подчеркивает Сергей Давидис.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В последний день агитации Дмитрий Гудков был вынужден попросить своих сторонников перестать перечислять пожертвования на кампанию, так как его избирательный фонд достиг разрешенного законом лимита в 40 млн рублей

Несмотря на то, что "Яблоко" очевидно добилось лучших результатов, чем "Парнас", Сергей Давидис считает кампанию "Парнаса" намного более эффективной. По состоянию на 13 сентября избирательный фонд "Яблока" составлял почти 420 млн рублей, фонд "Парнаса" в десять раз меньше - 37 млн.

Зная результаты голосования по партийным спискам, можно легко посчитать, что эффективность кампании "Парнаса" была намного выше - каждый голос за "Парнас" обошелся намного дешевле каждого голоса "яблочников", указывает Давидис.

Однако он признает, что в любом случае просто "купить" голоса невозможно. И "Парнасу", и "Яблоку" было сложно убедить колеблющихся.

"Вопрос о Крыме и Путине настолько значим эмоционально, что переманить из одного лагеря в другой практически невозможно - сколько денег ни трать. Есть естественный предел наращивания эффективности денег. Это связано с проблемами политической системы в целом. В телевизоре мы видим только одну позицию. Остальные стигматизируются", - объясняет Сергей Давидис.

Призывы проигнорировали

Однако большие деньги вкупе с эффективностью предвыборного штаба - тоже еще не гарантия победы оппозиционного кандидата над антидемократической системой.

"Достаточно посмотреть на результаты Дмитрия Гудкова и Маши Бароновой. Основной электорат "Единой России" - бюджетники и чиновники, у которых на это голосование завязана их работа. И чтобы они начали его саботировать, оппозиция должна предложить им столько, чтобы они были готовы своего рабочего места лишиться", - объясняет политический публицист Александр Шмелев.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Историк Андрей Зубов, ставший известным своим резким неприятием аннексии Крыма, должен был идти на выборы как единый кандидат от оппозиции в центральном округе Москвы, но в итоге конкурировал с не менее оппозиционным кандидатом Марией Бароновой - и оба проиграли представителям "Единой России" и КПРФ

Шмелев не согласен с мнением, что у демократических политиков в современной России в принципе нет электората.

"На мой взгляд, он есть, просто на этих "выборах" он по большей части дома остался, ибо не видел для себя смысла в походе на участок", - заключает Александр Шмелев.

Практически все демократические кандидаты на нынешних выборах в последние дни перед голосованием приложили максимум усилий, чтобы сагитировать людей хотя бы просто прийти на избирательные участки - независимо от того, за кого они в результате будут голосовать.

Рекордно низкая для парламентских выборов в России явка указывает на то, что в целом потенциальный демократический электорат эти призывы проигнорировал.

"Выше головы прыгнуть не получилось"

Муниципальный депутат московского района Зюзино Константин Янкаускас, шедший на выборы в Госдуму от "Парнаса", предполагает, что несистемная оппозиция в Москве на этих выборах могла рассчитывать на 15-20 процентов голосов. Например, столько получил Гудков в своем округе и столько в сумме получили сам Янкаускас и конкурировавшая с ним "яблочница" Елена Русакова.

"Но чтобы выиграть, надо на 10 процентов больше! Вина лежит на руководстве обоих партий, которые не смогли провести яркую федеральную кампанию", - делает вывод Янкаускас.

По его мнению, локальные предвыборные кампании одномандатников-демократов оказались ярче и активнее, чем федеральные кампании их собственных партий.

"Единственный человек, кто вел федеральную кампанию, как ни странно, это [вошедший в тройку федерального списка "Парнаса" Вячеслав] Мальцев. Он действительно ездил, продвигал, участвовал в дебатах. Никто больше на подобном или таком же уровне федеральную кампанию не вел. Мне не ясно, почему Явлинский или лидеры "Парнаса" так не делали", - сетует Константин Янкаускас.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Националист Вячеслав Мальцев неожиданно для многих оказался в тройке федерального списка "Парнаса", а затем провел одну из самых ярких предвыборных кампаний, яростно участвуя в дебатах на федеральных телеканалах

В итоге Янкаускас проиграл Русаковой, но в отличие от нее показал результат лучше, чем выдвинувшая его партия.

"Я набрал больше, чем партия, но мне этого не хватило, чтобы выиграть. Не хватило денег, чтобы покрыть весь округ. Был дефицит в людях. Выше головы прыгнуть не получилось", - заключает Константин Янкаускас.

Об отсутствии поддержки с федерального уровня говорит и лидер петербургского "Парнаса" Андрей Пивоваров, взявший на себя вину за поражение партии в городе, но отметивший, что средств на полноценную кампанию у его штаба просто не было.

"В Петербурге у нас сложилась скорее команда единомышленников, опиравшаяся в большей степени на свои собственные силы, без федеральной или даже городской поддержки", - написал Пивоваров в своем "Фейсбуке" по итогам выборов.

Ходорковский выборами доволен

Константин Янкаускас участвовал в выборах не только от партии "Парнас", но и при поддержке проекта Михаила Ходорковского "Открытые выборы".

Смысл участия бывшего главы ЮКОСа в нынешних выборах остался, судя по всему, загадкой для российской несистемной оппозиции.

Бывший олигарх отказался от роли "кошелька" для поддержанных им кандидатов, ограничившись помощью в организации предвыборных штабов. Деньги на свои кампании кандидатам пришлось искать самостоятельно.

В результате разношерстный набор начинающих политиков проекта "Открытые выборы" произвел на свет лишь одну по-настоящему громкую сенсацию: почти неизвестная рядовым избирателям Мария Баронова решила идти на выборы без поддержки какой-либо из партий и вопреки всем прогнозам сумела в Центральном округе Москвы собрать в свою поддержку 15 тысяч подписей.

Вопреки первоначальным договоренностям, "Парнас" и "Яблоко" не поддержали Баронову на выборах в ЦАО, выдвинув собственного кандидата - профессора Андрея Зубова. Как показало голосование, единый кандидат "Парнаса" и "Яблока" набрал на несколько процентов больше самовыдвиженки Ходорковского, но их суммарный результата все равно оказался намного ниже результата победившего единороса Николая Гончара.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В отличие от Явлинского, лидер "Парнаса" Михаил Касьянов после поражения партии на парламентских выборах объявил о том, что не собирается претендовать на роль кандидата в президенты

Из 19 кандидатов "Открытых выборов" лишь Марии Бароновой и Константину Янкаускасу удалось набрать солидное число голосов избирателей (оба в своих округах набрали около 8%).

"Для меня это крайне маленький результат. Неприлично маленький", - самокритично резюмировала Баронова свое участие в выборах.

Однако Михаил Ходорковский, подводя итоги, как он выразился, "политико-образовательного" проекта "Открытые выборы", назвал его успешным. По его подсчетам, за всех 19 кандидатов проекта свои голоса отдали совокупно 100 тыс. человек.

"А средний процент (больше 3%), превышающий показанный партийными списками не вошедших в Думу партий, демонстрирует: в обществе есть запрос на такие новые подходы и новые имена", - считает Михаил Ходорковский.

Победа в Щукино

Остальные несистемные демократы не пытаются скрыть свое разочарование итогами выборов, однако настаивают на том, что потратили свои силы и деньги не зря.

Сергей Давидис признает, что с самого начала не питал особых иллюзий по поводу выборов.

"Участие ценно не эфемерными надеждами получить два или пять мандатов - это было бы приятным бонусом. Участие - это демонстрация наличия демократической альтернативы. Сохранение субъектности. Взаимодействие с людьми - кого-то же удается убеждать. Возможность мобилизовать актив. Если люди ничего не будут делать годами, они утратят интерес к этому делу. Режим по сути авторитарный, но при этом в свое оправдание использует подобие демократических институтов. Это грех не использовать", - резюмирует Сергей Давидис.

Максим Кац признает, что собственных денег на кампанию Гудкова он почти не тратил - но потратил "полгода жизни".

"Деньги находил либо кандидат, либо фандрайзом. Были ли они потрачены зря или нет - спросите тех, кто их жертвовал. Я считаю, что время я потратил не зря. Мы пытались и почти дотянулись. Мы развиваем политический процесс", - считает Максим Кац, с гордостью называя свою команду волонтеров самой опытной и эффективной в стране.

Однако пост в своем блоге, посвященный итогам выборов, он заканчивает с большим скепсисом, сомневаясь, будет ли он "пытаться толкать эту махину в будущем".

До сего момента Максим Кац был муниципальным депутатом московского района Щукино. В прошедших в воскресенье параллельно с парламентскими выборах нового состава депутатов муниципалитета Кац решил не принимать участия, но поддерживал выдвинувшихся там независимых кандидатов.

И, судя по всему, именно в Щукино оппозиции удалось одержать едва ли не единственную полноценную победу на выборах: из 15 мандатов восемь достались независимым кандидатам и лишь семь - "Единой России".

Новости по теме